!DESKTOP_VERSION!
Земляной Вал, 9 109004 Москва, Россия
+79165566002

«У него была мысленная установка, что он был артистом, а не футболистом». История Эдриана Доэрти, потерянного гения футбола

«У него была мысленная установка, что он был артистом, а не футболистом». История Эдриана Доэрти, потерянного гения футбола

Перевод четырнадцатой главы о забытом таланте Класса '92.

Легенда гласит, что одной из проблем, огорчивших Алекса Фергюсона во время его появления в «Манчестер Юнайтед», была устранена спорным решением продать Нормана Уайтсайда и Пола Макграта за каких-то два неспокойных дня летом 1989 года. «Я должен был избавиться от мысли, что "Манчестер Юнайтед" был клубом пьяниц, – писал Фергюсон в своей автобиографии «Шесть лет в "Юнайтед"». – Я понимал, что если мы хотим, чтобы команда соответствовала видению и ожиданиям болельщиков, ценивших класс и стиль, то дисциплина должна занимать не последнее место».

Борьба с пьянством, однако, не завершилась в одночасье. Как писал Ли Шарп в своей автобиографии, Фергюсону было сложно подавить культуру потребления алкоголя, когда «одним из главных в то время любителем выпить и душой пьяной компании был выдающийся боец и лидер Брайан Робсон,... Король всего, что связано с "Юнайтед" того времени». Несмотря на то, что Фергюсон пытался установить полную власть в раздевалке «Юнайтед», пьянки продолжались не только по субботам, но и долгими будничными вечерами в пабе «Гриффин» в Боудоне, отеле «Фор Сизонс» в Хейл Барнс и других кабаках Большого Манчестера. В то время такая картина была типичной для всего английского футбола, но новичков клуба удивляло то, что в «Юнайтед» это не искоренили. Рой Кин как-то сказал, что, появившись в команде, был впечатлён «серьёзной субкультурой пьяниц». Это было в 1993 году. По словам Кина, Робсон всё ещё был в центре событий.

Будучи настоящим капитаном, Робсон, по его собственному утверждению, мог выпить кучу пинт пива и потом идти ровно и не выглядеть глупо, организовывал вечеринки, которые были не для слабовольных. Для молодых игроков плацдармом для вступления в клуб любителей выпить имени Робсона был, что неудивительно, аналогичный клуб резервной команды. «По вторникам или средам мы ходили в "Прайори Армс" в Солфорде выпустить пар, – говорит ирландский защитник резервистов Дерек Брэзил. – А субботними вечерами мы отправлялись в центр города».

Брайан Робсон
Брайан Робсон

Доэрти тоже в этом участвовал? «Иногда он ходил с нами, – отвечает Брэзил. – Но пара стаканов – и он уже был пьян. Как-то раз мне пришлось его вести обратно в "дом Бренды"».

✳✳✳

«Дом Бренды» имел настолько дурную славу среди бывших игроков «Манчестер Юнайтед», что непосвящённый мог подумать, что это крайне злачное место. «Это был немного сумасшедший дом», – говорят Маркус Брамельд и Майкл Грей. «Хаос. Серьёзно, там был сущий хаос!» – вспоминает Дэвид Джонсон. Ли Шарп же в своей книге назвал его «настоящим гадюшником».

«Домом Бренды» называли два примыкающих друг к другу дома с террасами в Солфорде на Прайори Авеню, тихой вымощенной булыжником улице в минуте ходьбы от Клиффа. Эти два дома служили приютом для большинства молодых игроков, прошедших систему «Юнайтед», в течение долгих лет. Кто-то с любовью вспоминает это место, а кто-то кривит лицо. Однако никто не может забыть времена в «доме Бренды».

Домовладелицей была очаровательная Бренда Гослинг. Воскресным утром в начале 2015 года, встретив на пороге незваного гостя, она отказалась пообщаться с ним об Эдриане Доэрти перед выходом книги о нём. Бренда сказала, что нет ничего личного, но она уверена, что клуб это одобрит. Однако она помнила, как Эдриан заселился, а также как в начале сезона 1990/91 он закружил её в танце, пребывая в восторге от того, что она нашла и погладила ему одежду. Она избавила его от очередного конфуза, когда его срочно вызвали в первую команду. Её улыбка была такой же нежной, как и у всех остальных, когда они говорят о Доэрти, но давать интервью она отказалась и сделала это настолько очаровательно, что настаивать было невозможно.

