!DESKTOP_VERSION!
Земляной Вал, 9 109004 Москва, Россия
+79165566002

«Что бы он ни делал, писал бы рассказ, песню или играл в футбол, он делал это прекрасно». История Эдриана Доэрти, потерянного гения футбола

«Что бы он ни делал, писал бы рассказ, песню или играл в футбол, он делал это прекрасно». История Эдриана Доэрти, потерянного гения футбола

Перевод триннадцатой главы о забытом таланте Класса '92.

Заголовок газеты Manchester Evening News был переполнен восхищением: «Удивительный мальчик созрел! – писал Дэвид Мик. – "Манчестер Юнайтед" планирует громкий дебют неизвестного 16-летнего вингера Эдриана Доэрти». Далее автор утверждает, что «тренерский штаб убедил Алекса Фергюсона задействовать паренька из Белфаста на взрослом уровне» и что «за кулисами «Олд Траффорд» Доэрти уже впечатлил всех, как никто другой, со времён Джорджа Беста, получившего шанс в своё время».

Кроме упоминания Белфаста, всё остальное было правдой. За день до выхода статьи Доэрти отправился с первой командой в Саутгемптон, где должен был появиться в запасе, если хронические проблемы «Юнайтед» с травмами продолжатся и Нил Уэбб и Дэнни Уоллес не пройдут тест на физическую готовность к матчу. Выйди Доэрти на замену на стадионе «Делл», в возрасте 16 лет и 287 дней он бы стал самым юным полевым игроком, который дебютировал в основном составе клуба, опередив Дункана Эдвардса, дебют которого состоялся в 1953 году.

Дункан Эдвардс уходит с поля после своего дебюта в «Манчестер Юнайтед» в возрасте 16 лет
Дункан Эдвардс уходит с поля после своего дебюта в «Манчестер Юнайтед» в возрасте 16 лет

Однако в идеальной ситуации Фергюсон не собирался задействовать Доэрти по двум причинам, которые были озвучены в Evening News и в беседе тренера с отцом Доэрти двадцать лет спустя. Во-первых, Фергюсон не был готов выпустить столь молодого игрока в матче, который газеты окрестили «жестокой схваткой за выживание в Первом дивизионе». И во-вторых, Доэрти нужен был в полуфинале Молодёжного кубка против соседей из «Сити» двумя днями позже – игре, в которой Фергюсон и его тренерский штаб жаждали победы, чтобы доказать, что ставка на молодёжь была сделана не зря. Несмотря на эти причины, намекающие скорее на слабость «Юнайтед», а не Доэрти, Фергюсон чувствовал, что новичок будет готов к суровым требованиям основной команды, если понадобится. Ссылаясь на слова Фергюсона или Арчи Нокса, в своей статье Мик написал: «Если бы у "Юнайтед" не было таких проблем, он был бы готов выпустить вундеркинда в первой команде».

«Я могу это подтвердить, – говорит Нокс, отвечая на вопрос о том, действительно ли Фергюсон допускал возможный дебют шестнадцатилетнего Доэрти против "Саутгемптона" в случае необходимости. – Мы бы не держали просто так на скамейке запасных юношу, которого нельзя было использовать. Алекс всегда давал шанс молодым, а у Эдриана был подходящий темперамент. Это говорит о том, как высоко его ценили. Всё это происходило в его первый год в клубе – парень пришёл школьником и уже вскоре ездил на матчи с основной командой. Не думаю, что Дэвид Бекхэм или Пол Скоулз могли таким похвастаться в шестнадцать и даже семнадцать лет».

✳✳✳

Найл Данфи и Ди Дивэйни давно планировали, что, когда (не если) Эдриан Доэрти дебютирует за «Манчестер Юнайтед», они должны это увидеть. Они предполагали, что это должно случиться в сезоне 1991/92, когда ему исполнится восемнадцать, а они уже осядут в Англии, обучаясь в университете, в идеале в Манчестере, Ливерпуле или Лидсе.

