!DESKTOP_VERSION!
Димитар Бербатов. «Мой путь». Невозможное возможно. Глава 3. Часть 5

Димитар Бербатов. «Мой путь». Невозможное возможно. Глава 3. Часть 5

В этой части 3 главы Димитар рассказывает, как важно ему было играть за сборную, что даже травмированный он терпел и забивал голы, чем внёс существенный вклад при отборе на Евро-2004, так же поведает, как убегал от полицейской погони, торопясь на церемонию награждения лучшего футболиста Болгарии. А ещё как познакомился с гирудотерапей (лечение пиявками).

Melbet зеркало
Реклама

✳✳✳

Пять голов – маловато для чемпионата мира

Моя карьера в сборной началась просто замечательно. Менее чем за год я прошел путь от юношеской сборной до взрослой. Осенью 2000 года я забил гол в своем первом квалификационном матче за Болгарию. В том же духе я продолжал и весной 2001 года.

Второй отборочный матч – второй гол. Для меня этот гол был вдвойне приятен, так как забил я его на домашней арене ЦСКА. Мы играли против Исландии. Они первыми вышли вперед, но Краси Чомаков быстро сравнял. Стойчо Младенов выпустил меня на 60-й минуте вместо Гонзо. И я сразу же забил! Потрясающе! У меня были великолепные отношения с Младеновым. Он тот человек, который сначала позвал меня в молодежку, а потом без доли сомнения взял во взрослую сборную. Его тренировки были интересными и новаторскими.

После мы одержали еще три победы и один раз сыграли вничью. Забив Исландии, мы добыли очко в этом матче. Затем я оформил дубль в ворота Мальты, а в общей сложности забил пять голов в своем первом отборочном цикле к чемпионату мира. Но этого оказалось недостаточно. Домашнее поражение от Дании стало роковым для нас. В начале второго тайма Йон-Даль Томассон открыл счет, а на последних секундах удвоил преимущество. В последнем матче цикла нас разгромили чехи – 6:0. Перед этими двумя встречами мы занимали первое место, а в итоге опустились на третье.

✳✳✳

Как разрушить Национальный стадион одной больной ногой

В 2002 году Пламен Марков стал главным тренером сборной. На лето и осень у нас были запланированы товарищеские матчи с Германией и Испанией. В августе мы принимали сборную Германии на стадионе «Герена» в Софии. Я открыл счет встречи красивейшим ударом в ворота Йенса Леманна. Я был очень рад, что забил сборной Германии, но в то же время немного расстроен теми словами, которые слышал в свой адрес с трибун стадиона (домашней арены «Левски»). Я подбежал к болельщикам и швырнул футболку на землю. Хотел, чтобы они заткнулись!

Также я пытался донести до них простую истину: «Клубные предпочтения не имеют значения, когда мы играем за сборную». Остаток матча я был очень заведен. Баллак сравнял счет с пенальти, однако вскоре я так рванул к их воротам, что ему не оставалось ничего другого, кроме как фолить. Краси Балаков реализовал пенальти – 2:1 в нашу пользу. К сожалению, им удалось вырвать ничью, но самое главное то, что мы классно сыграли.

Далее последовала квалификация к Евро-2004. Отбор начался с матча против Бельгии в сентябре 2002 года, который я, увы, пропустил из-за травмы, полученной в августе в третьем туре Бундеслиги. До этого я был в отличной форме и забил сборной Германии и дортмундской «Боруссии». Как же я был зол! Когда смотрел игру по телевизору, я чуть пальцы себе не сломал от нервов. Тогда в Брюсселе парни провели великолепный матч. Забили Зоран Янкович и Стилиан Петров – победа 2:0.