Несмотря на своё очарование, Гослинг казалась грозной дамой – не той, что могла легко позволить своим юным жильцам выйти из-под контроля. В её владениях им не было дозволено выпивать. У них также был комендантский час, и они не могли тайно проводить девушек. Если там и существовала анархия в виде глупых игр, которые они могли придумать, то они не отличались от той ерунды, что происходила в раздевалке Клиффа в отсутствие тренеров. В «Юнайтед» игроки всё ещё могли вести себя дико за спиной руководства в лице Алекса Фергюсона, Эрика Харрисона и Бренды Гослинг.

У приезжих игроков, чьи семьи не были рядом, свободного времени вдали от руководства было гораздо больше. «Без всякого сомнения, нам было тяжелее, чем местным ребятам, которые каждый вечер отправлялись домой и были под присмотром родителей, – говорит Колин Телфорд, североирландский нападающий, переехавший к Бренде в июле 1990 года. – Несмотря на то, что нас там ждала довольно жёсткая дисциплина (и хозяйки дали нам это понять), они не могли следить за нами 24 часа в сутки».

✳✳✳

Алекс Фергюсон гордился тем, что имел сеть информаторов, зачастую недовольных болельщиков «Манчестер Юнайтед», которые обычно выпивали в пабах Чешира и Большого Манчестера и сообщали, когда игроки веселились больше допустимого. Будет уместным предположить, что у него не было доносчика в винном баре «Фоллиз» на Уитворт-стрит в двух шагах от Пикадилли, куда в понедельник вечером любил заходить Эдриан Доэрти.

Уитворт-стрит
Уитворт-стрит

«Нет, не думаю, что мы были в поле зрения Мистера Фергюсона, – смеётся Пол Чи. – Не думаю, что он знал о существовании этого места. По выходным это был клуб для девушек, полагаю, лесбиянок. Но там были не против, чтобы мы играли по понедельникам».

Под «мы» имелась в виду группа людей, которые называли себя «Клубом новых трубадуров». В его состав входили Пол Чи, Чес Ригби и другие поклонники музыки из Манчестера, искавшие площадку, где местные исполнители акустической музыки могли играть свой новый материал. «Там собирались исполнители авторских песен, – говорит Ригби. – Исключительно акустические концерты, никакого электронного звучания. Там было темно и накурено – идеальное место для концертов. За ночь выступало, наверное, десять-пятнадцать артистов».

«Это заведение было очень интересным, – говорит Пол Чи. – Там было много молодых людей. Пожалуй, оно было единственным местом, где начинающий перспективный исполнитель мог показать зрителю свои сочинения».

Среди артистов, которые выступали на сцене «Клуба новых трубадуров», были Дэвид Грэй, ставший знаменитым и продавший миллионы копий своего альбома в конце 1990-х годов; Брайан Глэнси (который был близким другом и шафером упомянутого Дэвида Грэя), известный композитор, чьим псевдонимом («The Seldom Seen Kid») был назван четвёртый альбом группы «Elbow», удостоенный премии «Mercury Prize», через два года после его смерти в 2008 году; Генри Нормал, поэт, ставший очень успешным телевизионным сценаристом и продюсером; и Эдриан Доэрти, который выступал перед аудиторией, не подозревающей, что это был без пяти минут игрок первой команды «Манчестер Юнайтед».

«О, да, Эдриан выступал там, – говорит Ригби. – Не думаю, что он был особо популярен, но он точно выступал на сцене. Помню, он исполнял песни Боба Дилана, но также и свои собственные».

Хорошо ли он выступал? «Он дурачился, делал это ради смеха, – продолжает Ригби. – Он не относился к этому серьёзно. Там было много поэтов, которые подходили к этому делу очень серьёзно, даже выпендривались. Не припомню, чтобы Эдриан читал свои стихи, но его песни были забавными и оригинальными. Люди смеялись. Если бы он продолжал своё творчество, у него появились бы поклонники. После выступления он мог выпить с нами. Он любил веселиться. В том заведении он был глотком свежего воздуха».