«И тут внезапно, – рассказывает Данфи, – Эйди звонит и говорит, что отправляется на выездную игру с первой командой, в которой он должен появиться в запасе. Шансов, что мы за день доберёмся из Страбана в Саутгемптон, не было никаких. Мы не могли прогулять колледж. Это было невозможно. Мы кусали локти. Эйди сказал, что нам не стоит волноваться. Позже он позвонил из отеля. Он уже сомневался, что выйдет на поле, но небольшой шанс оказаться в запасе всё же был. Это могло случиться, если кто-то провалил бы тест на физическую готовность перед матчем, так что он посоветовал нам на всякий случай высматривать его во время телетрансляции».

Это был первый раз на памяти кого-либо из Страбана, когда Доэрти сам начал разговор о футболе и собственных перспективах. «Он находился в полной эйфории, – говорит его брат Гарет. – Он позвонил и сказал: "Я поехал с первой командой и сейчас нахожусь в этом дорогом отеле. Возможно, я появлюсь на замене". Он был так взволнован, и мы тоже. Мы считали, если он и не дебютирует в матче против "Саутгемптона", то это будет только вопрос времени. А ведь ему было всего шестнадцать».

В пятницу, за день до матча, игроки «Юнайтед» и тренерский состав должны были ужинать в столовой отеля. Это должно быть пугающим для любого юного игрока, что уж говорить о первогодке, который, несмотря на удачное исполнение песни Боба Дилана, чувствовал себя ужасно стеснительным. Доэрти уже приходилось есть в одной столовой с первой командой в Клиффе, но сейчас ему предстояло сидеть за одним столом с Гари Паллистером, Нилом Уэббом, Полом Инсом, Брайаном Макклэйром, Марком Хьюзом – широко известными людьми. Он не был одержим этими именами. Напротив, он чувствовал себя неуютно, находясь рядом с такими большими личностями.

«Я отчётливо помню, как он спустился на ужин, – рассказывает бывший физиотерапевт команды Джим Макгрегор. – Почему я это помню? Да потому что он пришёл в столовую в тапочках. Мы все это помним. Обычно игроки приходят на ужин в спортивных костюмах и кроссовках, а на Доэрти были тапочки».

Как на это отреагировали Фергюсон и игроки? Подумали ли они, что у новичка не все дома? Или что он решил всех разыграть, чтобы расположить к себе? «Нисколько, – говорит Макгрегор. – И тренер, и весь штаб знали Доэрти. Все понимали, что это нормально для него. Наверное, там, где он жил раньше, он привык надевать тапочки каждый вечер. Вероятно, он хотел чувствовать себя как дома в отеле. Могу себе это представить. В этом был Эдриан. Он был отличным парнем, всеми любимым».

«Тот факт, что его взяли на ту выездную игру, означал, что тренер думал: "Нужно дать парню возможность сидеть с игроками основной команды на одном диване, жить в одном отеле и ужинать с ними, делить комнату в отеле". Он определённо был в планах тренера».

Нил Уэбб
Нил Уэбб

К утру субботы надежды Доэрти на дебют в основной команде пропали. Нил Уэбб и Дэнни Уоллес прошли тест на физическую готовность, и в дни, когда на матч заявляли только две замены, необходимости посадить на лавку одарённого шестнадцатилетнего игрока не было. Но Доэрти всё равно был в приподнятом настроении. «Можно было сказать, что он был доволен, потому что первым делом он бы никогда не позвонил мне в день матча и никогда не говорил бы о футболе, ведь он никогда не говорил о нём со мной по телефону, – вспоминает Дивэйни. – Наверное, он звонил бесплатно из отеля. Примерно в то же время, я помню, он рассказывал, что хорошо отыграл в паре матчей Молодёжного кубка. Эдриан обычно никогда не отмечал, что играл хорошо, поэтому всё у него было отлично».

