!DESKTOP_VERSION!
Земляной Вал, 9 109004 Москва, Россия
+79165566002

«Я действительно не испанец и не итальянец, и это значит, что я не достоин признания?» Интервью Майкла Кэррика для FourFourTwo

«Я действительно не испанец и не итальянец, и это значит, что я не достоин признания?» Интервью Майкла Кэррика для FourFourTwo

Как близок он был к переходу в «Арсенал»? Что пошло не так при Мойесе? И почему он так мало сыграл за сборную Англии? На вопросы читателей FourFourTwo отвечает Майкл Кэррик!

«Я простой парень с Уоллсенда на северо-востоке, ничего особенного, не хуже и не лучше других», – говорит скромный Майкл Кэррик. Но многие с ним не согласились бы, в том числе и Алекс Фергюсон, который приобрел игрока у «шпор» в 2006 году и однажды сказал о нем: «Он лучший полузащитник Англии. Думаю, он лучший английский футболист».

За 12 сезонов в компании «красных дьяволов» Кэррик выиграл пять титулов Премьер-лиги, три Кубка лиги, а также Лигу чемпионов, Лигу Европы, Кубок Англии и клубный чемпионат мира. Летом 2018 года, сыграв 706 матчей лиги за такие команды, как «Вест Хэм», «Тоттенхэм» и «Манчестер Юнайтед», 34 матча за сборную Англии, Кэррик завершил карьеру игрока и приступил к тренерской работе, став помощником Жозе Моуринью.

FourFourTwo встретились с Майклом Кэрриком в отеле Манчестера, чтобы поговорить о его карьере, о том, насколько он был близок к переходу в «Арсенал», о первом дне в «Тоттенхэме», лазанье и о том, каково ему быть тренером Погба.

– Почему ты никогда не играл за «Ньюкасл» – клуб твоего родного города?

Си Джей Мартин, Instagram

– Таковым был мой путь. В 13 лет я попал в систему клуба, сыграл пару матчей, но контракт так и не подписал. Честно признаться, мне там особо не нравилось, и когда пришло время выбрать клуб, я предпочёл «Вест Хэм». В детстве я болел за «Ньюкасл», и, наверное, было бы здорово выступать за них, но я не жалею о том, что этого не произошло. Когда я уходил из «Вест Хэма» в 2004 году, у меня была возможность заключить с ними контракт вместо «шпор». Я как-то не думаю об этом.

– Ты один из последних представителей поколения игроков, которым приходилось чистить бутсы и прибираться в раздевалке. Можешь рассказать подробней об этом, стоит ли вернуться к такому порядку?

Грэм Портер, Facebook

– Я придерживаюсь мнения, что молодые игроки должны выполнять работу такого рода. Ты должен знать, какую нишу занимаешь, и должен стремиться подняться выше, но в наши дни общество слишком снисходительно, и никто не позволит подвергать их такому риску. Нам приходилось выполнять разную работу, в том числе искать потерянные мячи в зарослях. Сидишь в своих новеньких белых кроссовках и обедаешь, собираешь идти домой, но тебе говорят выйти и искать на холоде мячи, ты идёшь и вымазываешься в грязи во время поисков. Всё же это было отличное время, нам было очень весело. Я чистил бутсы и настолько ответственно подходил к этому делу, что некоторые игроки основы хотели, чтобы их бутсы чистил именно я. Для нас это был своеобразный тест, который помог нам в дальнейшем. Сейчас не увидишь, чтобы молодежь делала что-то подобное.

– Представь, чего бы мог добиться «Вест Хэм», если бы вы с Рио Фердинандом, Фрэнком Лэмпардом и Джо Коулом остались? Кто из этих игроков был наиболее выдающимся?

Алан Бёрд, Instagram

– Остаться всем было бы нереально. На тот момент, когда Рио переходил в «Лидс», он уже был одним из лучших защитников в стране, поэтому его трансфер был неизбежен. «Вест Хэму» предложили много денег (в то время 18 миллионов фунтов были немыслимой суммой для защитника). Сохранить лучших игроков было несбыточной мечтой «Вест Хэма», но в реальном мире игроки стремятся играть на более высоком уровне, а клуб в свою очередь стремится заключить выгодную сделку. 

Сложно сказать, кто из игроков был наиболее выдающимся. Каждый был талантлив по-своему. Дольше всего я играл с Джо, так как Рио и Фрэнк пришли в клуб на два года раньше нас. Все они проявили свой талант в полной мере и достигли большого успеха в карьере.

