410

«Я – боец». Руни обещает доказать скептикам, что его рано списывать со счетов

Капитан «Юнайтед» отвечает на вопросы о своей роли на поле, будущем и отношении к непопаданию в состав.

Вот к чему пришла карьера Уэйна Руни. После 166 матчей, в которых он наколотил 53 мяча, головокружительных взлетов и сокрушительных падений, капитану на пресс-конференции задали вопрос, которого он точно еще никогда не слышал. Пришел ли конец его хорошей игре? И, если судить трезво, сможет ли он еще показать свою лучшую игру, несмотря на то, что ему почти 31 и все больше людей считают, что на Уэйне Руни пора ставить крест?

Уэйн не дрогнул. Скорее всего, он ожидал, что скоро ему зададут такой вопрос, и принял его достойно и гордо, как принимал все остальные вопросы насчет его невыразительных матчей, возможного ухода из «Манчестер Юнайтед» и даже про то, как он себя чувствовал, когда фактически смирился с тем, что будет играть в полузащите, а Жозе Моуринью просто высмеял эту идею.

Руни дал очень тактичный ответ, сказав, что примет любые решения Моуринью и Гарета Саутгейта (и.о. тренера сборной Англии), но позиция человека, который, по существу, пытается спасти свою карьеру, была категорична.

«Я слышал, что многие говорят о смене позиции. Отлично, так дайте мне сделать это», - сказал он. «Если это то, что нужно, что должно случиться, дайте мне это сделать. Я чувствую, что просто не получаю возможности, даже если это мне необходимо, чтобы продлить мою игровую карьеру. Мне не дают шанса сыграть в полузащите. Здорово рассуждать о карьере, говоря, что нужно сделать, какие шаги предпринять, чтобы ее продлить, но для реализации всего этого нужны шансы, возможности».

Во избежание всяческих домыслов, это не был упрек в адрес Моуринью, Уэйн также сказал: «В данный момент я счастлив играть там, где меня хочет видеть тренер». В то же время, несколько раз было ясно, что Уазза раздражен. Это вполне объяснимо. Впервые в своей карьере он сталкивается с такими неприятными для него вопросами.

Руни, наоборот, настаивает на том, что его спад – это временное явление. Игрок, начавший карьеру в 16 лет, не согласен с мнением о том, что спорт его здорово измотал. «Я слышал о такой точке зрения, я с ней не согласен». В этой фразе слышалась неуверенность. Хотя на вопрос, обеспокоен ли он своей текущей игровой формой, Уэйн однозначно ответил: «Если честно, нет. Я чувствую, что нормально начал сезон. У меня выдался плохой матч, в частности, плохо сыграл во второй половине игры против «Уотфорда». Но я не обеспокоен».

«Я знаю, что могу играть лучше. Если я не играю отлично, то этот факт сразу вызывает волну обсуждений. Слушайте, я усердно тренируюсь. Я честен с собой. Каждую игру я обсуждаю со своим агентом и отцом, они прямо говорят мне, что было хорошо, а что – нет. Если я сыграл плохо – они непременно скажут мне это. Но дело в том, что я и сам прекрасно это осознаю».

«В ходе матча я осознаю, если играю плохо. Я знаю, что в игре против «Уотфорда» именно так и вышло, я не помог команде. Я не заслуживал выйти на следующий матч, я прекрасно это понимаю. Команда отлично справляется без меня, так что теперь мне остается лишь ждать своего шанса. И я обязательно буду бороться за то, чтобы вернуть свое место. Я – боец. Я хочу вернуться в состав. Но я уверен, что те люди, которые хорошо меня знают, уверены в том, что я еще вернусь.»

На фоне его слов становится понятно, почему Руни расстроен комментариями Сэма Эллардайса, который говорил, что капитан «может играть, где захочет сам», а затем попал в большой скандал. Эллардайс, по словам Руни, «знал, что совершил ошибку», но было уже поздно. «Я сильно переживал. Эта новость – как гром среди ясного неба». Дэнни Роуз и еще несколько игроков сказали нескольким журналистам, что они связывались с Эллардайсом, чтобы попрощаться с ним и пожелать всего наилучшего. Сделал ли так Руни? Нет.

