631

Как потерять самообладание, и сделать это эффективно - как Жозе Моуринью

Директор Британской ассоциации управления гневом рассуждает об эмоциях Жозе на бровке.

Стоящие на центральной трибуне «Театра мечты», «Олд Траффорда», фанаты кричат от разочарования, Жозе Моуринью оборачивается в ярости. Его новая звезда, Поль Погба, занимает на поле не свое место; игра его команды, «Манчестер Юнайтед», далека от идеальной. Нужно что-то делать, и делать быстро. Поворот в сторону ассистента Руи Фарии, разъяренный крик на португальском, надменно задранный нос.

Следующий в списке - Джованни Серра – тренер, виновный в нарушении понимания на футбольном поле. Быстро прошагав к нему, Моуринью тычет в его бумаги в гневе; причина его раздражения становится ясна фотографам, тянущимися за удачным снимком.

Вспышка ярости Жозе вновь в заголовках новостей, но его команда преодолела трудности. Все прошло по тщательно подготовленному и мастерски выполненному плану. Эмоции Жозе, подлинные и притворные в равной степени, – то, что отличает его от соперников. В игре на публику ему нет равных в Премьер-лиге.

Однако метания Моуринью вдоль боковой линии могут заставить усомниться в наших предположениях о гневе. В то время как Аристотель утверждал, что одной из черт доброго нрава является умение злиться тактично, сегодня потеря самообладания часто воспринимается как знак слабости, как открывшаяся щель в броне. Но что, если подобные эмоции, допускаемые сознательно, могут обеспечить психологическое преимущество? Что, если столь результативный эффект гнева недоступен для других, более размеренных подходов?

«Люди часто неверно истолковывают пылкость Моуринью, этот притворный гнев, как знак того, что он посыпался», говорит Майк Фишер, директор Британской ассоциации управления гневом. «Это не значит ничего. У южных европейцев совершенно иной способ выражения эмоций, который мы часто неправильно понимаем. Такое поведение тренера, его увлеченность игрой может служить мотивацией для игроков на поле».

Фишер, последние 30 лет работающий с футболистами, голливудскими актерами и ведущими бизнесменами, уверен, что гнев является ценным ресурсом, если его правильно использовать. «Когда мы опускаемся от сдержанности и красноречия к такому агрессивному поведению – это может показывать нашу слабость».

«Однако, если этот гнев наигран», продолжает он, «он может ввести в заблуждение твоего соперника, заставить их думать, что они победили психологически. И этот прием может быть очень полезен в футболе, когда особенно важны игры разума».

«Для менеджеров это подобно театру, они взвинчивают себя до состояния эустресса (положительное влияние стресса на человека), но как только игра заканчивается, они возвращаются к своему привычному достойному поведению.  Их представление мотивирует игроков, и в то же время озадачивает оппонентов. Это театр, драма, откровение, способ мотивации и вдохновения, способ сказать игрокам: «Мне не все равно. Я с вами, и я прикрою вашу спину, все 100 процентов моего внимания обращены к вам». В этом Моуринью безупречен».

В то время как Моуринью известен тем, как строит близкие отношения со своими игроками – уход из «Интера» в 2010 довел Марко Матерацци до слёз – многие соперники по Премьер-лиге не могут ужиться с настолько сбивающим с толку человеком. Это то, что отделяет зёрна от плевел,» говорит Фишер. «Они говорили также о сэре Алексе Фергюсоне. Помните инцидент с бутсой и Бэкхемом? Игрокам это понравилось, они заряжались от этого».

Арсен Венгер, исконный философ и полная противоположность Моуринью, возможно, самая известная жертва португальских шалостей у боковой линии. «Венгер и Моуринью – это столкновение личностей, они находятся на разных концах спектра тренерских стилей.

В футболе есть грань между страстью и агрессией, важно найти между ними промежуточную позицию, иначе можно быстро получить обвинения в свой адрес в серости. И это слишком часто становится проблемой для Венгера, которую он принимает слишком близко к сердцу. Моуринью любит драму; ему комфортно быть в напряжении и принимать вызовы».

В то же время, неконтролируемый гнев может быть в той же степени вреден. Пока бывший тренер сборной Англии, Сэм Эллардайс, сейчас занят проблемами, связанными не с игрой на поле, Фишер уверен, что его привычка «взрываться» на бровке приносит диаметрально противоположный результат, нежели театральные вспышки гнева от Моуринью. «Это совершенно разные типы характера», утверждает он. «Для игроков удручающе видеть своего менеджера отвлеченным от того, что происходит на поле, не чувствовать его поддержку. Это показывает, что человек потерял контроль над происходящим».

В то время как поведение Моуринью, вполне возможно, может быть объяснено спецификой игры, споры о гневе и темпераменте доходят до другого, в той же мере напряженного, поля – политики. Пока президентская кампания в США продвигается к Дню выборов, риторика Дональда Трампа, и гнев, к которому он часто прибегает, все чаще становится темой для обсуждения на глобальной арене.

«Это чувство заразительно», утверждает Фишер. «Если вы слышите кого-то, выражающего свой гнев, даже будучи спокойным, вы можете прийти к чувству страха, ярости и разочарования. Если я выражаю свою злость, проецируя на вас свою агрессивную речь, вероятно я пытаюсь добиться от вас ответной реакции; опустить вас на свой уровень».

Будучи наравне с противником в опросах, когда до решающего дня остается лишь немногим больше месяца, «заражение гневом» стало весьма успешным подходом для избирательной кампании. «Всё зависит от того, как аудитория воспринимает сказанное вами. Трамп доказывает наличие огромного разлома в Америке; и он является сердцем конфликта между «имущими» и «неимущими». Он обращается к обделенным, усиливая ярость, что была заметна и раньше».

Это может быть эффективно, но куда приведет такое количество агрессивной риторики? «Это рискованная стратегия», продолжает Фишер. «Я искренне верю, что Трамп на пути к победе в президентских выборах. Если судить по предыдущему опыту, американской культуре агрессия более свойственна, чем британской. Я провел здесь много времени, наблюдая за агрессией, скрытой прямо под поверхностью – она не нова. Этот гнев наращивался последние 25 лет, но только сейчас мы можем видеть ее истинное лицо».

Несомненно, в мире спорта гнев может быть чрезвычайно эффективно использован. Но перенесенный в сферу, где предметом разговором являются человеческие жизни и социальный структура, его использование выглядит как игра с огнем.

В завершение, нежели цитировать аристотелевское восхищение интеллигентной потерей самообладания, скорее стоит упомянуть слова английского поэта Фрэнсиса Куорлса: «Берегись того, кто терпелив; чем сложнее вызвать гнев, тем сильнее он будет и дольше».

Источник: The Telegraph