– Расскажи о своих буднях молодого игрока, работающего под началом Харри Реднаппа, какой вклад он внёс в твою карьеру?

Грант Саутби, Twitter

– Харри предоставил мне возможность играть – это самая важная вещь, которую он сделал для меня. Ведь самое сложное для молодого игрока – это получить свой шанс. С Харри всё было здорово. Он говорил мне выходить на поле и проявлять себя. Реднапп доверял молодым игрокам, таким как я, Джо, Фрэнк и Рио в то время, когда другие тренеры не стали бы.

– Ты играл три года с Паоло Ди Канио, каким он был?

Джейсон Лэмб, Facebook

– Паоло всегда бросался из крайности в крайность. На поле он мог творить нечто невероятное, как тот гол ножницами «Уимблдону» на «Аптон Парк», но в то же время тренерам было сочень сложно работать с ним. В одном из матчей я был на скамейке запасных, Паоло подошёл, сел на газон и сказал Реднаппу: «Замени меня, я больше не хочу играть». Причина крылась в том, что его разозлил судья. Харри пытался убедить его доиграть, и он согласился и даже забил гол.

– Что можешь рассказать о Первом дивизионе сезона 2003/04? Остался бы ты в «Вест Хэме», если бы вам не удалось выиграть в плей-офф у «Кристал Пэлас»?

Дэн Сильвер, Twitter

– Это был довольно сложный сезон, но я рад, что мы смогли пройти в финале плей-офф. С любым опытом приходят знания, и именно в тяжелые времена я научился многому. Мне было трудно, ведь раньше я играл в Премьер-лиге и выступал за сборную Англии, а теперь я оказался в Первом дивизионе. Я был на вершине, всё было прекрасно, но внезапно я лишился всего. Остался бы я в «Вест Хэме», если бы мы не смогли выиграть плей-офф в Кардиффе? Не могу сказать. До истечения срока моего контракта оставался год, в «Вест Хэме» не хотели, чтобы я ушёл свободным агентом. У меня был выбор: остаться и продлить контракт или перейти в другой клуб. По профессиональным причинам я решил уйти.

– Насколько ты был близок к переходу в «Арсенал» в 2004 году и почему сделка сорвалась?

Бен Хэндифорд, Стивенидж

– Я действительно был близок к тому, чтобы перейти в «Арсенал», и даже встречался с Арсеном Венгером у него дома. Я был уверен в переходе и рассчитывал, что трансфер состоится в течение ближайших дней. С Венгером мы встретились в пятницу, а в воскресенье «Арсенал» играл с «Манчестер Юнайтед» в Суперкубке Англии. Они решили предоставить шанс молодому Сеску Фабрегасу, и он себя вполне оправдал. Думаю, Венгер решил предоставить ему возможность проявить себя в основном составе, и в команде не осталось места для очередного полузащитника, поэтому трансфер не состоялся. Я оказался на перепутье.

– Правда ли, что тренер «шпор» Жак Сантини не имел понятия, кто ты такой, когда ты пришёл на первую тренировку?

Брайан Франклин, Twitter

– Правда. Во всяком случае, всё выглядело так, будто он совсем не знал, кто я, и это было очень странно. Приехав на тренировочную базу, я сказал своему ассистенту Дейву [Гиссу]: «По-моему, он меня не знает». Он ответил: «Кажется, ты прав». Тем утром я заключил контракт, и когда все дела были улажены, я отправился в офис Сантини, чтобы встретиться с ним лично». В итоге я оказался в команде резервистов, а позже выяснил, что инициатором моего трансфера был Франк Арнесен – спортивный директор «шпор».

– Что можешь вспомнить о случае с лазаньей в канун заключительного дня сезона 2005/06? И что ты испытывал в те судьбоносные дни?

Стюарт Гилл, Лондон

– Лазанья здесь ни при чём, дело было в жутком вирусе. Несколько игроков заболели в выходные, но хуже всего было мне. Я проснулся посреди ночи, мне было очень плохо, всё время тошнило. К несчастью, многие подхватили вирус. Я вышел на матч с «Вест Хэмом», но я был совершенно измотан. Мне было тяжело на разминке, но я решил попытаться. Помню, я даже побежал в туалет, чтобы вырвать, когда Мартин Йол проводил беседу с командой. Истощенный и ослабленный, я ничего не смог сделать в столь важном матче для клуба, пытавшегося попасть в Лигу чемпионов.

