!DESKTOP_VERSION!
">

Яростный Ферги: первые годы карьеры сэра Алекса Фергюсона. Часть вторая

Вторая часть путешествия в ранние годы Алекса Фергюсона по маршруту «Ист Стерлингшир» - «Сент-Миррен» - «Абердин».

Первая часть

Паб

«Ист Стерлингшир» не мог позволить себе нанять Фергюсона на полный рабочий день, так что тренеру вновь пришлось искать вторую работу. Так он открыл паб в Говане. С оглядкой на свою карьеру он назвал его «Fergie’s», а развлекательный зал окрестил «Elbow Room» [комната, где толкаются локтями – прим. пер.]. В пабе находилось место для любых персонажей: «историков, поэтов, психиатров, бомжей, вонна-би миллионеров, бойцов, любовников, фантазеров». Впрочем, большинством среди них были портовые рабочие, любившие повздорить, так что Фергюсон часто получал по лицу, разнимая драки. «Вы вряд ли бы увидели Сильвестра Сталлоне, Брюса Уиллиса или Арнольда Шварценеггера в моем пабе, — рассказывает он. — Зато вы бы столкнулись со странным костюмером, который переборол был их всех одной рукой».

Паб был оживленным местом и не всегда безопасным. В новостях писали о похищении виски на 40 000 фунтов, который также был ранее украден. По слухам, в этом был замешан один из постоянных посетителей, гигант со шрамами на лице. Однажды после тренировки Фергюсону из паба позвонил помощник Джордж Хоуп из-за того, что кто-то пришел в бар с дробовиком.  К моменту приезда полиции преступник сбежал. Хоуп описал его внешность офицерам, им оказался известный бандит из восточного Глазго. «Я похолодел, когда узнал об этом», — откровенничал Фергюсон. Грабитель мог выжить, когда его автомобиль вылетел с моста, а перед этим кто-то сжег грузовую контору Хоупа. К тому времени до него дошло, что он единственный свидетель в деле, — и Хоуп немедленно сбежал. «Я думаю, он прячется в Уэльсе. На его месте я был сбежал на Тристан-да-Кунью [британский архипелаг посреди Атлантики]», — шутит Фергюсон.

Фергюсон в своем пабе «Fergie’s»
Фергюсон в своем пабе «Fergie’s»

Во второй биографии, выпущенной в 2013 году, Фергюсон говорит, что паб научил его лучше понимать людей, их мечты и фрустрации. Это пригодилось в «Ист-Стерлингшире», где его ждала куча работы. Команда состояла из двенадцати таких же парт-таймеров, и среди них не было вратаря. На стадионе, вмещавшем 25 000 человек, набирались едва ли три сотни зрителей. Трансферный бюджет составлял 2 000 фунтов. Эти деньги до последнего пенни были потрачены на приобретение форварда Билли Халстона. Как пишет United We Stand, Халстон должен был перейти в «Стенхаузмур», но Фергюсон отправил ему телеграмму и настоял на встрече, где и убедил присоединиться к «Ист-Стерлингширу». Халстон собирался согласиться с предложением «Стенхаузмура», и тогда Фергюсон предложил: «Если ты хочешь больше денег, я буду платить тебе на пятьдесят фунтов больше из своего кармана». Халстон немедленно подписал все бумаги.

Фергюсон постоянно работал, пытаясь залатать все дыры в клубе. Маккалли утверждает, что Фергюсон даже не носил часов: если ему нужно было что-то сделать, он не обращал внимания на время. Посвятив себя развитию молодых игроков, Фергюсон набрал в команду бегунков-подростков; еще сорок фунтов он потратил на автобус для школьников из Глазго, приезжавших на просмотр, и ругался на встрече с сомневающимися в затратах владельцами. Игроки были обязаны появляться вовремя в рубашках и галстуках, чтобы не навлечь на себя его гнев. «Он уже вселил в нас ужас, — вспоминает Маккалли. — До этого момента я не боялся никого, но этот урод пугал нас с самого первого дня».

