278

«Он обернул себя в туалетную бумагу и ходил по кемпингу в истерике. Он был реально весёлым парнем»

Перевод шестой главы о забытом таланте Класса '92 Эдриане Доэрти.

На протяжении прошлых нескольких лет Джимми Доэрти, как и другие, иногда задумывался, серьёзно ли относился его сын, такой непринуждённый, беззаботный, интересующийся многими вещами парень, над возможностью стать топовым футболистом. Это отеческое беспокойство рассеялось, когда настал момент его перехода в «Манчестер Юнайтед» и когда стремление его сына стало явным. 

«Он никогда не сходил с ума по футболу, который показывали по телевизору, но он стал большим фанатом Диего Марадоны, - рассказывает его отец. – Однажды, когда ему было 15 лет, он сказал мне: «Марадона – лучший футболист мира. Через 5 или 6 лет кто-то другой будет лучшим футболистом в мире. Почему бы мне не стать им?»

Эдриан стал больше времени уделять саморазвитию. «Почти каждый вечер он сам отправлялся на поле с несколькими мячами, секундомером, 6 банками из-под кока-колы. Он обходил эти банки с мячом снова, и снова, и снова, засекая время. Можно было увидеть, что он набирает скорость, всё лучше и лучше обходя препятствия, - рассказывает его отец. – Он учился быть быстрее. Он учился играть двумя ногами. Не могу судить о лучших в мире, но в то время в Британии не было много 15-летних футболистов, которые были бы лучше него. Это вдохновляло».

Но футбол совсем не был единственным любимым занятием Эдриана. Отец Майкл Доэрти (не родственник) вспоминает, как он сидел в приходском доме и наблюдал, как вечер за вечером Эдриан тренируется на футбольном поле. Затем, спустя час или два, двери приходской церкви Мелмаунта открывались, и этот же парень приходил на вечернюю мессу. «Он был очень религиозным, - рассказывает его мать Джеральдин. – Сначала мы думали, что он уходит к кому-то в гости, потому что было уже слишком темно, чтобы играть в футбол, но затем друзья сказали нам, что Эдриан ходит в церковь. Каждый вечер. И мы даже задумались, не захочет ли он стать священником».

Затем он увлекся музыкой и всё больше увлекался чтением. «Для большинства из нас в то время, когда нам было по 15 лет, чтение ограничивалось литературой, которую нам задавали в школе, - вспоминает Кевин Доэрти (не родственник). – Эдриану же очень нравилось читать то, чем он интересовался, а не то, что нужно было прочесть для школы».

Между его играми за команды школы Святого Колмана, за Мурфилд, за район Дерри и за школьную сборную Северной Ирландии, не говоря уже о визитах в «Манчестер Юнайтед» во время школьных каникул и редкие поездки в Белфаст, где он тренировался в центре по повышению спортивного мастерства, Эдриан Доэрти полагал, что его свободное время ограничено. Несмотря на просьбы родителей сосредоточиться на школьных занятиях, он всё равно настаивал на том, чтобы ходить почти каждый вечер на футбольное поле потренироваться. Вечерняя месса занимала ещё полчаса, и это, как сказал он, не обсуждалось. И чему-то, несомненно, нужно было отступить на второй план. Страдали его школьные занятия. Всё было не так уж и плохо, но его одноклассники и родители полагали, что он мог и должен был получить оценки выше, чем «B» и «C», которые он получил во время экзамена GCSE летом 1989 года. «Если бы Эйди относился серьёзно к школьным урокам, он, наверное, был бы одним из тех учеников, которые получают одни «A» по всем предметам, - говорит Найалл Данфи, - если бы он не выбирал искусство. Или химию…»

Школа Святого Колмана. 

Никто из его друзей не уверен точно, как так получилось, но в один момент в школе Святого Колмана Эдриану понадобилось завалить годовой экзамен по химии, возможно, чтобы разогнать нарастающее давление выбрать точные науки, когда дело дошло до выбора предметов для экзамена GCSE.

