!DESKTOP_VERSION!
Димитар Бербатов. «Мой путь». Невозможное возможно. Глава 3. Часть 4

Димитар Бербатов. «Мой путь». Невозможное возможно. Глава 3. Часть 4

В этой части главы Димитар рассказывает, как изумительный сезон закончился без трофеев, кстати, именно по итогам этого футбольного года к «Байеру» прикрепилось прозвище «Неверкузен». А ещё добавляет пару слов о жизни в Леверкузене и билетах в бизнес-класс, которые пугали бухгалтерию Болгарского футбольного союза.

Реклама

✳✳✳

Три вторых места

Гонку за чемпионство в Бундеслиге мы проиграли, и это поражение было очень болезненным. 31 тур позади, нам осталось сыграть всего три игры, мы опережали «Дортмунд» на пять очков, а «Баварию» – на семь. Началом конца стал наш домашний матч с «Вердером», который мы проиграли со счетом 1:2. Точно такой же результат ждал нас и в игре с «Боруссией». Они сократили отставание от нас до двух очков. На перерыв мы ушли при равном счёте, но сразу же после него пропустили и проиграли. Дортмундцы же, в свою очередь, были более удачливыми: они забили «Кёльну» на последних секундах и добыли ещё одну победу со счетом 2:1.

В следующем туре нас ожидал самый большой удар по нашим шансам на чемпионство и тотальная несправедливость. «Боруссия» победила в своем матче со счетом 4:3, а мы в гостях проиграли «Нюрнбергу». После этого «Дортмунд» обошел нас в таблице и стал опережать на одно очко. Во встрече с «Нюрнбергом» мы не прекращали атаковать. Ближе к концовке мы пошли ва-банк и засыпали навесами их штрафную.

Во время одной из таких атак я развернулся и пробил по воротам из-за штрафной. Я уже видел, как мяч залетает в сетку... Но вместо этого он попал в каркас. На трибунах Райнер Кальмунд схватился руками за голову, не веря в происходящее. Нам хватало даже одного очка, но все наши отчаянные попытки забить так в итоге ни к чему не привели. Мы создавали момент за моментом, но мяч отказывался идти в ворота.

В последнем туре мы победили «Герту», но теперь наша судьба зависела не только от нас. «Боруссия» проигрывала «Вердеру» 0:1. Нам достаточно было, чтобы они сыграли 1:1, но за 15 минут до конца «Боруссия» перевернула игру и победила 2:1. Это был конец.

У «Боруссии» была отличная команда, и они показывали хороший футбол, но правда в том, что титул им подарили именно мы. Наша команда была лучше укомплектована и более сбалансирована, но в конце концов мы отдали сопернику трофей. Трофей, который мы полностью заслужили. Леверкузен так и не стал чемпионом. А ведь мы были так соблазнительно близки... После такого ужасного разочарования немецкая пресса дала нам прозвище «Неверкузен». Это была игра слов, которая означала, что мы так никогда и не станем чемпионами. Ощущения были мерзкие.

Наша игра в последнем туре с «Гертой» состоялась 4 мая. Неделю спустя, 11 мая, мы встретились с «Шальке» в финале Кубка Германии. Стадион в Берлине был забит под завязку. Благодаря своим выступлениям по ходу всего турнира, я заслужил выйти в стартовом составе. Я открыл счёт и вывел нас вперёд. Они сравняли за несколько секунд до перерыва. В середине второго тайма мы оказались в эпицентре голевого безумия и начали отставать 1:4. По итогу мы проиграли финал со счетом 2:4. Это было второе наше огромное разочарование.

Это был странный матч. Обоих тренеров удалили по ходу той встречи, правда, в разное время. Хуб Стевенс был отправлен на трибуны в конце первого тайма, а Топмёллер присоединился к нему во втором, когда на табло всё ещё горели 1:1. Давление сыграло свою роль и в конечном итоге повлияло и на нас. А так всё хорошо начиналось, когда я забил. Я думал: «Отлично, мы сломаем проклятие!». Вместо этого – поражение 2:4.