Алекс в роли тренера «Ист Стерлингшир» (верхний слева)
Алекс в роли тренера «Ист Стерлингшир» (верхний слева)

Фергюсон использовал все возможные методы. Он говорил игрокам, что местная пресса ставит в фавориты «Фалкирк», хотя единственной газетой в городе была Falkirk Herald, которую читали всего около 40 000 человек. В игре с «Коуденбифом» он забыл посмотреть на погоду, и, когда вышел проверить газон, тот оказался твердым, как камень. Его реакция была мгновенной — он тут же поехал за одиннадцатью парами бейсбольных кроссовок (в той же игре, по воспоминаниям Фергюсона, тренер соперников Фрэнк Коннор так злился из-за решений рефери, что выкинул на поле скамейку). Новая обувь, впрочем, не помогла, но Фергюсону повезло во встрече с «Фалкирком». «Я знаю их, они бесполезны», — сказал он своим игрокам. Готовясь к матчу, в отеле он угостил команду обедом из камбалы, тоста и меда. На возражения повара, что они будут голодать во время матча, Фергюсон лишь заметил: «И отлично». Они победили со счетом 2-0.

Первые шаги

В октябре с Фергюсоном связались из «Сент-Миррена». Они находились ниже «Стерлингшира» в турнирной таблице, но у них был большой потенциал, и, хотя Фергюсон любил свою скромную, но верную команду, он всё-таки принял предложение. Когда он сказал игрокам, что уходит, они сначала сидели в тишине, пока крайний нападающий Том Доннелли не рявкнул: «Вот сволочь!»

На этот переход повлиял Каннингем, который порекомендовал Фергюсона, когда сам уходил в отставку. Большинство игроков работали на полставки, но это не значило, что Фергюсон опустит планку требований. Когда он приехал, местная газета Paisley Daily Express отправила фотографа, чтобы тот сделал командное фото с новым тренером. Когда газета появилась в печати, Фергюсон заметил, что капитан Йен Рейд поставил ему рожки. Он вызвал Рейда к себе и сообщил ему, что тот покинет клуб как свободный агент. «Я ищу капитана, я ищу зрелого игрока, — сказал Фергюсон. — Это была ребяческая школьная проделка. Тебе нужно уйти».

Фергюсон становится тренером «Сент-Миррена». На фото с Тони Фицпатриком (слева) и Дереком Хислопом (справа)
Фергюсон становится тренером «Сент-Миррена». На фото с Тони Фицпатриком (слева) и Дереком Хислопом (справа)

Правила были установлены. Фергюсон требовал дисциплину и прилежание, не согласные попадали в его «чёрный список» или продавались. Одному игроку досталось за то, что на выездную игру он отправился на машине, а не поехал вместе со всеми на автобусе. Другой собирался пропустить тренировку, потому что у него и его подруги были билеты на поп-концерт, и Фергюсон сказал ему не возвращаться. «Он был недоволен по любому малейшему поводу», — полузащитник Билли Старк делится с Баркли. Что в особенности приводило его в бешенство, так это лентяи и пьяницы. Однажды, увидев выпивающих игроков, он разбил бутылку Coca-Cola об стену так, что осколки падали на их головы. В другой раз, когда Старк на минуту выпал из игры в первом тайме, в перерыве Фергюсон запустил в него бутсой. По крайней мере, Старк отыграл полматча. В иной раз Фергюсон выгонял его после семи минут.

Последнее решение было опрометчиво даже для Фергюсона, и по прошествии времени он будет вздыхать, вспоминая молодого себя. Он был слишком безрассудный, слишком хотел потрясти мир. «Я был вспыльчив, очень страстно относился к своей работе, и я не хотел, чтобы кто-то выставил меня дураком», — писал он в своей четвёртой книге «Лидерство». Он также был слишком самоуверен. В первый год «Сент-Миррен» выиграл восемь игр подряд, команда занимала вторую строчку, когда Фергюсон сказал прессе, что он не проиграет больше ни одной игры в сезоне. Из оставшихся пяти игр они выиграли только одну, проиграли две и закончили чемпионат шестыми.