Имели ли они представление, кем он был? «Нет, мы и понятия не имели, – отвечает Ригби. – Он как-то сказал, что играет в футбол, но большего мы не знали, несмотря на то, что я и Брайан были ярыми болельщиками "Юнайтед". Мы спрашивали его, чем он занимается, но он не рассказывал ничего конкретного. Несколько месяцев спустя Брайан пришёл в "Трубадур" с ежегодником "Манчестер Юнайтед" и показывал пальцем на состав команды: "Смотри сюда, ты не поверишь". Мы сказали Эдриану, что раскусили его, на что он рассмеялся и ответил что-то вроде: "Вот вы уроды". Но и после этого случая он не особо говорил на эту тему. Думаю, у него была мысленная установка, что там он был артистом, а не футболистом».

✳✳✳

Стартовал новый сезон, и пришло время перестановки в Клиффе. В июле 1990-го года во время предсезонной подготовки Эдриану сообщили, что он будет играть за резерв, в то время как его ровесники, включая Райана Гиггза (так официально его звали теперь, когда он взял девичью фамилию матери после развода с его отцом Дэнни Уилсоном), остались в молодёжных командах. Доэрти превзошёл некоторых резервистов прошлого сезона, таких как Уэйн Буллимор, Киран Тол, Ли Коста и Джон Шоттон. У резерва была привлекательная программа предсезонки с матчами против первых команд «Киддерминстер Харриерс» и «Барнет», после чего начинался турнир резервных команд, в котором также участвовали «Эвертон» и «Ливерпуль». Команда А тем временем возвращалась на Литтлтон-роуд, чтобы сыграть против «Броудхит Сентрал Клаб» и «Аптон Атлетик».

«Это всегда тяжело, когда кто-то тебя обходит, – говорит Киран Тол. – Подобное было впервые. Позже такой же прорыв совершил Райан Гиггз. Талант Дока был умопомрачительным, с этим просто нельзя было поспорить. Двери первой команды открывались для него. В ней на левом краю играл Ли Шарп. Правый фланг (позицию Дока) делили Дэнни Уоллес, который получил несколько травм, и Рассел Бердсмор. Рассел – отличный парень, у него была хорошая карьера, но звёзд с неба он не хватал. Так что я думаю, первой команде нужен был такой игрок, как Док».

Переход в резерв вызвал у Доэрти смешанные чувства. В четырёх из семи предсезонных матчей резервной команды он был в числе запасных, выйдя со скамейки лишь раз. Что ещё хуже, он попал в неприятную ситуацию, когда отправился с одноклубниками утопить печаль в выпивке после неудачного выступления в турнире «Студио Тен Челлендж Трофи», который проходил в Корнуолл. Но проблема была не в пьянке, а в том, что его заметили в обнимку с соперником из «Ливерпуля». Тренер резерва «Ливерпуля» Фил Томпсон весь вечер только и говорил ему, насколько он хорош. Тренерскому штабу «Юнайтед», конечно, это не понравилось.

Фил Томпсон (слева)
Фил Томпсон (слева)

В начале сезона 1990/91 с целью поддержания формы резерв пополнили игроки первой команды – Джим Лейтон, Вив Андерсон, Колин Гибсон, Ральф Милн, а также Бердсмор и Шарп. Поэтому Доэрти пришлось вернуться в команду А. Друзья и одноклубники вспоминают, что Доэрти было непросто с этим справиться. Это было похоже на синдром второго сезона. Возможно, он был расстроен тем, что пришлось потерять домашний уют Маннингов в Левеншульме, хоть и находился «дом Бренды» в двух остановках от того места, где он жил ранее. Оглядываясь назад, тяжело понять, почему кто-то мог посчитать, что дом, полный юнцов с играющими гормонами и кучей свободного времени по вечерам, был лучшей идеей, чем найти приезжим ребятам семьи, в которых были бы все домашние условия. Как бы то ни было, проблема тоски по дому вновь встала остро, но помощь была уже близко.