В октябре мы принимали сборную Хорватии в Софии. Я уже вовсю тренировался. Вечером накануне матча у меня зазвонил телефон: «Тренер хочет тебя видеть». Я зашел в кабинет Пламена Маркова, и сразу же с порога он сказал: «Нежелательно менять стартовый состав после победной игры. Мы провели хороший матч с Бельгией и одержали заслуженную победу. Не очень хорошо перестраивать состав, однако я все равно хочу выпустить тебя с первых минут». Я просто стоял и слушал, пока он не спросил: «Что думаешь?». «Я рад, что буду играть», – ответил я. «Надеюсь, я не ошибся», – сказал Пламен, и на этом разговор закончился. Его слова еще сильнее мотивировали меня, и мне не терпелось оправдать его доверие!

У Хорватии был мощный состав. Но до нас дошла информация, что некоторые игроки между собой не ладили, и что это сильно вредило игровым наработкам. На высшем уровне нужно по максимуму пользоваться каждой слабостью соперника. Вдохновившись идеей стать первым поколением болгарских игроков, которые вышли на крупный международный турнир, мы решили атаковать с первой же минуты! Нашей задачей было забить быстрый гол и победить. 

Матч начался. Самые внимательные наверняка заметили: несмотря на то, что у меня сильные ноги, мои лодыжки часто неестественно выгибаются. Это приводит к растяжению. Если я недостаточно туго обматывал лодыжки, то риск получить травму был значительно выше. На протяжении всей своей карьеры первое, что я делал перед игрой, – обматывал лодыжки! На первой минуте матча я прыгнул, чтобы принять мяч, и неудачно приземлился. Я почувствовал мучительную боль и подумал: «Ну всё! Матч для меня окончен».

Но затем я сразу же решил: «Да ну к черту! Буду играть, пока у меня ноги не откажут». Ситуация ухудшалась с каждой минутой. Во время остановок я постоянно смотрел на свои ноги. На правой ноге все было нормально, а вот на левой – настоящий кошмар. На месте лодыжки был настоящий шар; нога очень опухла. Но тогда меня это не остановило. Я повторял себе: «Мне нельзя покидать поле. Я должен перетерпеть это». 

Затем произошло два события. На 22-й минуте я получил мяч в центральном круге. Игор Тудор опекал меня сзади. Тут я правильно использовал свой рост и умение держать мяч, которое приобрел еще в детстве, играя против взрослых. Мой отец учил меня бороться со взрослыми игроками и учиться толкать, напирать, терпеть боль, чтобы быть готовым ко всему. Поскольку моя правая нога была сильна (а еще и здорова), я начал смещаться влево, чтобы использовать ее. Тогда я испытывал адскую боль, но у меня не было другого выхода. Я смотрел на мяч, но боковым зрением заметил, что Стилиян рванул вперед, миновав защиту хорватов. Всё, что мне оставалось сделать, – это отдать ему голевую. Стилиян спокойно принял мяч и пробил в неудобный для Плетикосы угол – 1:0. Трибуны взревели.

Гол с травмой в игре против сборной Хорватии. Отбор на Евро-2004
Гол с травмой в игре против сборной Хорватии. Отбор на Евро-2004.

Этим матчем открывался после реконструкции Национальный стадион имени Васила Левски. Стадион вмещает примерно 43 тысячи, но в тот день казалось, что на трибунах было по меньшей мере 50 тысяч охрипших фанатов. Это было безумие! В тот момент я напрочь забыл о боли. Во мне бушевал адреналин, и я чуть ли не бегом бросился поздравлять Стилияна. Но когда матч возобновился, я абсолютно перестал чувствовать свою левую ногу и старался бежать осторожно, прихрамывая. К слову, всякий раз, когда во время матча я получал травму, я действовал так же. Я думал про себя: «Терпи, еще пять минут… а потом еще пять. Неважно. Ногой или носом, но я должен забить. Только тогда я успокоюсь». В тот день я был уверен, что поступаю правильно. Я еле двигался, но не хотел покидать поле. 

На 37-й минуте Мартин Петров получил мяч на правом фланге, в то время как я в меру своих возможностей спешил открыться из-за спины Тудора. Передачи Марто всегда были шикарны. Как только он меня заметил, он своей левой ногой отдал ювелирную передачу через всю хорватскую оборону, и даже мой «приятель» Тудор не смог дотянуться до мяча. Я же с легкостью принял мяч грудью, смягчил его приземление и правой ногой пробил в противоположный от Плетикосы угол – 2:0. 