Но всё равно шестое место было очень важно в том сезоне, так как второй дивизион делился на две части в тот год, и первые шесть команд оставались на второй круг, а шесть команд внизу турнирной таблицы отправлялись в низший дивизион. Следующий сезон «Сент-Миррен» тоже закончил на шестом месте.

Сент-Миррен»: в своем кабинете
«Сент-Миррен»: в своем кабинете

Следующим летом Фергюсон повёз команду в трёхнедельный летний тур на Карибы, где они сыграли против Барбадоса, Гайаны и Суринама. Во время игр он одевался как запасной игрок, просто ради смеха. Но всё стало серьёзнее, когда они играли против Гайаны, которая нацелилась на отборочный матч чемпионата мира. Их центральный защитник постоянно фолил на молодом нападающем Роберте Торренсе, и Фергюсон пожаловался рефери, но всё было напрасно. Когда Торренсу вновь досталось, Фергюсон взбесился. «Всё, я выхожу на поле, — сказал он. — Этот ублюдок позволяет себе много лишнего». При следующем кроссе он добился «расплаты» над защитником, когда тот упал на газон с криком. Фергюсон добавил ещё один удар, после чего рефери удалил его с поля. После Фергюсон предупредил своих игроков, чтобы они никому не рассказывали, что произошло. Никто никогда этого не сделал.

Вернувшись в «Сент-Миррен», Фергюсон установил для себя жёсткий график. Каждый день он находился на стадионе «Лав Стрит» до 11 утра, затем бежал в паб до 14:30, возвращался на «Лав Стрит» для тренировки, затем шёл обратно в паб, затем домой. Это было до того, как он начал распределять полномочия. На «Лав Стрит» он занимался всем, от покупки моющих средств до заказа пирогов на дни матчей. Когда он заметил, что фанаты перепрыгивают через заборы, он опустил турникеты, чтобы никто не мог туда проникнуть. Он говорил игрокам, что их игнорирует пресса, и даже создал собственную газету «Сент-Миррен». Ничто и никто не ускользало от него. «Он видел всё, — говорит Старк Баркли. — У тебя всегда было ощущение, что он следит за тобой и в клубе, и за его пределами».

Хорошо поработал - можно и хорошо отдохнуть
Хорошо поработал - можно и хорошо отдохнуть

Одна вещь, которая особенно раздражала Фергюсона, — это количество болельщиков, которых было «чуть больше церковного хора». «Сент-Миррен» базировался в Пейсли, бедном городке в тени Глазго, и каждые выходные люди отправлялись именно туда на матчи «Селтика» или «Рейнджерс». Фергюсон понимал, что у городка чувство собственной неполноценности. Поэтому в один выходной день клубный электрик приделал громкоговоритель к крыше фургона, в котором Фергюсон ехал по Пейсли с микрофоном в руке, хваля свою команду и убеждая людей прийти на «Лав Стрит». Это сработало. Количество болельщиков увеличилось от одной тысячи до двадцати тысяч, дух приободрился, и «Сент-Миррен» вышел в первый дивизион в 1977 году.

Это был первый успех Фергюсона в качестве тренера, и он стал говорить игрокам, что он строит команду, которая обойдёт «Селтик» и «Рейнджерс». Он также стал понимать, что сложно управиться с двумя работами. В игре против «Клайдбанка» он преследовал лайнсмена вдоль по бровке, пока его не остановил тренер противника. В матче против «Мотэруэлл» он так сильно обругал рефери, что ему было запрещено говорить с судьями в день игры в течение двух лет. Также он ссорился с людьми с «Лав Стрит», в том числе и с президентом клуба Уилли Тоддом, и, удерживая «Сент-Миррен» в топ-дивизионе на протяжении 4-х лет, он был уволен за нарушение договора.