✳✳✳

Количество заявлений в три университета Манчестера стремительно росло в конце 1980-х годов, а в начале 1990-х годов студенты со всей страны решили поступать именно туда. «Я поступил в Солфорде, – говорит Гарет Доэрти. – Выбор был очевиден. Отчасти потому что я болел за "Юнайтед", отчасти из-за любимых групп, которые были из Манчестера, но прежде всего потому, что Эдриан находился там. Мы это обсуждали семьёй».

В первый год учёбы в Солфорде Гарет жил на Веллингтон-стрит неподалёку от своего брата, который жил на Прайори-авеню. «Эдриан не особо любил созваниваться, так что мы обычно заходили друг к другу раз или два в неделю, – рассказывает Гарет. – Его жильё походило на студенческое общежитие, разве что им там готовили и, уверен, убирались за ними в ванных комнатах. Порой мы выпивали по паре пинт в "Прайори-Армс". Дарен Фергюсон, Колин Макки и другие игроки тоже туда заглядывали. Эдриан как-то даже провёл меня на тренировочную базу, в столовую, и представил меня некоторым игрокам. Фергюсон, Макки и другие были отличными ребятами, но некоторые смотрели на меня свысока. Я тогда впервые попробовал спагетти болоньезе. Эдриан сказал мне: "Это вкусно, попробуй". На что я ответил: "А как вы это едите?"».

«Порой мы тусовались вместе, но не надоедали друг другу. Мы могли встретиться в прачечной, чтобы поболтать, как бы странно это ни звучало, пойти в кино в Солфорд Киз или выбраться в центр на концерт. Чаще он заходил ко мне, и мы общались вместе с ребятами, с которыми я жил. Он с ними легко находил общий язык, но никогда не говорил о футболе, только о музыке или чём-то другом. Мы много играли в дартс. Кто набирал меньше очков, готовил всем чай. Эдриан редко проигрывал. Иногда он присоединялся к нашей компании в пабе и выпивал пару пинт "Гиннесса". Уверен, его товарищи по команде задавались вопросом, где пропадал Эдриан, но потом, скорее всего, отправлялись в "Дискотек-Ройал", где напивались гораздо сильнее».

Шоу в «Дискотек-Ройал», 1981 год

Шон Ферри тоже переехал к своему кузену в Манчестер, но жил гораздо дальше, в Дидсбери. «В мои первые выходные в Манчестере мы собрались все вместе, поехали в центр, где встретили игроков "Юнайтед" – Даррена Фергюсона, Ли Коста и других, – рассказывает Ферри. – Несколько недель спустя я столкнулся с ними в "МакДональдс", и они восхищённо отзывались об Эдриане: "Ты же приятель Дока? Он великолепен! Потрясающий игрок!"».

✳✳✳

«Дом Бренды» охватила паника. К ним заселялся Даррен Фергюсон. Сейчас уже никто точно не может сказать, была это личная инициатива сына главного тренера с целью заткнуть рты тем, кто считал его «папенькиным сынком», или Алекс Фергюсон всё же сам отправил его туда, чтобы доказать, что не так всё плохо у Бренды, как молвили слухи. Джулиано Майорана вспоминает: «Все были в бешенстве и волновались, что он будет шпионить за нами».

Успехи Даррена Фергюсона сопровождались ожидаемыми обвинениями одноклубников и фанатов в отцовской протекции. Они с отцом, однако, всегда считали, что его судили гораздо строже лишь из-за того, чьим сыном он был. «К Даррену относились иначе, чем ко всем остальным, потому что тренером был его отец, – говорит Ли Коста. – Мы с ним шутили на эту тему, но он был в очень непростой ситуации».

Даррен Фергюсон проявил себя с двух разных сторон. Ему удалось показать, что он является куда более добротным игроком, чем его брат-близнец Джейсон, который, несмотря на приличное количество забитых голов в команде В сезоном ранее, решил найти себе другую работу в футбольной индустрии. Другой стороной были компанейские качества, которые сделали его крайне популярной фигурой среди одноклубников. Когда они узнали его получше, мыслей о том, что он был безупречным «папенькиным сыночком», больше не возникало. «Даррен был отличным парнем, – говорит Киран Тол. – Он мог попить с нами пива, выкурить сигарету. Он любил оттянуться».