В тот момент казалось, что реконструированный стадион вот-вот рухнет и больше там не будет никаких матчей. У меня снесло башню, и я снова снял футболку. Знаете, я только сейчас понял, насколько часто я праздновал голы таким образом. Наверное, в прошлой жизни я был стриптизером. Но вернемся к матчу. Не только я, но и все болгары были на седьмом небе от счастья! Тот бушующий переполненный стадион – одно из самых ярких моих воспоминаний. Видимо, даже планеты в тот день расположились в нашу пользу. Пламен Марков уже собирался заменить меня, но я ушел с поля только после забитого гола. Когда я уходил с поля, мне было страшно взглянуть на лодыжку.

Празднование гола в ворота сборной Хорватии
Празднование гола в ворота сборной Хорватии

После матча я один сидел со своей опухшей лодыжкой и, радуясь, наблюдал за тем, как парни отмечают победу с болельщиками. Мы были явно лучше в тот день. А особенно в первом тайме, когда мы их просто размазали. Играя на одной ноге, я и забил, и отдал голевую. Затем я пропустил победный матч с Андоррой (2:1). Я никак не мог играть: в тот день моя лодыжка была размером с шар для боулинга. После трех побед подряд мы были единоличными лидерами нашей группы.

Сразу после матча с Хорватией я отправился в Германию и пошел к нашему физиотерапевту Дитеру Трзолеку. Настроение было отвратное, я хромал и ворчал. Когда я травмирован, меня раздражает каждая мелочь. Я не хочу ни с кем говорить, становлюсь более замкнутым. И все же я знал, что в такие моменты есть люди, которые искренне хотят помочь мне и готовы терпеть мои капризы. Трзолек был как раз таким человеком. Тогда он сказал мне: «Не переживай. Такое случается». Я же вспылил в ответ: «Почему это случается только со мной?». Он отвел меня в свой кабинет, в котором было много разных медицинских аппаратов, которые я ни у кого не видел. Я тогда задумался, а успел ли он их все протестировать?

«Садись, – сказал Трзолек. – Сегодня я опробую на тебе кое-что новенькое». Он достал стеклянную банку, в которой было много шевелящихся личинок. «И что же это будет?», – спросил я, стараясь сохранять невозмутимость. Дитер мне объяснил: «Это пиявки. Только посмотри, какие они тонюсенькие! Но после того, как я положу их тебе на ногу, они станут толще, поскольку они начнут высасывать твою кровь». Не успел он закончить свою фразу, как начал по одной класть их мне на мою мячеобразную лодыжку. Первая, вторая, третья, четвертая, пятая, шестая пиявка. Они вцепились в мою ногу и принялись всасывать кровь. Внезапно они стали толстыми, как два больших пальца. Затем Дитер оторвал их и убрал обратно в банку. На протяжении шести дней я ходил к Дитеру и его пиявкам. Это действительно помогало. Я никогда раньше с таким не сталкивался, хотя потом все же узнал, что человечество тысячелетиями использовало целебные свойства слюны пиявок. Через три недели я уже был готов к новым вызовам.

✳✳✳

Мой первый приз лучшему игроку года

Близился конец года, а вместе с ним и церемония награждения лучшего игрока Болгарии. В прошлый раз в этой номинации я занял третье место, но мои амбиции продолжали расти. Я желал взять приз (и не один раз), хотел стать в один ряд с величайшими болгарскими футболистами, попадать каждый год как минимум в топ-3. Событие приближалось, и до меня доходили слухи, что я фаворит номинации. Клубный сезон получился для меня успешным. Да, моя команда упустила три трофея, но тот факт, что я сыграл в финале Лиги чемпионов, был очень весомым. Я был молодым болгарским пацаном, который забивал голы по всей Европе и тем самым приобрел популярность на международной арене. Всё это произошло отнюдь не только благодаря таланту. Я упорно работал над собой. И те, кто голосовал, оценили мой труд по достоинству. Я стал лучшим футболистом года в Болгарии.

