!DESKTOP_VERSION!
Димитар Бербатов. «Мой путь». На пути в ЦСКА и не только. Глава 2. Часть 2

Димитар Бербатов. «Мой путь». На пути в ЦСКА и не только. Глава 2. Часть 2

В этой части Димитар рассказывает, как чуть было не закончил с футболом из-за травмы, кто спас его карьеру, а также про вызов в первую команду и преодолении новых трудностей в быту.

Реклама

✳✳✳

Шляттер

К сожалению, сразу же после трансфера из «Пирина» в ЦСКА у меня начались первые проблемы со здоровьем – это случилось именно в тот момент, когда я начал хорошо играть за молодёжный состав. Я чувствовал что-то в правом колене, как будто там внутри находился посторонний предмет. Я не мог полностью выпрямить ногу, она будто бы просто застревала в определённый момент. При этом сегодня я могу проснуться – и этого ощущения нет, а на завтра боль возвращается и не отступает несколько дней. Это мешало моим тренировкам. Всё чаще и чаще моя нога застывала в определённой позиции, и я просто не мог ею пошевелить. Это сводило меня с ума.

В общежитии я вставал к стене в своей комнате и пытался почти что прибить свою ногу к ней. Порой это срабатывало, так что я убедил себя, что отыскал временное лекарство. Раз на раз не приходился, иногда боль исчезала, а иногда нет. Во втором случае мне приходилось уживаться не только с тем фактом, что моя нога нормально не разгибается, но также и с той болью, которую я испытывал от того, что дубасил собственное колено. В некоторых случаях было необходимо стучать так по ноге даже в раздевалке после очередной игры. Когда эта проблема давала о себе знать во время самих матчей, это было ещё большим кошмаром. Это было просто ужасно, и в тот момент стало очевидным, что нужно решить проблему раз и навсегда как можно скорее.

Будучи медсестрой, моя мать взяла дело в свои руки. Мы сели в «Жигулу» и направились к доктору Шойлеву в спорткомплекс «Дианабад», который располагался в Софии. Осмотрев меня, он объявил: «Шляттер!» Для меня это было неизвестным набором звуков. Он объяснил, что эта болезнь связана со слишком быстрым ростом и что её диагностируют у молодых спортсменов, чаще всего у баскетболистов. Потом я почитал про неё подробнее: полное название было «Болезнь Осгуда-Шляттера» – воспаление непосредственно под коленной чашечкой. Шойлев был категоричен: «Операция обязательна. В противном случае можешь забыть про футбол».

Операция? Мне же всего семнадцать лет! Закончить с футболом? Мы начали сильно волноваться. В конце концов, это же моя мечта, моё предназначение, это вся моя жизнь!

Мать связалась с Мэрри. Он посоветовал ей отправиться в «Красное знамя» к Христо Запрянову, а также выслушать альтернативное мнение от доктора Гевренова. Мы зашли в здание, где работал Запрянов и которое располагалось рядом с нашим вторым тренировочным полем. «Расслабься, Димитар! Ты ещё молодой – просто наберись терпения и подожди. Побудь на море месяцок, закопай ногу в песок, и все проблемы исчезнут». Христо Запрянов был воплощением настоящего спокойствия, в то время как я был словно натянутая тетива. Я был напуган этим ужасным советом касательно операции. «Это бред. Послушай меня, никакая операция тебе не нужна. Всё, что тебе нужно, – это море и время», – заключил Запрянов. Как он сказал, это была распространённая проблема для ребят вроде меня. Гевренов позже подтвердил его слова. Легендарный Христо Запрянов – «Профессор» – и доктор Гевренов тогда просто спасли меня!

Ребята из академии отправлялись на море, так что я присоединился к ним и остался там на месяц. Я погружал свою ногу под тёплый песок на пляже. Оказалось, что действительно нужно было лишь время и лечебная терапия песком. Вот так, постепенно, шаг за шагом у меня получилось избавиться от непрошенного гостя в моём колене по имени Шляттер. Хотя воспоминания о том, как я долбил по своему колену, чтобы прибить его ровно к стенке, не покинут меня никогда.