«Всё будет хорошо»

«Абердин» испытывал везение. В 1971 и 1972 годах они закончили чемпионат вторыми, но возможный вылет из дивизиона в 1976 побудил клуб назначить Элли Маклеода. Его команда пришла третьей в чемпионате и выиграла Кубок лиги. В результате он был приглашён на пост главного тренера сборной Шотландии на чемпионат мира 1978 года. «Абердин» намеревался нанять Билли Макнилла, капитана «Лиссабонских львов», которые принесли «Селтику» победу в Кубке европейских чемпионов в 1967 году в матче против «Великого Интера» Эленио Эрреры, и он также занял второе место в чемпионате и выиграл финал Кубка Шотландии. Руководство клуба дважды попало на золотую жилу. Затем наступила череда назначений, которые определили футбол Шотландии на годы вперёд.

«Абердин» - начало большого пути великого тренера
«Абердин» - начало большого пути великого тренера

Сначала сборная Шотландии уволила Маклеода, затем назначила Стейна. «Селтик» в свою очередь вырвал себе Макнилла, и «Абердин» остался без тренера. Это был идеальный момент для Фергюсона. У многих были сомнения: ему было всего лишь 36 лет, и у него была репутация очень энергичного игрока и дерзкого в плане управления тренера, все помнили, как его уволили из «Данфермлайна» в том матче против «Абердина». Люди также помнили его ссоры в «Сент-Миррене», на который Фергюсон подал в суд за несправедливое увольнение. Но руководству клуба понравилось то, как он воспитывал молодых игроков. В свою очередь, Фергюсон видел клуб со здоровой командой, мудрыми владельцами и весь город Абердин. «У меня было предчувствие, что всё будет хорошо», — писал он.

К этому времени он начал работать в другом пабе под названием «Шоу», который собирались закрывать. Устав приходить домой в синяках и побитым, он продал пабы. Это позволило ему проводить 14 часов в день на «Питтодри». Фергюсон продолжил звонить скаутам и игрокам домой. В своей временной квартире в центре города он замыслил одну из самых главных своих задач: разрушить господство «Селтика» и «Рейнджерс» в шотландском футболе.

Это казалось почти невозможным. «Старая Фирма» выиграла последние тринадцать титулов, пока остальные клубы могли побороться за случайную победу в кубке. У остальных команд был комплекс неполноценности, и «Абердин» парой месяцев ранее подтвердил это, проиграв «Рейнджерс» в финале Кубка Шотландии. Фергюсон понимал, что ему нужно убрать этот барьер, и вскоре начал использовать программки к матчу, чтобы разжечь огонь. «Одна вещь, которая раздражала меня всю жизнь, — это полное принятие того, что «Рейнджерс» и «Селтик» должны выиграть, что всё крутится вокруг них, что никто не сможет победить их, — писал он. — Я осматриваюсь вокруг себя, и успех смотрит прямо мне в лицо. Одна вещь, которая засела у людей в голове, — это полная вера в это».

Работа в «Абердине» предстояла тяжелая и безкомпромиссная
Работа в «Абердине» предстояла тяжелая и безкомпромиссная

Но прежде чем убедить фанатов, ему нужно было сделать это с игроками. Некоторые до сих пор скучали по Маклеоду и Макниллу, и их раздражало то, как Фергюсон превозносил своих игроков из «Сент-Миррена». Медленным защитникам, таким как Кеннеди и Уилли Миллер, не понравилась идея Фергюсона поставить линию защиты чуть повыше. Что ещё хуже, некоторые в открытую ставили под сомнение его тактику. Одним из таких был популярный нападающий Джо Харпер, бедный тренер, которого Фергюсон обогнал на круг во время предсезонного теста по бегу. Харпер остался, но другие мятежники были переведены в резерв, где они играли в будние дни на холодном поле. Один невостребованный игрок, Дом Салливан, считал, что его и так достаточно наказали: за несколько лет до этого он потерял два зуба благодаря локтю Фергюсона.