Положение «Юнайтед» в чемпионате было ужасным. В период с 25 ноября 1989 года по 21 марта 1990 года они сыграли семнадцать матчей чемпионата, проиграв девять, шесть сведя вничью и выиграв только два. Поражения от «Ливерпуля» и «Шеффилд Уэнсдей» опустили команду на шестнадцатое место в двух очках от зоны вылета с восемью играми в запасе. К большому облегчению Фергюсона, им удалось выиграть 2-0 у «Саутгемптона». Это была первая из четырёх побед подряд, которые наряду с удачным выступлением в Кубке Англии ослабили давление над Фергюсоном. Тренер возвращался в Манчестер счастливым. «Я помню, Эдриан говорил мне, что, несмотря на то, что он не сыграл в том матче, он всё равно получил бонус за победу, – рассказывает друг Доэрти Пол Вон. – Что-то около 200 фунтов. Для него это было существенной суммой».

Как бы Доэрти потратил 200 фунтов? «Он бы, скорее всего, купил записи или новую гитару, – отвечает Пол. – Его не интересовали тачки или шмотки».

Хозяйка дома, в котором он жил, Джеральдин Мэннинг может точно сказать, на что Эдриан потратил свои первые премиальные: «Он купил старую пишущую машинку».

«Точно, могу в это поверить, – говорит Пол Вон. – Это было в его стиле».

✳✳✳

На игровой площадке жестоко палило солнце. Был обычный день, только голубое небо с облаками отделяло нас от того, что находится над ним.

– Дружище, я сильно хочу пить, –  отметил вслух Хампфри.

Он и его друг Бодегард следили за происходящим на игровой площадке без особого интереса и больше наблюдали за чайками, кружившими над ними, чтобы совсем не заскучать. Бодегарда тоже мучила жажда, но на редкость куда более нескончаемая и сильная, чем у его комрада. Это была жажда, которую можно было утолить либо откровением, либо прозрением. Видите ли, Бодегард был в поиске. Он искал какой-то смысл, который расставил бы всё по своим местам. Для него жизнь была широкой тропой, ведущей неизвестно куда, но пока что ему нужно было понять таинственные процессы и причины различных явлений. В любом случае, он старался и вскоре с головой погрузился в философские, псевдорелигиозные, антисоциальные приёмы развития. Он надеялся, что это приведёт его к конечной цели, и он достигнет желанного абсолютного удовлетворения.

(Эдриан Доэрти «Приключения Хампфри и Бодегарда». Вступление. Страница 1)

✳✳✳ 

«Он был немного странным, – говорит Стив Брюс. – Он определённо был необычным парнем». Это он ещё не знал о «Приключениях Хампфри и Бодегарда», абсурдистского и, к сожалению, незаконченного рассказа, который Эдриан Доэрти писал и кропотливо набирал на своей печатной машинке во время своих первых лет в «Манчестер Юнайтед».

Норман Уайтсайд забивает гол «Эвертону»
Норман Уайтсайд забивает гол «Эвертону»

В начале 1991 года в своём интервью «Шэнкилл-скинхеду» [Норману Уайтсайду – североирландскому игроку «Юнайтед» (1982—1989), получившему такое прозвище из-за агрессивного физического стиля игры - прим. пер.] Доэрти описал свой рассказ как «просто приключенческая история». Если сама мысль о начинающем профессиональном футболисте, который пишет приключенческий рассказ в возрасте 16-17 лет, кажется оригинальной, то сюжет его рассказа уж тем более. На первой странице Бодегард предстаёт псевдофилософом, пытающимся познать смысл жизни. Уже на третьей странице рассказа Бодегард «впадает в состояние, подобное трансу», говоря самому себе: «Необходимо забыть обо всех принципах и моралях. Перед тем как почувствовать полноту, нужно опустошить себя. Нужно победить иллюзии и непостоянство собственного разума и стремиться контролировать мысли, не обращая внимания на границы». Кто-то останется доволен более подростковым материалом на следующей странице, где Хампфри неудачно пытается охмурить работницу закусочной, в которой он признал актрису порнофильмов. Далее в рассказе описывается, как Бодегард едет автостопом до Северного полюса, а Хампфри провозглашает себя сыном Божьим.