Но по сей день особняком стоит 15 мая. «Байер» из Леверкузена собирался противостоять галактическому «Реалу» из Мадрида в битве за самый желанный трофей в клубном футболе – кубок Лиги чемпионов. «Реал» выбил «Баварию» в четвертьфинале и «Барселону» в полуфинале, и всё для того, чтобы схлестнуться с великим «Байером» в финале. Это была последняя игра в том несчастливом сезоне.

Мы лелеяли надежду выиграть этот трофей, хотя шансов у нас было мало. Уверен, ни один человек в мире не давал нам никаких шансов в противостоянии с феноменальным Зиданом или фантастическим Луишем Фигу. С тем самым Фигу, которого я лично буду встречать в Софии несколько лет спустя.

До матча, который должен был пройти в Шотландии, я поговорил со Стилианом Петровым. До того момента я не имел ни малейшего представления о том, чего стоит ждать от Британских островов. Мы немного пошутили по телефону! Я рассказал ему, что по дороге от аэропорта до отеля для меня всё выглядело одинаково: улицы, дома. Я дразнил его: «Эй, Стилиан, как ты здесь живёшь? Ты, наверное, хочешь застрелиться. У тебя, наверное, депрессия каждый день». Для меня всё казалось серым, дома стояли близко друг к другу. Их крыши почти целовались. Мы со Стилианом хорошо посмеялись, затем он пожелал мне удачи, и я переключил своё внимание на «Хэмпден Парк».

На тот момент я не осознавал до конца, каким счастливчиком являлся, ведь мне представилась уникальная возможность вживую испытать те ощущения, которые у тебя возникают при выходе в финал Лиги чемпионов. Я списываю это на свою юношескую неопытность. Для меня было важно просто играть, наслаждаться футболом и не зацикливаться на чем-то одном. Я решил играть в футбол в его чистейшем виде и не думать о том, за что я играю и что на кону. Для меня всегда было важно получить удовольствие от игры и победить, но я далеко не всегда понимал, насколько высоки ставки. 

Я сидел на скамейке и ждал начала матча. Меня вообще не волновало, что это был финал Лиги чемпионов – вишенка на футбольном торте, битва за самый главный футбольный приз. Есть огромное количество великих игроков, которые не сыграли даже в одном таком финале за всю свою карьеру. А для меня, 21-летнего болгарского пацана, влюбленного в футбол, это была лишь ещё одна игра. Ещё один матч, в котором я просто хочу победить.

Нынешний я использовал бы любую возможность, чтобы понять, что тогда творилось в головах моих одноклубников. В головах таких сильных личностей, которые превзошли свои собственные ожидания и возможности. И это несмотря на то, что мы в итоге абсолютно провалились в походе за тремя желанными целями. Очень обидно упустить титул чемпиона, проиграть Кубок, встретиться с мадридским «Реалом» в битве за трофей Лиги чемпионов – и всё это в течение каких-то 11 дней. Вот это эмоции!

Я сидел на скамейке вместе с Марко Бабичем, который был моего возраста, и мы оба смеялись: «Чёрт возьми, что мы вообще тут делаем?». Мы хихикали над тем, что, будучи 21-летними юнцами, должны были сразиться с мадридским «Реалом» в матче за титул лучшей команды Европы.

Игра была очень напряжённая и богатая на события. Думаю, мы даже заслужили победить. «Реал» очень быстро вышел вперёд. Их гол был ужасен, такое не должно происходить ни в одном финале. Роберто Карлос был хорошо известен своими мощными ударами и дальними вбрасываниями из аута.

С первых же секунд он начал использовать свои руки. Один заброс, затем второй. Мы не усвоили урок – и третий заброс стал для нас фатальным. Карлос только приготовился вбрасывать, а Рауль уже начал набирать скорость. Это была заготовка. Вброс из аута делался почти с центра поля. Карлос закинул мяч прямо за спины нашим защитникам и точно на ногу Раулю. Испанец мягко перенаправил мяч под дальнюю штангу. 