Награждение состоялось осенью во время небольшого перерыва. Церемонию назначили на обеденное время. Кючука, как более организованный в нашей компании, купил себе классный костюм. У меня же на это не было времени, и было решено, что я возьму костюм у него. Вечером накануне церемонии мы с ним тусовались в клубе, а потом завалились в его квартиру. Разумеется, мы, как всегда, проспали. Тошо проснулся за 30 минут до начала церемонии, костюм был не глажен.

«Который час? Вот черт, опаздываю!». Я резко спрыгнул с кровати и начал одеваться, в то время как Кючука гладил костюм. Нам уже тысячу раз звонили организаторы, спрашивали, где мы пропадаем. На улице было по колено снега. Мы еле добрались до машины, но при таком морозе двигателю потребовалась вечность, чтобы прогреться. Потом мы не могли выехать, так как колеса застряли в этом снеге. Я начал дергать дверную ручку, и она сломалась. «Черт, придется покупать новую», – подумал я. Но потом в голову пришла более зловещая мысль: «Дурное предзнаменование! Не иначе». Тем не менее, мне удалось выйти и начать толкать автомобиль в надежде, что прорвемся. Наконец мы выбрались. Кючука двинул педаль в пол. Погнали!

Вся дорога была в слякоти. Если бы мы соблюдали правила, то точно не успели бы. Только вообразите: опоздать на такое мероприятие. Ни за что! Мы буквально долетели до Цареградского бульвара, а как только свернули на бульвар Болгария, приближаясь к Национальному дому культуры, мы проехали на красный. Нас уже преследовала полиция. Мы нарушали правила одно за другим, и они не отставали. Сирены ревели. Во время погони Кючука вдруг сказал: «Надо остановиться. Все-таки полиция». «Что?! Какая полиция? Никаких остановок, мы опаздываем!». За несколько минут до церемонии награждения мы гнали от полиции по улицам Софии. Кючука все время твердил: «Мы должны остановиться». Да, он был прав, но был ли у нас выбор тогда? «Мы не можем остановиться, понимаешь? Ведь это я возьму приз. Я им всё объясню, когда доедем».

Когда мы наконец доехали до стоянки, полицейские были в ярости. Я даже подумал, что нас арестуют. «Ну что же Вы, господин Бербатов, нарушаете!» – начали они. «Простите меня. Меня ждут на церемонии, я очень опаздываю. Я получил награду “Футболист года”, это очень важное событие для меня», – я пытался объясниться перед полицейским. Он был очень зол: «Знаю, что важное, но нужно уважать закон!». До церемонии оставалось пару минут. «Хорошо, делайте со мной всё, что хотите, но, пожалуйста, после церемонии. Мне правда нужно спешить». «Ладно, беги. Но обещай, что этого больше не повторится».

Я поблагодарил его и поспешил на церемонию. Я был запыхавшийся и весь потный. К слову, наши пальто в то время напоминали одежду чикагских гангстеров из 20-х годов. Когда я смотрю на старые фото, мне кажется, что мое пальто тогда было на два размера больше нужного, но тогда я чувствовал себя в нем очень комфортно.

Семейное фото после получения награды «Лучший футболист 2002 года»
Семейное фото после получения награды «Лучший футболист 2002 года»

Президент Болгарии Георги Парванов вручил мне награду – «Лучший футболист 2002 года». В тот день я удостоился высшей чести и был невероятно горд. Я стал в один ряд с такими глыбами, как Христо Стоичков, Христо Бонев, Георги Аспарухов, Димитар Пенев, и другими великими игроками. Но для моих амбиций это был лишь разогрев. Наверное, сидящие в зале не подозревали, что меня ждет впереди (даже я не всё мог представить), но я собирался приложить все возможные усилия, чтобы стать одним из величайших игроков в истории Болгарии. Это было лишь начало.