✳✳✳

Не буду мыть руки несколько дней

С началом нового сезона я снова начал играть в команде Гаганелова вместе со старшими ребятами – теми, кто родился в 1980 году. Я помню, какой испытывал трепет от одних лишь тренировок на «Болгарска Армия» (стадион ЦСКА). Там же мы проводили и сами матчи. Родители подарили мне бутсы фирмы Diadora – золотые с красными засечками. Ощущение было такое, словно я «Золотую бутсу» получил. Даже спать в них ложился. Какой же это был кайф! Я долго в них играл, и всякий раз было ощущение, будто я не хожу, а летаю по полю. К слову, родители очень редко покупали мне бутсы. Они не считали это крайней необходимостью.

Однажды в матче с «Вельбажд» (Кюстендил) я играл в этих бутсах, и меня никто не мог остановить. Мы их уничтожили, а я забил два из трёх голов команды. У «Вельбажда» была крепкая молодая команда на тот момент, и вспоминают они меня только в негативном ключе. Я постоянно им забивал. Своими голами я буквально издевался над ними. В какой-то момент они начали часто на мне фолить. Даже когда я ещё играл за «Пирин», после поражения нам на нашем поле они угрожали мне: «Давай, приезжай в Кюстендил, мы тебе все ноги переломаем!» То же самое было и в матче за ЦСКА, когда мы забили четыре или пять безответных мячей. Но Гаганелов меня успокоил: «Не переживай, ты просто пропустишь ответный матч».

Матч «Вельбажд» – «Пирин», стадион «Осогово», 2012 г.
Матч «Вельбажд» – «Пирин», стадион «Осогово», 2012 г.

Тренировки с молодёжкой были для меня сущим кошмаром. Мы очень много бегали, как будто к марафону готовились. Мы бегали по асфальтированной дорожке вокруг «Красного знамени», а Гаганелов с улыбкой наблюдал за нами со стороны. Естественно, я бежал первым с конца. Зато, когда у нас была тренировка с мячом, я радовался, как маленький ребёнок.

Это напомнило мне о другом событии. Мы были на зимних сборах с молодёжкой ЦСКА. Метель, буран, нас замело снегом прямо на тренировочной базе. Бат Мэрри приехал туда на своей «Ладе Ниве SUV». Мы выходили на пробежку и утопали по колено в снегу. Я был в шапке, а холод стоял такой, что я просто не мог дышать. Казалось, что мои голосовые связки заледенеют в ту же секунду, как я сделаю первый вдох. И вот в такую погоду нам приходилось бегать. Мэрри брал тренера, сажал его рядом с собой на пассажирское кресло и ехал прямо позади нас. Никому нельзя было халтурить и делать перерывы. Мы бежали, а они ехали прямо за нами. А если кто-то из нас замедлялся, то мы сразу же слышали этот ужасный звук – бип, бип! Они просто сидели в теплой машине, болтали и периодически нажимали на гудок. Хорошо, что они не слышали все те добрые слова, которыми мы их называли, иначе нам пришлось бы бегать аж до следующей зимы.

Играть на «Болгарска Армия» для нас было честью. Пената, Джонни Велинов и Красси Борисов были на стадионе и просматривали нас. Христо Запрянов тоже был с ними. Все эти важные шишки из ЦСКА приходили посмотреть на нас. О, вы просто не представляете, какие эмоции у нас вызывало одно только их присутствие! «Пената идёт! Я должен показать свой лучший футбол и впечатлить его! Тогда он заберёт меня в первую команду».

У всех были такие мысли, каждый из нас об этом мечтал и представлял лучший вариант развития сценария из возможных для себя и делился этим только с ближайшими друзьями. У всех нас горели глаза. Играя на «Болгарска Армия», абсолютно каждый хотел выступить наилучшим образом, впечатлить всех и попасть в основной состав.

Так вышло, что у меня получилось. На дворе 1998-ой, мне 17 лет, я играю за молодёжку и получаю новости… В тот момент я был просто на седьмом небе от счастья! Меня позвали тренироваться с первой командой. Моя мечта была на расстоянии вытянутой руки. Великий тренер Димитар Пенев выбрал меня для игры со взрослыми дядьками из знаменитого ЦСКА. Меня забрали в первую команду вместе с Йорданом Варбановым по прозвищу Дуци.