Я до сих пор не могу понять, почему Йорг-Бутт ничего не сделал. В итоге мяч прокатился прямо у него под рукой. Возможно, Ханс просто начал двигаться к ближней штанге, а его застали врасплох. Я смотрел игру со скамейки и не мог в это поверить. Пропускать такой некрасивый гол на 8 минуте финала Лиги чемпионов просто неприемлемо. Люди, наверное, думали: «Вот оно, сейчас счёт будет 6:0!». Ужасный он или некрасивый, не важно – гол есть гол... 1:0 в пользу «Реала». Но это нас не сломило.

Мы отыгрались спустя всего лишь 5 минут – 1:1. Мы играли на равных, поэтому наш гол был закономерным. Шнайдер навесил в штрафную, а Лусио мощным ударом головой отправил мяч в ворота. 

Уже на 20-й минуте Топмёллер сказал мне встать со скамейки и начать разминаться. У Брдарича была проблема. Что, простите? Я решил, что тренер что-то напутал. Я не мог даже представить, что выйду на поле так рано. Против такой команды, против таких футболистов. Меня трясло от волнения. Но во время разминки я сказал себе: «Расслабься, это ведь то, что любишь. Это то, что ты хотел делать всю жизнь. Это твой шанс. Тут нечего бояться». Я успокаивал себя, пока готовился выйти на поле, и я вышел ещё до перерыва. Мы продолжили играть достойно.

15 мая 2002 г. Глазго. Первый финал Лиги чемпионов для 21-летнего болгарина. Великий сейв Касильяса, феноменальный гол Зидана, поражение «Байера»
15 мая 2002 г. Глазго. Первый финал Лиги чемпионов для 21-летнего болгарина. Великий сейв Касильяса, феноменальный гол Зидана, поражение «Байера»

Правда, прямо перед перерывом Зидан поверг в шок весь мир своей магией. Длинный заброс на левый фланг принял Роберто Карлос и не глядя отправил его верхом к краю нашей штрафной. Зидан поймал мяч на лету и положил невероятную красоту прямо под перекладину. Я был в непосредственной близости и воочию увидел самый красивый гол в истории финалов Лиги чемпионов. Забавно, что за один вечер я увидел и самый уродливый, и самый красивый гол в истории финалов этого турнира. Но гол Зидана был настолько шедеврален, что только за него они были достойны забрать трофей. 

В этом матче произошел ещё один важный для «Реала» и всего мирового футбола момент: молодой вратарь по имени Икер Касильяс заменил травмированного Сезара Санчеса. Это было началом великой карьеры Касильяса. Он был моего возраста, но какой же матч он провел! Икер сделал несколько очень важных сейвов в тот вечер. Как будто судьбой было предначертано, что Санчеса нужно заменить! Нам было нечего терять, и мы пошли вперёд всеми силами. Даже Бутт подключался в атаку и чуть не забил головой.

Затем Касильяс отразил опасный удар Баштюрка. А потом испанец начал просто-напросто творить чудеса в воротах. Ближе к концовке я в подкате пробил по мячу, который уже уходил за лицевую линию. Касильяс отразил мой удар в падении ногой. Чуть позднее я пробил головой после навеса. Касильяс отбил удар коленом. В конце матча мы играли без голкипера, вся команда была в атаке. Но такова была наша судьба. 

Мы на равных играли против галактического «Реала», но в итоге счастье победы испытали не мы, а Дель Боске и его подопечные. А мы, в свою очередь, испытали сначала эйфорию от того, что играли прекрасно на самом высоком уровне, а потом как будто провалились в трехметровую яму. Поражение в финале Лиги чемпионов вбило третий и последний гвоздь в крышку нашего гроба. Находиться на расстоянии вытянутого пальца от титула чемпиона страны, от победы в Кубке, от триумфа в Лиге чемпионов – и всё это для того, чтобы увидеть, как празднуют другие. Просто кошмар!