Набралась большая папка романов и песен, которые Доэрти придумал и напечатал в «Манчестер Юнайтед» с 1990 по 1992 год и даже позже. Некоторые из них оказались мрачными, например, «Приглашение в путешествие» («Давай, брось всё, что тебя волнует, отправься со мной в долину отчаяния»), «В поисках смысла» и «Потерянная душа». Другие из них абсолютно позитивные. Большинство из наиболее интересных произведений являются юмористическими, как, например, его песня «Забывчивая история», в которой Доэрти высмеивает по очереди Сократа, Иоанна Крестителя, Макбета, Короля Артура, Артюра Рембо, Фридриха Ницше, Мохаммеда Али и даже Боба Дилана, говоря, что «никто из них, на самом деле, ничего не значил».

«Это правда, он был чудаковатым, – говорит Ди Дивэйни о своём друге. – У него были своеобразный характер и большая фантазия. У него могли появиться сумасшедшие идеи. Его воображение было потрясающим. В детстве если он не играл в футбол, то обязательно читал. Позже он заинтересовался французским экзистенциализмом и прочим».

«Он всегда любил читать, – говорит Джерард Маллан, – но стал читать ещё больше, когда присоединился к "Юнайтед". У него для этого было много свободного времени, и, вероятно, для него это было куда более безопасным, чем ходить по пабам или "светиться" в клубах Манчестера. Он был вдумчивым парнем».

«Корн Эксчендж» до того, как ее взорвали террористы из ИРА в 1996 году
«Корн Эксчендж» до того, как ее взорвали террористы из ИРА в 1996 году

«Количество книг, что он прочитал, не счесть. Помню, он часто бывал в «Корн Эксчендж», где были все эти книжные и музыкальные магазины, и Эдриан мог часами разглядывать старые записи и книги. Он очень много книг покупал там. Он любил Эдгара Аллана По. Он постоянно приводил цитаты из книг, а тебе только и оставалось думать, откуда он это берёт. Но это было из книг, которые он привык читать. У него была очень странная коллекция. Там была поэзия, философия, что-то из истории, теологии, политики и даже что-то про колдовство».

Колдовство? «Именно, – говорит Маллан. – Как-то в Манчестере он мне говорил, что познакомился с какой-то белой колдуньей. Если ему о чём-то рассказывали, он желал узнать больше, поэтому покупал книгу и читал об этом».

Это не были просто псевдоинтеллектуальные книги, которые тинейджер мог копить на своей полке, чтобы впечатлить людей. Как и герой своего рассказа Бодегард, Доэрти хотел учиться. Вдали от внешнего мира, где он был футболистом, он желал познать глубину вещей. Его интересовали все направления философии. Ему также была интересна теология, так как он столкнулся с потерей католической веры, которая была заложена в нём в Страбане. Одна из книжных лавок в «Корн Эксчендж» специализировалась на книгах по эзотеризму, который интриговал Доэрти, даже если что-то в нём он находил забавным.

«Он был очень разносторонним, – говорит Лео Кассонс, который подружился с Доэрти в музыкальной среде Манчестера. – Он знал или пытался узнать всё обо всём. Он прочитал Коран. Не только Коран, но и Эдгара Аллана По, Достоевского, Данте и других замечательных писателей. Почти любого писателя, который оставил весомый вклад в литературе, он прочитал к семнадцати лет, и это было невероятно. Он мне казался необычайно талантливым парнем, который, благодаря чтению, узнал огромное множество вещей в столь юном возрасте. Что бы он ни делал, писал бы рассказ или песню, он делал это прекрасно. Очевидно, и в футболе тоже. Правда, я никогда не видел, как он играл».

✳✳✳

Всем было известно, что близилась отметка в четверть века с последнего чемпионства «Манчестер Юнайтед» в 1967 году. К тому времени как Доэрти прибыл на «Олд Траффорд» в 1989 году, прошло уже двадцать пять лет с последней победы команды в Молодёжном кубке Англии. Джорджу Бесту было семнадцать, и его всё ещё мучила тоска по дому, когда он помог «Юнайтед» завладеть этим трофеем в 1964 году. Возможно, именно появление чрезвычайно талантливого молодого вингера из Северной Ирландии и доморощенного «нового Беста» Райана Уилсона на противоположном фланге должно было помочь поднять трофей, который мог убедить фанатов, что, несмотря на скверный сезон, у команды Фергюсона было безоблачное будущее.