Какой же мандраж мы испытали, когда нас пригласили познакомиться с игроками первой команды. А знакомил нас с ними лично Димитар Пенев! Когда мы с Дуци присоединились к команде, Пената встретил нас словами: «Здорово, парни!», а затем пожал нам руки. Мы их не мыли потом несколько дней. Вы можете себе представить, что это такое – пожать руку Димитару Пеневу в то время?

Когда мы посетили молодёжку, то просто не могли перестать хвастаться: «Вы представляете, что произошло? Димитар Пенев пожал нам руки». Тогда это было для нас действительно знаковым событием. Мы так этим гордились, что буквально парили над землёй.

✳✳✳

Панчарево

Когда меня перевели в первую команду, я подошёл к Бату Мэрри узнать, будет ли меня кто-нибудь возить в Панчарево [село в Болгарии – прим. пер.] на тренировки. Но он меня перебил: «Ты можешь пользоваться общественным транспортом, разве нет?»

Вот так мне пришлось выучить новый автобусный маршрут: покинув «Красное знамя», нужно сесть на автобус на остановке «Бульвар Царьграда», проехать по окраине Горубляне, пересечь КАД (кольцевую автомобильную дорогу) и приехать в Панчарево. Остановка располагалась у подножия холма, так что мне нужно было подниматься вверх, чтобы добраться до тренировочной базы. Мой путь пролегал по грязной дороге, а соседями были цыгане. Впоследствии на том месте было много чего построено (например, школа). Но тогда там не было ничего. Ну, как ничего… Там были собаки.

Когда тренировка заканчивалась, а случалось это чаще всего затемно, мне приходилось преодолевать тот же самый путь обратно до остановки в Панчарево, а потом уже весь путь до комплекса «Красное знамя». Спустя какое-то время я снова подошёл к Маринчеву: «Бат Мэрри, в Панчарево есть несколько неплохих домиков. Можно, я буду оставаться там на ночь, чтобы тренировки проходили спокойно и мне не приходилось думать о том, как добираться домой в кромешной темноте?»

Ответ был положительным.

Тренировочная база в Панчарево (одно из полей), 2016 г.
Тренировочная база в Панчарево (одно из полей), 2016 г.

Во всех домах было по две комнаты, и в каждой было по две кровати. Они могли вместить по четыре человека, но я лично занимал одну полностью. Вечера я проводил в компании лис и волков. Из гор до меня эхом доносился их вой.

Я постоянно менял дома, вечно мне что-то в них не нравилось. Рядом с тренировочным полем располагались более современные варианты, но из-за того, что я был недостаточно взрослым, мне нельзя было в них жить. Поэтому меня поселили во втором ряду. Я переезжал до тех пор, пока не нашёл то, что мне нравится.

Поначалу у меня даже не было телевизора. По вечерам я был совсем один, но я покупал книги, газеты, журналы и всякое такое, лишь бы как-то себя развлечь. Вместо того, чтобы думать обо всякой ерунде или же просто отключать мозг после тренировки, я хотя бы мог читать. Спустя какое-то время я буквально умолял Бата Мэрри поставить мне телевизор. На самом деле, только это мне и было нужно. Когда я купил себе его, то стал просто самым счастливым человеком в мире. У меня было собственное жильё, телевизор, и, что самое главное, я тренировался с ЦСКА – что ещё нужно для счастья?

А, ну да, когда у меня заканчивалась еда, приходилось проделывать весь этот путь до Горубляне, потому что ближайший супермаркет находился именно там. Если было слишком темно, я ждал автобус. Но если погода была хорошей, я предпочитал идти пешком или даже иногда устроить себе лёгкую тренировочную пробежку. Я покупал немного сыра, маргарин, хлеб и сок. Хотя всё-таки главным блюдом моего рациона была лютеница [болгарская закуска из помидоров и сладких перцев – прим. пер.].

Автор
Димитар Бербатов
Перевод
Алибек Сабденов
Редактура
Евгения Шестакова
КнигиАвтобиографияДимитар БербатовЦСКА СофияКрасное знамя

Другие материалы

Karma is a bitch. Итоги матча против «Арсенала»

04 декабрь
1 838

От борьбы к футболу. Итоги матча с «Челси»

30 ноябрь
2 647

Сульшер идеально справился со своей задачей. Будет ли успешным следующий шаг?

26 ноябрь
7 055

Комментарии

Наверх