В 21 год я сыграл против Зидана, Фигу, Рауля, Макелеле и Фернандо Йерро. Когда ты столько видел и слышал про них, то создаётся ощущение, как будто ты даже рядом с ними находиться не достоин. Позднее я замечал такой же феномен с теми, кому приходилось играть против Лионеля Месси или Криштиану Роналду. Из-за того, насколько это большие величины, ненамеренно начинаешь чувствовать себя виноватым только за то, что играешь с ними на одном газоне.

Я видел, как это чувство испытывают другие, когда был игроком «Манчестер Юнайтед». Стоим мы такие в туннеле перед матчем вместе с игроками другой команды, а диктор на стадионе объявляет: «Встречайте! Чемпионы Англии, чемпионы Европы и чемпионы мира, “Манчестер Юнайтед”!». В такие моменты я смотрел на игроков соперника, а те были бледными, словно призраки. Но разве их можно за это винить? В метре от них стояли такие легенды, как Скоулз и Гиггз. Было такое ощущение, будто соперник проиграл ещё до начала матча!

Это один из способов неосознанно выразить уважение. Такая же атмосфера царила в матче «Байера» с «Реалом». Особенно когда речь шла о Зидане, Фигу и Рауле. Но, безусловно, первое впечатление о них как о неприкасаемых было ошибочным.

Когда я стоял рядом с Йерро, у меня было чувство, как будто надо мной возвышается великан. Особенно если вспомнить, каким я тогда был тощим. Но у меня было огромное жгучее желание победить, и нет лучшего чувства, чем стоять посреди великанов. Это был фантастический опыт с печальным итогом. Но всё-таки наша маленькая группа на равных билась с великанами. Наша команда была как единый организм: каждый грамотно выполнял свою роль, у нас была гармония.

Михаэль Баллак был тогда в самом расцвете и стал нашим лучшим бомбардиром, забив 17 голов. Его уровень помог нам раскрыться. Нойвилль и Кирстен стали вторым и третьим бомбардирами, забив 13 и 11 голов соответственно. У меня был прогресс в плане игрового времени, но в Бундеслиге я выходил в стартовом составе всего лишь 8 раз. А ещё я забил 8 голов и стал четвертым бомбардиром команды, но для меня этого было мало. Я хотел быть первым. Это то, ради чего я всегда трудился. Но в этом были и плюсы: в Кубке Германии и Лиге чемпионов я забил в общей сложности 16 голов и наконец начал показывать то, из-за чего меня и брали в Леверкузен. По крайней мере, я стал лучше и добился прогресса.

✳✳✳

Деньги на билет в шкафу

Жизнь в Леверкузене была довольно однообразной. Когда я просыпался, на улице было темно и серо. Думаю, Вселенная таким образом готовила меня к жизни в Манчестере. Я шел сквозь серую угрюмость к единственному лучику света в моих серых буднях – футбольным тренировкам. Ах да, во время жизни в Германии лучик проявлялся два раза в день.

После тренировки я ел в ресторане Мито Кетчи. Затем я проходил мимо фабрики, чтобы убедиться, что она стоит на том же месте, где стояла вчера, позавчера и за день до этого. А потом шел домой. Больше делать было нечего. Одним из мест, которое я чаще всего посещал, был магазин видеокассет. Он находился всего в нескольких метрах от моей квартиры. В то время не было способа скачивать фильмы. Думаю, если бы у них было какое-нибудь записывающее устройство или кто-то захотел бы сам это записать, они бы выяснили, что я был самым частым посетителем в их магазине.

На тот момент я всё ещё не знал немецкий достаточно хорошо, поэтому брал напрокат фильмы на английском и смотрел их дома. А ещё мне нравилось читать журналы на английском в основном про кино, моду и машины. Но в Леверкузене не было журналов на английском, поэтому я ездил за ними до аэропорта в Кёльне. В этом было два плюса: поездки помогали разнообразить мою повседневную рутину, а журналы помогали улучшать мой английский.