✳✳✳

Кортизоновый шар

В 2003 году мы возобновили борьбу за выход на Евро ничьей с Эстонией. Затем была товарищеская встреча с Албанией, которую я запомнил не столько из-за своего дубля (в итоге мы выиграли 3:0), сколько потому, что это был прощальный матч Красимира Балакова. Даже в 37 лет он оставался важной частью нашей сборной. Не каждый день рождаются такие волшебники.

В июне мы готовились принять Бельгию. Это была решающая игра, и болельщики снова готовились разрушить стадион своей радостью. Накануне матча на тренировке я внезапно почувствовал напряжение во внутренней части бедра. Я начал неистово орать. В тот момент я был зол на весь мир! Наш врач Мишо Илиев отвел меня на МРТ, где выяснилось, что у меня паховое растяжение. В шоке были все: и доктор, и Пламен Марков, и я. За считанные часы до решающего матча с Бельгией меня вычеркнули из состава. Чтобы лишить соперника этого преимущества, мы решили никому об этом не рассказывать, даже товарищам по команде.

Мы продолжили вести себя как ни в чем не бывало и договорились сообщить об этом непосредственно перед матчем. Мы смутно надеялись на чудо, но это повреждение невозможно вылечить за один день. Да, оно незначительное, но выход на поле грозил усугублением травмы или даже разрывом приводящей мышцы.

Всю ночь я не мог уснуть и постоянно беспокоил Мишо Илиева. Я кричал и разбрасывался всем, что попадалось мне в руки. На следующий день, подъезжая к стадиону, я сказал нашему врачу: «Плевать на все риски! Я хочу играть, даже если это придется делать на одной ноге». И тут он внезапно достал гигантский шприц. Он был наполнен кортизоном. Только спустя некоторое время я узнал, насколько опасным может быть такой метод лечения. Но даже если бы я тогда знал обо всех возможных рисках, то всё равно решился бы на это. Всё, чего я хотел в тот момент, – играть. Мишо вонзил иглу и начал вводить лекарство. Эта была дикая боль. Внезапно моя мышца начала раздуваться, образуя некую сферу под моей кожей, будто там надувался шар. «Док, что происходит? Моя нога сейчас лопнет», – паниковал я. Это происходило в тот момент, когда уже нужно было выходить на разминку.

Илиев успокоил меня: «Не волнуйся, так всегда происходит». Мы стали давить на опухшее место, чтобы вещество быстрее распределилось. Место онемело, я перестал его чувствовать. Мишо сказал: «Это поможет тебе продержаться как можно дольше. Это всё, чем я могу помочь». Мы туго замотали это место бинтом в большей степени для того, чтобы полностью снизить чувствительность.

Когда я слушал государственный гимн и видел, как стадион окрасился в бело-зелено-красные цвета, я осознал, что если бы остался в стороне от этого события, то просто бы умер. Мой функционал был заметно ниже обычного, но страсть, казалось, всё восполнила. Сначала я пробил в штангу, а затем на добивании Мариан Христов пробил в другую. В целом мы играли неплохо, но неудачный рикошет от ноги Стилияна вывел Бельгию вперед. Я создал много опасных моментов. В один из таких я пробил головой, но защитник выбил мяч с линии. В перерыве Пламен спросил меня: «Как себя чувствуешь? Сможешь продолжить или нужна замена?». Я не мог просто так закончить игру. Полностью осознавая, что рискую здоровьем, я сказал ему: «Давайте подождем. Я хочу помочь». Меня не покидало ощущение, что, несмотря на травму, я смогу забить. 

На 52-й минуте Стилиян навесил с правового фланга. Я находился рядом с Ван Бюйтеном, и, несмотря на то, что он был два метра ростом, мяч каким-то необъяснимым образом попал мне на голову. У меня не было права на ошибку. Бум! Гол! Трибуны снова взревели, а я опять снял футболку. Я был в таком восторге, что готов был сорвать с себя шорты!

Пламен уже готовил для меня замену. К тому моменту я уже практически не мог ходить. После моего ухода нам забили два быстрых гола, но вышедший вместо меня Светло Тодоров реализовал пенальти – 2:2. Мы однозначно заслуживали хотя бы ничью. Как же было обидно! Ведь до травмы я был в отличной форме и мог принести гораздо больше пользы. Тем не менее, я был доволен тем, что вышел. Мы по-прежнему остались на первом месте в группе, ни разу не проиграв.