Переехав в «дом Бренды», Даррен перестал ездить с отцом домой в Уилмслоу после тренировки. Он как никогда сблизился с остальными ребятами, и все почувствовали, что он стал одним из них. Он также был одним из немногих, кто мог вытащить Эдриана Доэрти в паб. Даррен Фергюсон, Ли Коста, Крейг Лоутон, Колин Макки, Колин Телфорд, Маркус Брамельд, а позже и Пэт Макгиббон с Кейтом Гиллеспи были теми игроками, с которыми Доэрти хорошо ладил. Неслучайно все они были кельтского происхождения. Доэрти всё ещё проводил свободное время по-своему, в том числе в «Клубе новых трубадуров», но чаще стал появляться с товарищами, нежели в одиночестве.

«У нас была хорошая компания, – рассказывает Брамельд. – Док был единственный, у кого были совершенно иные интересы. Он как-то привёл нас в студенческий профсоюз вечером вторника или среды. Обычно мы ходили в ночные клубы, куда нужно было принарядиться. "Господи, Док, зачем ты нас сюда притащил?" Потом всё заканчивалось в какой-то случайной квартире. С нами он довольно часто куда-нибудь ходил. Он вёл себя тихо, не был особо заметен. Остальные были намного шумнее».

Даррен Фергюсон со своим папой (слева) и Райаном Гиггзом (справа)
Даррен Фергюсон со своим папой (слева) и Райаном Гиггзом (справа)

Даррен Фергюсон больше других наслаждался жизнью в «доме Бренды». Как-то раз во время одного из загулов он позволил себе лишнего, и его внезапно отправили домой. При всех обвинениях в кумовстве, кажется, единственным проявлением особого отношения к нему был ультиматум по возвращении к родителям, в то время как другим не предоставляли иного выбора, кроме как остаться в «доме Бренды». И, возможно, оглядываясь назад, это было куда большей пользой, чем он или остальные могли представлять себе в то время.

✳✳✳

Почти сразу после того, как Эдриан Доэрти вернулся из Страбана годом ранее, его ровесники в Клиффе чувствовали, что он будет следующим, кто дебютирует за «Манчестер Юнайтед». Теперь же некоторые из них стали сомневаться. «Мне казалось, что с Доком не хотели торопиться, – объясняет Маркус Брамельд. – Знаю, он уже побывал в первой команде, но не уверен, что менеджер вообще собирался его включать в состав. Может, манера поведения Дока была тому причиной».

Питер Смит придерживается того же мнения: «Док был готов, и он, несомненно, проявил бы себя лучшим образом, потому что был психологически выносливым, по крайней мере, на поле. Вне поля, однако, он был немного…».

Непредсказуемым? «Точно, – отвечает Смит. – Потому что для меня (и можете спросить кого угодно) он был на одном уровне с Райаном Гиггзом по таланту, скорости, стойкости, желанию владеть мячом, умению забивать. Просто у него была и другая сторона. Мне казалось, что менеджер не мог им рисковать и думал: "Я хочу дать ему шанс, но что я имею?" Нельзя играть за первую команду в воскресенье, а в понедельник петь в клубе, не так ли?»

Что навело Смита на мысль о том, что Алекс Фергюсон и тренерский штаб охладели к Доэрти? Кто-то что-то сказал? «У меня просто было такое чувство, – объясняет Смит. – В первом сезоне в молодёжной команде всё, что нам нужно было, чтобы выиграть матч, – это Гиггз слева и Доэрти справа. Позже философия не изменилась, но нам уже не так сильно её навязывали».

Дебют Райана Гиггза за сборную Уэльса в 1991 году
Дебют Райана Гиггза за сборную Уэльса в 1991 году

Райан Гиггз закончил школу, и перевод в резерв казался странным решением, однако никого не смущал тот факт, что его привлекли к шести матчам подряд за вторую команду в период с середины октября по начало декабря. Эта серия игр определённо добавила Гиггзу чувства причастности, особенно на фоне того, что клуб вёл с ним переговоры о первом профессиональном контракте. В «Юнайтед» были рады, что незначительные недостатки молодого игрока постепенно с каждой неделей сглаживались. 29 ноября, когда ему исполнилось семнадцать, Райан увидел перед собой пятилетний контракт. Он немедленно его подписал. На все пять лет, естественно.