Алекс не представлял с какими проблемами ему придется столкнуться в «Абердине»
Алекс не представлял с какими проблемами ему придется столкнуться в «Абердине»

Постепенно игроки поняли, что с Фергюсоном нельзя шутить. Некоторые из них так никогда и не почувствовали к нему симпатию, но он убедил самых влиятельных игроков, таких как Кеннеди, Миллер и опытный вратарь Бобби Кларк. Но всё же понадобилось время, чтобы изменить их мышление. В сентябре после ничьей 1-1 против «Рейнджерс» Фергюсон публично объявил всем, что счастлив, но в раздевалке высказался, что «Абердин» играл слишком глубоко, потратил время и убил игру. Даже на «Айброкс» он хотел атаковать и выигрывать.

Такая неохота следовать указаниям могла привести к большим скандалам, если бы Фергюсон не был бы так растерян. Его семья всё ещё жила возле Глазго, и судебный процесс с «Сент-Мирреном» забирал всю энергию. Более того, его отец был серьёзно болен (в своих книгах Фергюсон связывает эти два события). В феврале «Абердин» приехал на «Лав Стрит», он вел 2-0, когда рефери удалил Миллера и вингера Йена Скэнлона, оставив «Абердин» с девятью игроками на поле и дав «Сент-Миррену» возможность сделать счёт 2-2. Фергюсон, который был уже на пределе, раскритиковал судью, за что тот пожаловался на него в Федерацию футбола Шотландии. Почти в это же время электрик «Сент-Миррен», которого Фергюсон хорошо знал, отвёл его в маленькую комнату и сообщил, что умер его отец. «Я был полностью разбит», — писал Фергюсон. Похороны состоялись в следующую среду в Глазго, и в тот же день, когда Фергюсон ехал назад в Абердин, он остановился у обочины и плакал.

Первый сезон был очень сложным, и Фергюсон хотел побыстрее его закончить. «Абердин» завершил чемпионат четвёртым, однако подавал надежды в кубках. В четвертьфинале Кубка Шотландии он обыграл «Селтик» в двух раундах, и Фергюсон особенно насладился игрой команды на «Паркхед», где они сохраняли полное спокойствие в угрожающей атмосфере. На поле бросали банки, в туннеле началась драка. Но для Фергюсона та победа со счётом 2-1 означала, что его игроки смогут это сделать.

Алекс Фергюсон («Абердин») и Бобби Робсон («Ипсвич») дают интервью
Алекс Фергюсон («Абердин») и Бобби Робсон («Ипсвич») дают интервью

Позже «Абердин» проиграл полуфинал «Хибсу», но достиг финала в Кубке лиги, где встретился с «Рейнджерс» на матч-реванш. Они вели в счёте 1-0, и оставалось уже немного времени, когда Фергюсон начал делать что-то необычное: он начал молиться. «Тебе не нужно молиться, сынок, мы выиграли», — сказал один из помощников. Затем «Рейнджерс» сравнял счёт.

Настоящая драма разразилась в дополнительное время. Огромный защитник «Абердина» Дуг Ругви был удалён с поля за инцидент без мяча с Дереком Джонстоуном, что помогло «Рейнджерс» выиграть игру. Ругви настаивал на невиновности, как и «Абердин», пока «Рейнджерс» поддерживал судью. Последующая ссора была ожесточённая, Фергюсон критиковал Джонстоуна в газетной колонке, но запись произошедшего так и не была показана, и до сих пор остаётся загадкой, что же там произошло на самом деле.

В любом случае, Фергюсон завершил свой первый сезон без трофея. Пресса задавала вопросы. Некоторые игроки до сих пор его недолюбливали. Вскоре президент клуба вызвал его в свой кабинет.

Тренер чемпионов

Дик Дональд
Дик Дональд

Дик Дональд был владельцем «Абердина» восемь лет и был в системе клуба с начала своей игровой карьеры в 1920-е годы. Сейчас ему было около 70 лет, он владел местными кинотеатрами, залами для игры в бинго и танцплощадками. Люди знали, что он придерживается традиционных взглядов на жизнь, любит костюмы в тонкую полосочку и экономность. По словам Фергюсона, он всегда носил один и тот же галстук, а когда его шнурки рвались, он просто завязывал порвавшиеся концы в узел. Когда он заходил в комнату, он всегда спрашивал, почему включён свет.