После потрясающей игры Доэрти против «Шеффилд Уэнсдей» в четвёртом раунде «Юнайтед» обыграл «Лестер Сити», выйдя в полуфинал, где команду ждало двухматчевое противостояние с «Тоттенхэм Хотспур». В первой встрече, которая прошла на «Уайт Харт Лэйн» 4-го апреля, Эрик Харрисон выставил опытный состав, включая Марка Боснича, Джейсона Лидиэйта, Шона Маколи, Даррена Фергюсона и Ли Коста. Доэрти, Уилсон и Марк Гордон, которым было по шестнадцать, были малышами в той команде. Но по пути в Лондон у Доэрти была важная роль. «Не знаю, как это началось, но по дороге на выездные матчи он обычно пел и играл на гитаре, – вспоминает Джимми Шилдс, который не вышел в том матче против "Тоттенхэма". – Когда мы ехали к "шпорам", он играл нам "American Pie". Он знал все слова и как её играть. Звучало очень хорошо».

Игроки «Юнайтед» были уверены в себе. «Годом ранее мы проиграли на выезде "Брентфорду" в четвертьфинале, пропустив два гола в конце матча, и я помню, как Алекс Фергюсон после матча разнёс каждого из нас, – рассказывает Коста. – На следующий сезон, уже с Доком и Гиггзи, чувствовалось, что у нас есть шанс выиграть этот турнир. Но в Лондоне многие из нас отыграли плохо. Нас просто уничтожили, и нам повезло, что игра закончилась только 2-0».

Пять дней спустя немало игроков первой команды собралось на «Олд Траффорд», где «Юнайтед» предстояло попытаться сократить дефицит в два мяча после первой встречи и выйти в финал. В самом начале матча Доэрти сумел огорчить будущего голкипера сборной Англии Иана Уокера после передачи Колина Макки. Это было то, что нужно. «Ничто не тревожило Доэрти, – говорит Коста. – Любой другой бы нервничал, выйдя в ответной встрече на "Олд Траффорд" после 0-2 в первой, когда на тебя смотрит весь клуб. Все мы были как на иголках. Но только не Док. Он отыграл великолепно в том матче. Он затмил Гиггзи. Он был "ярким пятном" в нашей команде. К сожалению, мы упустили пару возможностей сравнять, и в конце они нам забили. Это нас убило».

Победители Молодежного кубка 1992
Победители Молодежного кубка 1992

Пройдёт ещё два года, и «Юнайтед», наконец, возьмёт Молодёжный кубок. Гиггз будет самым старшим в той команде, костяк которой составили юнцы из так называемого «Класса-92». Однако сезон 1989/90 всё же был успешным для молодёжной команды, и Доэрти внёс вклад в победу в первом дивизионе Ланкаширской лиги. Что характерно, он отдал свою медаль Фрэнку и Джеральдин Мэннинг в качестве благодарности за гостеприимство в Манчестере. Они сперва отказались, но он настоял. «Вещи вроде медалей его не интересовали», – говорит Фрэнк.

✳✳✳

Знаменитые «башни-близнецы» стадиона «Уэмбли» восхищали Гарета Доэрти и Шона Ферри. Как и огромная толпа, кружившая вокруг стадиона. До старта финала Кубка Англии между «Манчестер Юнайтед» и «Кристал Пэлас» оставалось всего полчаса, и Ферри уже начал думать, что совершил фатальную ошибку, договорившись о билетах с двоюродным братом Эдрианом Доэрти.

«Эдриан сказал, что будет с билетами возле входа G или какого-то другого, сейчас уже не помню, – рассказывает Ферри. – Мы подошли туда, а там было ещё десять тысяч человек. Мы стояли и думали: "Как мы, чёрт возьми, найдём его теперь?" Но даже в этой громадной толпе он выделялся, как белая ворона, – на нём был клубный костюм, но без галстука, и он был взъерошенный, как обычно. Он передал нам билеты, и тут же появились болельщики, которые его узнали и начали кричать: "Это же Док! Это Эдриан Доэрти из молодёжной команды". Некоторые фанаты его очень хорошо знали».