✳✳✳

Когда Джим Хантер и другие члены североирландского отделения фан-клуба «Манчестер Юнайтед» под названием «Мурн-энд-Дистрикт» прибыли в Манчестер в декабре 1990 года, они спросили работника «Олд Траффорд» Барри Мурхауза, как идут дела у парня из Страбана. Обычно Барри был весьма разговорчив. В этот раз он только ответил им, что Эдриан Доэрти «немного подавлен и скучает по дому».

Группа приезжих болельщиков уже запланировала посетить матч команды А против «Ливерпуля» в Клиффе на следующее утро, в тот же день, когда первая команда должна была сыграть дома против «Лидс Юнайтед». Роль молодёжного состава увеличивалась в то время. Но увиденное в первой половине встречи их разочаровало. «Эдриан выглядел так, будто футбол его больше не интересовал, – рассказывает Хантер. – В первом тайме вся команда играла ужасно. Алекс Фергюсон наблюдал за игрой из своего офиса наверху и стучал по окну. В перерыве Эдриан заметил нас, и что-то резко поменялось. Во втором тайме он был невероятен».

В тот день они разбили «Ливерпуль» со счётом 5–1. Доэрти забил третий мяч и выжал все соки из оппонентов, включая обычно хладнокровного 35-летнего Алана Хансена, которому оставалось два месяца до завершения карьеры из-за проблем с коленом. Кто знает, возможно, решение он принял уже в тот день в Клиффе. «Эдриан его разрывал, – говорит Хантер. – Это выводило Хансена из себя».

Мучения «Ливерпуля» закончились голом Хансена в свои ворота. Алан Тонг, который не смог принять участие в том матче из-за травмы, убеждён, что Хансен сделал это от безысходности. «Он вонзил мяч головой мимо собственного вратаря, – говорит он. – Мне кажется, он был огорчён тем, как наши ребята их "размазали". Док был в ударе. Он их просто уничтожил».

Алан Хансен
Алан Хансен

После матча Хантер спросил Фила Томпсона об игре Доэрти. Тренер «Ливерпуля» ответил следующее: «Если он когда-либо покинет "Юнайтед", я отправлюсь босиком в Манчестер, чтобы его подписать».

Позже Доэрти поблагодарил приехавших болельщиков за поддержку и сказал, что присоединится к ним на «Олд Траффорд» на матче с «Лидсом». «Во время игры и в автобусе люди просили у него автографы, – говорит Хантер. – Он стеснялся, но провёл с нами весь вечер и даже отправился в отель, где мы немного выпили вместе».

«Помню, кто-то спросил, что он думает об игре против "Челси", которая была пару недель назад. Эдриан искренне не знал, что ответить. Ему было интересней говорить о книгах, игре на гитаре. С футболистами обычно о таком не поговоришь. Мы обсуждали книги, фильмы, философию, музыку, а потом все слушали, как он играет на гитаре».

✳✳✳

Эдриан Доэрти вновь был в обойме. Когда осенняя хандра прошла, его во второй раз вызвали в первую команду на матч против «Куинз Парк Рейнджерс», который состоялся 19 января. Именно тогда он закружил в танце Бренду Гослинг. В «Манчестер Юнайтед» опять было много травм, и семнадцатилетний парень вместе с Нилом Уитвортом и Дарреном Фергюсоном были вызваны на подмену Марку Хьюзу и другим, если те не пройдут тест на физическую готовность. «Мы имеем в запасе трёх молодых игроков на случай, если кто-то из основных не сможет участвовать в матче, – сообщил репортёрам Алекс Фергюсон за день до игры. – Вместе с тем я не против выпустить одного или двух из них, если понадобится. Все они заслужили это игрой за резервную команду».

Уитворт, Фергюсон-младший и Доэрти смотрели матч с трибун «Лофтус Роуд», но это был очередной шаг к дебюту в первой команде. Позже, когда Доэрти направлялся к тренеру, его встретил молодой болельщик «Юнайтед» Тим Глинн-Джонс, который попросил об интервью для своего фанзина «Шэнкилл-скинхед». Доэрти согласился и дал номер телефона «дома Бренды», чтобы созвониться на неделе. «Это были времена, когда с игроками ещё можно было пообщаться», – вспоминает Глинн-Джонс.