Отец время от времени навещал меня. Квартира, в которой я жил, находилась в большом трехэтажном здании, в котором каждая семья занимала один этаж. В подвале была общая прачечная на всех. Мы с отцом в первый раз спустились постирать вещи, но все инструкции были написаны на немецком. И стоим мы такие вдвоем, уставились на стиральную машину и гадаем, как же её включить. Два взрослых мужика и стиралка.

Будучи двумя избалованными в прошлом парнями, мы привыкли, что наши вещи стирает кто-то другой. Мы не могли даже интуитивно догадаться, на какую кнопку надо нажимать. Мне пришлось подняться на этаж выше и попросить о помощи. С другой стороны, такие комичные ситуации должны были быть в моей однообразной жизни, мне такого не хватало. Затем будни продолжились: подъём, серость, тренировка, перекус, фабрика и домой. Даже если б я хотел, то не смог бы никуда сходить в Леверкузене.

Насколько я знал, в Леверкузене не было даже никакого ночного клуба или дискотеки. Даже если бы они были, я бы о них не спрашивал. Это даже не приходило мне в голову, несмотря на то, что Кёльн был рядом, нужно было только пересечь один мост. Несмотря на то, что Кёльн был очень приятным городом с красивым ландшафтом и потрясающим кафедральным собором, я редко туда ездил. Обычно я просто гулял один по главной улице, затем пересекал мост и возвращался в город с моей любимой фабрикой. Такой была моя жизнь – целиком посвященной футболу.

Вместе с гордостью, которую я испытал от вызова в национальную команду, из-за матчей за сборную у меня стало меньше возможностей для встреч с друзьями и семьёй. Пара забавных вещей произошла в то время. Согласно протоколу, клуб покупает тебе билет на самолёт. Затем ты отдаешь чек своей национальной федерации, и они возмещают стоимость билетов твоему клубу. Поначалу я вообще не обращал внимания на эти распорядки, я был выше этого. Первая игра за границей, молодость и незнание немецкого привели к комичной ситуации.

Всякий раз, когда я показывал свои билеты бизнес-класса бухгалтеру Болгарского футбольного союза, он пугающе смотрел на меня исподлобья и спрашивал: «Твои родители всю жизнь что делали? Катались бизнес-классом?». Я говорил себе: «Привыкай, приятель. Это только начало». Мне было смешно, а вот ему, кажется, нет.

Для меня стало обязательным путешествовать с такими билетами из Леверкузена, но я абсолютно не знал протокола, которому должен следовать. Получив деньги в долларах от Болгарского футбольного союза, я просто клал их во внутренний карман моего длинного пальто, коллекционировал их там, а пальто просто висело в шкафу. В итоге там скопилась достаточно внушительная по моим меркам сумма.

Время от времени, когда мне нужны были деньги, я брал их из пальто, обменивал на немецкие марки и покупал себе разные вещи. Однажды, когда я пришел в офис клуба, видимо, для того, чтобы взять ещё один билет на самолёт, девушка, ответственная за покупку билетов, сказала: «Мы не получили никакой компенсации за билеты от твоей сборной». Я ответил, как ребенок (каким и был): «Ой, я должен был отдать эти деньги вам?». С чего я вообще взял, что эти деньги предназначались мне? Непонятно.

Я взял остаток денег из пальто, принес их в офис и сказал администрации клуба, чтобы недостающую сумму вычли из моей зарплаты. Именно это они и сделали, чтобы исправить ситуацию и выровнять счета.

Автор
Димитар Бербатов
Перевод
Алибек Сабденов
Редактура
Евгения Шестакова
КнигиАвтобиографияДимитар БербатовБайер ЛеверкузенРеал МадридБоруссия ДортмундНюрнбергЗинедин ЗиданЛига чемпионов

Другие материалы

Комментарии

Добавить комментарий

Наверх