Тот финал Кубка Англии не выявил победителя, за что «Юнайтед» обязан Марку Хьюзу, сделавшему дубль и сравнявшему счёт в компенсированное время. Матч закончился со счётом 3-3. Это означало, что через пять дней на «Уэмбли» должна была состояться переигровка. Пол Вон также оказался счастливым обладателем одного из подаренных Эдрианом билетов на матч, в котором «Юнайтед» обыграл «Пэлас» 1-0 и (хоть никто не знал об этом в то время) проложил путь Фергюсона в наиболее успешный период в истории клуба.

«Я заскочил к нему в Левеншульм за пару дней до этого, – рассказывает Пол. – Эдриан спустился, играя Боба Дилана на гитаре, и отдал мне билет. Я отправился на "Уэмбли", и за десять минут до начала матча рядом со мной ещё было свободное место. "Странно, – думаю я, – место занято. Достать туда билет было невозможно». Через пять минут на этом месте появляется Эдриан, весь потрёпанный. "Эй, Гонзо! Я решил, посмотрю матч с тобой". Он сказал, что должен был поехать с молодёжной командой, но опоздал на поезд. Я подумал: "Это как-то нелогично. Он должен был это предвидеть, раз не продал билет". Сейчас же думаешь, что кто-то мог его просто не забрать у него. Честно, не знаю, как это получилось».

Старый «Уэмбли» и его знаменитые «башни-близнецы»
Старый «Уэмбли» и его знаменитые «башни-близнецы»

«Как бы там ни было, закончился первый тайм, и мы встали, чтобы размять ноги. А сидели мы напротив сектора, в котором находились представители и молодёжная команда "Юнайтед", все в костюмах. Эдриан должен был сидеть среди них. И они его увидели. Кто-то начал махать руками и смеяться. Другие покачивали головами. Он махал им рукой в ответ. Окружающие были в недоумении: "Кто, чёрт возьми, этот парень?" Они бы не поверили. Он был совершенно не похож на футболиста».

✳✳✳

Существует множество историй о том, как Доэрти вызывал гнев тренеров «Манчестер Юнайтед» – обычно Эрика Харрисона, – появляясь на матчах в недостаточно опрятном виде. Крейг Лоутон: «На нём были пиджак, галстук, рубашка, брюки… и кроссовки, в то время как на остальных красовались начищенные туфли». Уэйн Буллимор: «У всех нас были сумки, но Док мог появиться с бутсами в пакете или в одном щитке». Джулиано Майорана: «Он мог приехать на игру без шнурков, такое с ним случалось». Лес Поттс помнит, как торчали его волосы в разные стороны, а рубашка была вывернута, когда они на следующий сезон отправились на «Уэмбли» на финал Кубка лиги против «Шеффилд Уэнсдей». «Он не пытался быть бунтарём или что-то типа того, – объясняет Лоутон. – Док был Доком».

Если и существуют две вещи, которые Фергюсон ненавидит больше поражений, то это опоздания и неопрятный вид – такие требования он предъявлял всем, включая журналистов, и в особенности молодым игрокам. Майорана предполагает, что, смотря на резервистов или молодёжную команду, он хотел видеть «этаких лакеев – в пиджаках и галстуках, со стрижеными висками и затылками, которые всегда будут приходить вовремя и будут делать то, что им скажут».

Доэрти был полной противоположностью, и его единственной уступкой стилю была завивка волос, которую он позаимствовал скорее у Боба Дилана, чем у Марка Хьюза. «Они просили его постричься, а он пошёл и сделал завивку, – рассказывает Найл Данфи. – Он говорил, что Брайан Робсон ему сказал: "Такая причёска у меня была лет десять назад". Серьёзно, выглядело это не очень, но Эдриану нравилось. Он не волновался по поводу своего внешнего вида. Думаю, это немного нервировало тренеров».