Когда ты спрашиваешь молодого игрока о его амбициях, ожидаешь услышать в ответ нечто вроде «победа в лиге», или «победный гол в финале кубка», или «вызов в сборную».

Но Эдриан был другим. «Я хочу закончить книгу. Это приключенческая история, но готова только половина. Я застрял на одном месте, и эта проблема волнует меня сейчас. Я написал 75 страниц, но дальше не получается. Мне бы хотелось закончить её до конца года».

Номер «Шэнкилл-скинхед» с интервью Ли Шарпа
Номер «Шэнкилл-скинхед» с интервью Ли Шарпа

Глинн-Джонс тепло вспоминает ту беседу с Доэрти. «Эдриан был очень харизматичным, – рассказывает он. – Он был уверен в себе, но вёл себя как обычный ребёнок. Я брал интервью у Ли Шарпа, который был более известным – он вёл себя немного сдержанно. Но Эдриан был естественным и общительным. Я спросил его, как он балует себя, и он ответил, что любит дигестивное печенье (шоколадное, кажется) и играть на гитаре».

В интервью Доэрти привёл список того, что он любил поесть, – хлеб с джемом, тосты, жареная картошка, мягкая карамель, конфеты «Тоффо» и дигестивы («очень хорошее печенье»), а также рассказал, как ему нравится в Манчестере и в «доме Бренды». «Манчестер – отличное место, – говорил он. – Здесь всегда есть, чем заняться, в отличие от моего родного города. Знаешь, в Страбане нет ни одной дискотеки. Я люблю Страбан, но понимаешь, оттуда надо выбираться. Поначалу я скучал по дому, но сейчас мне попроще. Жильё прекрасное. Нас отлично кормят, десерты и прочее. Серьёзно, всё отлично».

Кое-что в его интервью особенно запомнилось. На вопрос, мечтал ли он в четырнадцать лет играть за «Юнайтед», Доэрти ответил: «Меня не так сильно это волновало. Мне просто повезло, что представился такой шанс. Но я был очень рад. Я бы не отказался от чего-то подобного».

Это был не совсем тот Эдриан, которого помнили его друзья из Страбана, когда он в одиночку вечерами пропадал на школьных полях. Но это соответствовало бесцеремонной манере, в которой он отвечал на любой вопрос о футболе с того момента как прибыл в Манчестер. «Складывалось впечатление, что он ни на что не обращает внимание, – говорит Ли Коста. – Не сомневаюсь, он хотел этого, как и любой из нас, но показывал это иначе. Его мировосприятие не всем было понятно, но его это устраивало. На поле он летал. Это был лишь вопрос времени, когда он выйдет за первую команду».

✳✳✳

Эдриан Доэрти и Райан Гиггз, два семнадцатилетних парня, которые были успешны в «Манчестер Юнайтед», обычно противопоставлялись друг другу. Кто был быстрее? «Примерно одинаково, – говорит Гиггз. – В понедельник утром Эрик Харрисон обычно проводил занятия на скорость бега и нас двоих всегда ставил в паре, потому что мы были быстрее остальных. Раз выиграю я, в следующий раз – Док. Он был невероятно быстрым. Ребята наблюдали за нами у бровки, болели за нас. Это нас подстёгивало. Появлялся дух соперничества. Я не хотел проигрывать».

В последний год, казалось, гонка шла и за попадание в первую команду. Иногда один продвигался ближе к цели, иногда – другой. Предыдущий спринт был за Доэрти. Осенью же впереди был Гиггз. Теперь, в начале 1991 года, все вновь заговорили о Доэрти. Он был, как говорит Гиггз, «на пороге своего дебюта в основной команде».

1 глава | 2 глава | 3 глава | 4 глава | 5 глава | 6 глава | 7 глава | 8 глава | 9 глава
10 глава | 11 глава12 глава | 13 глава

Автор
Оливер Кей
Перевод
Дмитрий Захаров
Редактура
Евгения Шестакова
Эдриан Доэрти Книги Даррен Фергюсон Алекс Фергюсон

Другие материалы категории «Книги»

Комментарии

Наверх