И он также был одним из лучших владельцев, на каких мог надеяться Фергюсон. За закрытыми дверями Дональд мог устроить разнос касательно выбора состава или тактики, но на людях он всегда его поддерживал. «То, что он никогда не высказывал ни слова критики за моей спиной, было намного полезнее, чем тонны похвалы и большие объятия», — писал Фергюсон. «Я нанял тебя, потому что ты можешь выполнять свою работу. Мне не интересно, что говорит пресса. Ты справляешься со своей работой. Не ной. Будь мужчиной».

Фергюсон взялся за дело, пытаясь по максимуму извлечь пользы из того, что было в «Абердине». Всё, что у них было для анализа матчей, — это неотредактированные VHC кассеты низкого качества. Работники клуба были так переутомлены, что человек, отвечающий за форму, Тедди Скотт, ещё и тренировал резерв. Если он пропускал последний автобус домой, ему приходилось спать на столе для снукера. На стадионе не было конференц-зала. У клуба даже не было надлежащего учебного центра, поэтому Фергюсон выбирал между муниципальным стадионом, военной тренировочной площадкой, машинным парком «Питтодри» и пляжем Абердина, на котором ледяные ветра с Северного моря остужали игроков. Тренировка по фитнесу сводилась к пробежке по извилистым холмам и по полю для гольфа. «Это было всё по старинке, — писал Фергюсон, — но я не знал ничего лучшего».

Ферги и Ко
Ферги и Ко

В тактическом плане Фергюсон придерживался своих атакующих амбиций. Во втором сезоне «Абердин» прессинговал повыше, быстрее делал передачи и поднял темп игры. Во время перерыва футболисты должны были выбегать с поля, чтобы соперники видели, что они не устали. К декабрю Фергюсон был близок к своему первому трофею. Кубок лиги разыгрывался в первой половине сезона, и «Донс» победили «Селтик» и «Рейнджерс» в четырёх играх на пути к финалу – это была заявка на победу. Их соперники «Данди Юнайтед» Джима Маклина не сыграли против ни одного топ-клуба. Но при ничьей 0-0 «Абердин» попал в перекладину, а мяч, который должен был стать голом, забитым головой, застрял в луже грязи прямо на линии ворот. Это подкосило их моральный дух, и в переигровке «Данди» отпраздновал победу со счётом 3-0.

Программка печального для Ферги матча
Программка печального для Ферги матча

Это был сильнейший удар. Это было третье поражение подряд в финале. Разочарованные фанаты «Абердина» дрались на трибуне, из-за чего игра была задержана, и когда «Данди» поднимал трофей, в победителей кидали банки. Вернувшись на «Питтодри», фанаты оставили послание в форме граффити. «Вы нас снова расстроили, "Донс"», — было написано там.

В ту ночь Фергюсон не спал. Его даже посетила мысль сдаться. Но он не дал превратностям судьбы сломить себя. Он оделся, отправился рано на работу и попытался приободрить игроков. «Я сказал, что настало время двигаться вперёд, настало время смотреть вперёд, — писал он в книге "Сияние на Севере". — Думаю, что тот период стал тем моментом, который сформировал нас такими, какими мы сейчас являемся. Если вы посмотрите на статистику, «Абердин» очень редко проигрывал два матча подряд».

В ту неделю лило как из ведра, и когда «Сент-Миррен» приехал на «Питтодри» в субботу, на матч пришли только пять тысяч фанатов. Поле было в ужасном состоянии, и Фергюсон высказал Дональду надежду, что игру перенесут. «Послушай, сынок, выходи на игру. Ты не отступишь».