В «Байере» были недовольны моим решением играть с травмой. Но, несмотря на разные слухи, меня никто не оштрафовал. Я благодарен руководству клуба за то, что с понимаем отнеслись к моему желанию отдавать всего себя ради Болгарии.

В сентябре 2003 года у нас было два очень важных матча отбора к Евро. В матче против Эстонии счет открыл Марто Петров, а затем я удвоил преимущество – победа 2:0. После гола я подбежал к Пламену Маркову и кинулся ему на шею. Он очень хорошо ко мне относился и полностью доверял мне. Это стало ясно еще в день матча против Хорватии, в котором он дал мне шанс, хотя мог сохранить стартовый состав после победной игры с Бельгией. Этим Пламен показал, что уверен в моих способностях, и я хотел отблагодарить его и доказать, что готов отдать все силы за команду. Тот гол я посвятил именно ему.

10 сентября нам предстоял гостевой матч с Андоррой на ужасно маленьком стадионе, который едва вмещал тысячу зрителей. Я забил два быстрых гола, а Мариан Христов установил окончательный счет – 3:0. Цель достигнута, но самое интересное происходило уже после матча в отеле, где мы планировали глянуть матч сборной Бельгии. Поскольку я не взял с собой никакой другой одежды, кроме спортивной, Марто Петров вызвался помочь: «Слушай, так у меня с собой две футболки, можешь взять одну». Я глянул на них и понял, что они практически одинаковые, но в разных цветах. Еще эти футболки были настолько яркими и вызывающими, что стало интересно, какой чудак их ему отдал. Я сказал: «Марто, мы же будем странно выглядеть, как попугаи». А он мне в ответ: «Не хочешь – не бери. Если тебе комфортнее с голым торсом – вперед». Так как мы собирались сидеть в ресторане отеля, я всё же нехотя ее надел. Как же нелепо мы выглядели!

Бельгия обыграла Хорватию 2:1, тем самым обеспечив нам первое место в группе. Мы на Евро! Затем мы начали вести себя еще нелепее, чем выглядели наши футболки. Это будет пример того, как не нужно себя вести. На волне эйфории мы сходили с ума. Мне было 23 года, и я попал на Евро! Погрузившись в ликование, мы не понимали, что вообще творим. Мы сказали Сашо Диневу зарезервировать бар только для нас. Одеты мы были, конечно, так себе: кто-то в спортивках, а «некоторые» в попугайских футболках. Но нам было весело! Мы обнимались, целовались и разбивали бокалы с шампанским. Кто-то даже достал сигары и начал учить меня курить. И в прямом, и в переносном смысле мы витали в облаках.

Вскоре к нам присоединился и Пламен Марков и произнес победную речь. После такого торжества мы даже отложили возвращение в наши клубы. Приехав в Софию, мы продолжили празднование. В конце концов, это было заслуженно. Мы были хорошей и сплоченной командой.

Во время одного из перерывов на игры сборных у нас было командное собрание. Мы говорили о том, как классно было бы попасть на Евро, какой это великий турнир. Тем самым мы мотивировали друг друга. Мы фантазировали, рисовали у себя в голове разные версии грядущего, были одержимы этой мечтой. Самым ярым из нас был Илиян Стоянов: «Если мы пройдем отбор, это будет праздник не только для нас, футболистов, но и для всей страны». Конечно, он был прав. Эти мысли не были детской фантазией, ведь эта цель нас объединила, мы все горели ей! Мы все были как друзья детства. И мы эту цель воплотили. Теперь моих пяти голов оказалось достаточно.

Автор
Димитар Бербатов
Перевод
Олег Андрияшкин
Редактура
Евгения Шестакова
КнигиАвтобиографияДимитар БербатовБайер Леверкузенсборная БолгарииЕвро2004

Другие материалы

Комментарии

Добавить комментарий

Наверх