И всё равно, когда Доэрти был в форме и активно работал над собой, Фергюсон считал его особым парнем, заслуживающего снисхождения. «Ферги и Арчи Нокс его любили», – говорит Джим Лейтон. Джонатан Стэнджер и Питер Смит, партнёры Доэрти по группе новичков, говорят то же самое: «Ферги любил его».

«Талант – это то, что прежде всего ценил Алекс, – утверждает Нокс. – Неважно, как мальчик выглядел. Главным вопросом было то, станет ли он футболистом. И Эдриан определённо двигался к этой цели. Он был очень талантливым».

✳✳✳

Алекс Фергюсон и Арчи Нокс
Алекс Фергюсон и Арчи Нокс

В конце сезона 1989/90 накануне своего семнадцатилетия Эдриан был приглашён на «Олд Траффорд» со своим отцом Джиммом, чтобы обсудить своё будущее с Алексом Фергюсоном и председателем клуба Мартином Эдвардсом. Они сели в кабинете, где Фергюсон сообщил Доэрти, что восхищён его прогрессом и перспективами в будущем. После того как давление с него немного спало благодаря победе в Кубке Англии, тренер строил долгосрочные планы, и Доэрти в них входил. Он был рад, что парень стал лучше чувствовать себе в Манчестере, и надеялся, что он поселится с командой в новом сезоне. Его обучение, в ходе которого он получал 29,5 фунтов в неделю, не считая бонусы, должно было продлиться ещё год. Однако, оценив его исключительный талант, клуб готов был предложить ему пятилетний профессиональный контракт с зарплатой в 200 фунтов в неделю, плюс пятизначная сумма в конце каждого сезона и бонусы за каждый сыгранный матч и победу, а также крупные суммы, которые он получит, когда (не если) он дебютирует за клуб и страну. Это было небывалое предложение – самый долгосрочный и самый выгодный контракт, который клуб когда-либо предлагал игроку до семнадцати лет. Так высоко его ценили.

«Не думаю, что хочу подписывать контракт на пять лет», – сказал мальчик Фергюсону.

Джимми Доэрти был ошеломлён. Эдвардс и Фергюсон тоже. «На сколько ты хочешь подписать?» – спросил Фергюсон, который не верил своим ушам.

«На год? Два?»

«Тебе стоит подумать над этим, Эдриан, – строго сказал Фергюсон. – Это очень хороший контракт. Он даст тебе уверенность и лучший шанс. В твоей команде ребята отдали бы правую руку за подобный контракт. Не стоит отказываться от пятилетнего контракта с "Манчестер Юнайтед"».

В клубе были ребята (в их числе был и сын Фергюсона Даррен), которые всё ещё не были на профессиональных контрактах. Большинство были бы крайне рады заключить его на один год. Доэрти же просили подумать о долгосрочном контракте. Он был непреклонен и не хотел подписывать его на пять лет. Они сошлись на трёхлетнем соглашении. Фергюсон и Эдвардс признались, что ни с чем подобным не сталкивались, но мальчик заслуживал особого отношения и здесь. Он должен был стать звездой. Казалось лишь, что он это ещё не осознавал.

Когда они покинули «Олд Траффорд», Джимми поздравил сына с новым контрактом и всем, что ему пришлось сделать, чтобы его заслужить, на протяжении всего этого тяжелого первого сезона в «Манчестер Юнайтед». Он также спросил Эдриана, почему тот отказался подписать контракт на предложенный срок. Эдриан ответил спокойно (как будто это было настолько очевидно), что он не мог быть уверен в том, что через пять лет будет хотеть этим заниматься, а три года казались разумным сроком. «Я не мог поверить в то, что он отказывается от этого контракта, – говорит Джимми. – Но сейчас это приобретает смысл».

1 глава | 2 глава | 3 глава | 4 глава | 5 глава | 6 глава | 7 глава | 8 глава | 9 глава
10 глава | 11 глава12 глава

Автор
Оливер Кей
Перевод
Дмитрий Захаров
Редактура
Евгения Шестакова
Эдриан Доэрти Книги

Другие материалы категории «Книги»

Комментарии

Наверх