«Мы все сидели в алфавитном порядке, Эйди сидел прямо рядом со мной, - рассказывает Кевин Доэрти. – Я помню, как он встал, вышел вперёд и стал около периодической таблицы, которая висела на стене. На экзамене был вопрос: «Что такое периодическая таблица?» или что-то вроде этого, я подумал: «Ок, у Эйди на этот счёт своё мнение». И у него действительно было своё мнение. Позвольте мне привести пример некоторых его ответов. «Что такое периодическая таблица?» Его первый ответ был таким: «Периодическая таблица была напечатана Fisher Company – или кем-то ещё, кто напечатал этот постер – в 1972 году….». И всё продолжалось в таком же духе».

Ди Девенни смеётся. «Был огромный список таких вопросов и ответов. «Что такое субстанция?» «Это место, где содержатся заключённые из стана врага». «Приведи пример сольвента». «Пример сольвента – Шерлок Холмс». Учитель по химии рассвирепел, выставляя оценки, но, как полагал Эдриан, именно так он мог достичь цели. Он просто не хотел сдавать химию».

Найлл Данфи вспоминает другой экзамен GCSE по физвоспитанию, во время которого Эдриан неправильно прочитал задание и ответил подробно про 20 видов спорта, включая синхронное плавание и бальные танцы, вместо того, чтобы ответить про две или три дисциплины, которые нужно было выбрать из списка. «Эйди относился к этому так: «Нет нужды читать, что там написано. Синхронное плавание? Так тому и быть…»

Джерард Маллан, как и все остальные, смеётся, вспоминая то, как Эдриан сдавал экзамены. «Будучи учителем, я теперь понимаю, что был бы разочарован, потому что Эдриан был очень умным парнем, и все задумываются, чего бы он достиг в учёбе, если бы прилагал больше усилий, - говорит Маллан. – Люди, в особенности его родители, говорили ему: «Постарайся сдать свои экзамены GCSE. Тебе всё ещё надо постараться». Несмотря на то, что его уже подписали. Он знал, что ждёт его. Весь мир был у его ног, но он точно знал, что хочет стать футболистом».

Футбольная команда школы Святого Колмана: Эдриан Доэрти - второй слева в нижнем ряду.

«Выражение «на авось» используется слишком часто, - вспоминает Данфи, - но именно так вёл себя Эдриан. Что бы ни делало его друзей счастливыми, он непременно хотел сделать это. Возможно, тогда Джимми и Джеральдин не видели в этом ничего забавного, но его взгляд на жизнь, когда ему ещё было 11 или 12 лет, можно назвать гедонистическим, но без отрицательного подтекста. Это не было чем-то эгоистичным. Это не было чем-то вроде «давай пойдём и напьёмся или примем кучу наркотиков». Это было что-то типа «что бы ни принесло нам смех, давай сделаем это».

Это было заметно, когда Эдриан и его друзья после сдачи экзаменов вместе отправились на каникулы в кемпинг в Даунингс, графство Донегол. «Однажды вечером мы веселились в городе, и люди говорили нам: «Кажется, что ваш друг выпил лишнего, - вспоминает Данфи. – А мы говорили: «Вообще-то, он не пьёт». Он танцевал, а ты смотрел на него и думал: «Боже, Эйди…». Однажды он сделал из себя мумию. Он обернул себя в туалетную бумагу и ходил по кемпингу в истерике. Он был реально весёлым парнем. Умный, интересный, добрый, заботливый, и да, очень, очень весёлый».

До пятого дня рождения Питера Доэрти оставалось всего несколько дней, когда Эдриан уехал в Манчестер. Его воспоминания до этого момента весьма скудны. «Самое раннее, что я помню, – это то, что считал Эдриана волшебником. Самая яркая картинка, которую я представляю, вспоминая о нем: у него в комнате был тайник, в котором находились его любимые музыкальные произведения. Эдриан любил притворяться, будто бы прямо сейчас они появятся у него в руках и он передаст их мне».