Фергюсон знал, что он прав, и «Абердин» выиграл со счётом 2-0. Постепенно тучи рассеялись. Травма Харпера позволила Фергюсону использовать летний трансфер Марка Макджи в паре со Стивом Арчибальдом, и возрождающийся «Абердин» начал борьбу за титул. Однажды перед домашней игрой против «Мортона» казалось, что из-за погоды игру перенесут, и этот перенос мог повлиять на их череду успешных матчей, поэтому Фергюсон и сотрудники клуба проснулись рано утром, схватили лопаты и вычистили весь снег с поля. Помогал даже Дональд. Игра состоялась, и «Абердин» выиграл со счётом 1-0 и преследовал «Селтик».

Впереди был важный апрель. «Абердин» уступал «Селтику» семь очков – огромный отрыв, так как победы приносили только два очка, и им предстояло дважды отправиться на «Паркхед», где их успех в Кубке лиги была единственной выездной победой за сезон. Оптимистично и уверенно настроенный Фергюсон сказал своим игрокам, что, если они выиграют свою игру в запасе и два матча против «Селтика», они будут отставать только на одно очко. Они выиграли первый матч со счётом 2-1, и когда они вернулись на вторую игру, напряжение было такое, как перед решающим матчем.

«Абердин» против «Селтика», 1979
«Абердин» против «Селтика», 1979

Почти 60 000 болельщиков пришли на этот матч, все трибуны были заполнены, из которых самая дурно известная была трибуна под названием «Джунгли», на которой собирались самый ярые фанаты. Здесь проигрывало столько команд, но Фергюсон об этом не думал. Пока «Абердин» разогревался, Ругви отделился от группы, чтобы пробежаться и потренироваться в забивании головой перед трибуной «Джунгли». Это была чистой воды провокация. Взбешенные болельщики выкрикивали беспощадные высказывания в сторону Ругви, которому это нравилось. «Да, давайте, сволочи», — приговаривал он.

Это послание означало, что «Абердин» не будет запуган. Вместо того, чтобы успокоить всё, Фергюсон сказал недавно подписанным игрокам пойти туда и посмотреть на Ругви. Ту игру «Абердин» выиграл со счётом 3-1, голы забили Арчибальд и Стракан. Сжимая кулаки перед трибуной «Джунгли», босс это одобрял. «Мы делали это для того, чтобы показать "Селтику", что мы приехали за победой».

Это изменило ход чемпионской гонки. Перед своей предпоследней игрой «Абердин» знал, что гарантирует себе чемпионство, если выиграет на «Хибс», а «Селтик» потеряет очки в гостях у «Сент-Миррена». На кону было их первое чемпионство с 1955 года и первое чемпионство, которое прошло бы мимо «Старой Фирмы» со времён, когда «Килмарнок» обогнал «Данфермлайн» в 1965 году. Росло напряжение, особенно встревожен был Стракан, который ходил в туалет так часто, что люди подумали, что он болен.

Фанаты «Абердина» празднуют первое чемпионство с 1955 года
Фанаты «Абердина» празднуют первое чемпионство с 1955 года

В тот день «Абердин» обыграл «Хибс» со счётом 5-0, а «Селтик» сыграл вничью 0-0. По финальному свистку фанаты взорвались, а Фергюсон выбежал на поле, его чёрный пиджак развивался за ним, руки были распахнуты, он обнимал всех, кого видел.

Празднование продолжалось несколько дней. Фергюсон даже пригласил людей к себе домой, после чего два фаната пришли к нему, чтобы выпить, в 3 часа утра. Следующей ночью его телефон зазвонил в 2 часа ночи. Это были игроки, которые распевали песни на вечеринке в доме Миллера. Фергюсон оценил, что они чувствовали сближение с ним, раз устроили такой розыгрыш, хотя в тот момент он взорвался, говоря, что их всех оштрафуют и отстранят. В следующий понедельник он наказал всех изнемогающим забегом на холм, всех, кроме Миллера, который очень вовремя заявил о своей травме.

Продолжение следует...

Источник
Автор
Тор Огстад
Перевод
Лёля Голуб, Максим Саблин
Редактура
Евгения Шестакова
Яростный Ферги Алекс Фергюсон Ист Стерлингшир Сент-Миррен Абердин Селтик Дик Дональд

Другие материалы категории «Переводы / Ретро»

Комментарии

Наверх