Однако Эллардайс использовал Руни на позиции, на которой хотел играть сам игрок, в то время как Моуринью на своей первой пресс-конференции в «Манчестер Юнайтед» ясно дал понять, что выбором позиций игроков заниматься будет исключительно он сам. В этом вопросе Жозе был абсолютно категоричен. «При мне он никогда не будет играть №6, располагаясь в 50 метрах от ворот. Да, у него прекрасный дальний пас, но и у меня он отменный, если меня не прессинговать. Он будет играть девятку, десятку, да даже девять с половиной, но не шестерку или восьмерку».

Руни определенно склоняется к переосмыслению своей позиции на поле. «Я чувствую, что могу управлять и задавать игру из зоны полузащиты», - объясняет он. «Очевидно, что я не так быстр, как раньше. Но футбольное мышление с возрастом становится только лучше, а думать на поле я умею. Уже многие высказались и о том, где я играю, и о том, как я играю, порой эти высказывания немного раздражают. Придет время, когда я перестану получать игровое время, и тогда мне придется четко сказать, на какой позиции я хочу и способен играть и настоять на своем».

На вопрос о том, не стоит ли ему сказать Моуринью, что тот ошибается, Уэйн говорит: «Сейчас не время для этого. Я всегда ставлю командные интересы выше личных. Сейчас без меня команда хорошо справляется, поэтому мне лишь остается ждать своего шанса».

После слов о речи Моуринью, в которой он сказал о «Уэйне до игры со Словакией и Уэйне после игры со Словакией», имея в виду то, как повлияла на игрока критика его позиции, Уэйн лишь поморщился. «Меня часто критиковали. Лучше поговорите об этом с Жозе».

Руни давал интервью уже в качестве лучшего бомбардира сборной Англии, в девяти матчах от рекорда Питера Шилтона, сыгравшего 125 игр, и всего в четырех мячах от казавшегося вечным рекорда Сэра Бобби Чарльтона по голам за «Юнайтед». Но, как бы это странно ни звучало, в нынешний век социальных сетей, где публика преимущественно беспощадна к ошибкам, Уэйн не оценен людьми по достоинству. «Некоторыми – да, некоторыми – нет», - говорит сам Руни. «Это и есть футбол, не так ли? Множество мнений, суждений, оценок. Но, знаете, я не из тех игроков, которые хотят понравиться всем. Мне достаточно, чтобы было счастливо мое окружение, моя команда и мой тренер, тогда буду счастлив и я сам».

«Я люблю футбол, а он состоит из взлетов и падений, такова природа спорта. Я по-прежнему просыпаюсь по утрам с любовью к тому, что делаю. Для меня невозможно представить жизнь без футбола. Я боюсь того дня, когда мне нужно будет уходить. Любой игрок, который играет с самого раннего детства, скажет вам то же самое. Когда спрашиваешь игроков, которые уже закончили карьеру, каково это, то они говорят, что это довольно странное чувство. Надо наслаждаться игрой, пока есть возможность».

Игроки часто рано завершают карьеру в сборной ради того, чтобы сфокусироваться на продлении своей клубной карьеры. У Руни этот вопрос не вызывает особого интереса. «Мне быть в сборной. Не важно, играю ли я или нет, я чувствую, что могу помочь партнерам. Если тренер решит оставить меня на скамейке в субботней игре (в субботу Англия проведет матч против Мальты), то, конечно, я буду хотеть сыграть, но я не скажу нечто вроде «Я больше никогда не буду играть за Англию!». Я буду работать над собой, чтобы вернуться в состав. Думаю, я также могу принести пользу нашей молодежи, которая только подтягивается к основе».

Слова Руни совершенно не звучат, как слова человека, чья футбольная карьера подходит к концу. «Нет», - отвечает он. «Естественно, мне не нравится, когда я не играю, но это – часть футбола. Мотивирует ли меня такая ситуация? Естественно, да. Это похоже на собеседование, на котором тебе отказывают. Появляется желание показать людям, чего ты на самом деле стоишь».

«У меня нет проблем с тем, что я не попадаю в основу. Это решение тренера, и я его принимаю, но я буду продолжать упорно работать, чтобы получить шанс снова вернуться в состав».

Редактура: Кантемир Бажев

Источник: The Guardian

Верите, что Уэйн вернется на высокий уровень игры?