В оригинале 10p mixes – что-то наподобие сборника лучших песен, как я понял. Не совсем только понятно, как это выглядел конкретно в комнате Доэрти.

Другое раннее воспоминание Питера касается путешествия всей семьи в Манчестер в 1989 году, куда они были приглашены на «Олд Траффорд». Здесь они должны были встретиться с Алексом Фергюсоном и остальным персоналом, чтобы поподробнее поговорить об обучении Эдриана, которое должно было начаться уже в июле. Клара, которой было на тот момент только 11, вспоминает, что их всех забрали вместе с вещами уже в аэропорту и сразу же отвезли в гостиницу. Для нее и Питера это также был первый раз в жизни, когда они летали на самолете или останавливались в гостинице.

Семье Доэрти было предоставлено VIP-обслуживание, начиная с того, что для них провели целый тур по «Олд Траффорд», и заканчивая тем, что они на матче против «Ноттингем Форест» сидели в директорской ложе прямо позади Брайана Клаффа, который тогда отбывал одноматчевую дисквалификацию. Но, что было важнее, Джимми и Джеральдин получили заверения от Алекса Фергюсона и Джо Брауна, что Эдриан получит специальный надзор, когда начнет свое обучении четырьмя месяцами позже. Им не показали непосредственно жилье, но была фраза, которую они отчетливо запомнили: «Дом вдали от дома». Их путешествие назад прошло в гораздо более спокойной и позитивной обстановке.

Во время своих каникул в течение сезона Эдриан еще трижды посещал Манчестер. Он провел два матча за «Юнайтед Б» (четвертый состав) в августе, а в феврале во время каникул он был переведен уже в «Юнайтед А» (третий состав). Там Эдриан играл бок о бок с такими профессионалами, как Марк Робинс, при том что ему тогда было всего 15 лет. Он также стал автором единственного гола в гостевом матче против «Бернли». Затем во время последних недель сезона были выезды против «Бари» и «Блэкпула» соответственно. Такие путешествия в «Юнайтед» делали специально, чтобы проверить готовность ребят. Они жили там, где рядом находились шумные новички и молодые профессионалы. Но Джимми и Джеральдин также было отправлено сообщение, в котором «МЮ» заверил их, что Эдриан получит лучший уход и надзор. В интересах клуба было сделать все возможное, чтобы игроки чувствовали себя как дома и могли в такой обстановке реализовывать свой потенциал. В случае с Эдрианом Доэрти этот потенциал был огромным.

В те времена мало кто говорил о своих заветных мечтах, но одной из таких для Эдриана была возможность увидеть выступление Боба Дилана. Эта мечта осуществилась 3 и 4 июня 1989 года, когда он со своим отцом отправился в Дублин, чтобы увидеть концерт из его великого «Never Ending Tour». Это был первый перформанс Дилана в Дублине с мая 1966, когда он, будучи 24-летним голосом поколения, выступал в Adelphi Theatre перед публикой, которая включала в себя молодого Джимми Доэрти. Спустя 23 года Джимми был уже на RDS Simmonscourt (нынче RDS Arena) со своим сыном Эдрианом. Вдвоем они стояли, словно завороженные, на шоу Дилана, которое началось с песни «Subterranean Homesick Blues» и закончилось «All Along the Watchtower». Они были здесь и на второй день, когда Дилан присоединился к выступлению U2 на сцене во время выступления на бис, где были сыграны «Knockin’on Heaven’s Door» и «Maggie’s Farm».

По дороге домой Эдриан все еще оставался в восторге от подобного приключения. И дело не только в концерте Дилана, но и в выступлениях молодых неизвестных исполнителей, что выступали вне сцены, чтобы заработать немного денег. Атмосфера, которая царила в те дни в Дублине, была просто непередаваемой, и Эдриану она безумно нравилась.

Редактура: Евгения Шестакова

Перевод: Лёля Голуб и Артём Сергеев