– Испытывал ли давление, когда перешёл в «Манчестер Юнайтед» в 2006 году? Каковы твои первые впечатления о клубе и команде?

Барни Кроуфтон, Стретфорд

– Когда попадаешь в столь великий клуб, самое сложное – завоевать доверие игроков. Пресса и другие сторонние вещи не имели значение, главным было, чтобы меня приняли игроки, выдающиеся игроки. Их уровень был очень высок, и мне необходимо было доказать, что я достоин играть с ними. На тренировках двое игроков становились на границе штрафной, а двое других должны были пройти и отобрать мяч, так проверялись твои способности и то, как ты обращаешься с мячом. Точно так же, когда ты устраиваешься в какой-либо офис, на тебя смотрят и думают о том, что умеешь, в чём ты хорош, и ты должен продемонстрировать им свой талант. Помню, в свой первый день я пришёл в кабинет к сэру Алексу, он говорил мне о постоянном присутствии непоколебимого победного духа, и тут я ему говорю: «Как в "Челси"». Он меня чуть не убил, и я стою и думаю: «Боже, зачем я это сказал, как он теперь ко мне будет относиться?».

– Чему ты научился у Алекса Фергюсона за семь лет работы с ним? Что сделало его величайшим тренером?

Луи Бивилд, Facebook

– Мне нужно несколько дней, чтобы дать ответ на этот вопрос. Я научился у него очень многому. Самое ценное из того, что он нам дал, – это менталитет победителя, мы побеждали и побеждали, благодаря его неиссякаемой энергии. У Фергюсона было высочайшее стремление к победе, ставшее частью культуры клуба. Он научил меня быть духовно сильным, не останавливаться на достигнутом и всегда стремиться стать лучше. Став тренером в «Юнайтед», я стараюсь следовать его примеру, надеюсь, мне удалось перенять что-то от него. На тренировках я периодически замечаю, что использую многие его методы.

– Действительно ли Алекс Фергюсон говорил, что ты играешь хорошо, только когда идет дождь? Что он имел в виду?

Фредди Чен, Манчестер

– Да, он действительно как-то сказал мне так. Не знаю, правда ли это или нет, верил ли он в сказанное в самом деле или нет. Теперь мы смеемся, вспоминая тот случай. Он хотел сказать, что, когда в октябре погода начинала портиться, я обычно пребывал на пике формы. В этом была его гениальность – он знал, когда я нахожусь в наилучшей форме. На протяжении первых шести недель сезона я то попадал, то не попадал в команду, но после я играл всегда. Таким был его метод работы со мной.

– Было ли тебе страшно бить пенальти в финале Лиги чемпионов 2008 года в Москве?

Бэрри Холм, Twitter

– В течение нескольких секунд я пережил самые разные чувства: от самых жутких, когда я шёл к мячу, до самых счастливых, когда я забил. Я знал, что буду бить пенальти, и на протяжении дополнительного времени думал только об этом. Я собирался бить вправо, затем перевести мяч в левый угол. Я точно так же забивал «Челси» в начале сезона, когда мы выиграли у них в серии пенальти Суперкубок Англии. В этот момент начинались игры разума, и я думал, помнил ли Чех, как я бил, но всё сработало.

– Какие у тебя остались воспоминание о поражениях в финалах 2009 и 2011 годов «Барселоне» в Риме и Лондоне, так ли хороша была «Барса»?

Фрэн Томас, Facebook

– Они были очень хороши, в финале 2011 года на «Уэмбли» играла лучшая команда, против которой я когда-либо играл. Несмотря на то, что мы проиграли оба финала, я переживал их по-разному. Проигрыш в 2009 – одно из моих самых больших разочарований, а в 2011 мне было легче смириться, так как «Барса» превзошла нас во всём. В 2009 мы подвели себя сами. Поражение в Риме сильно подействовало на меня, я долгое время не мог смириться с ним.

– Можешь представить ситуацию хуже, чем та, когда ты, уверенный в своей победе, играешь в Сандерленде и узнаешь, что Серхио Агуэро забил гол за «Ман Сити»? Что ты тогда испытал?

Пол Даунс, Facebook

– Худшим моментом моей карьеры было то поражение в Риме. В матче с «Сандерлендом» я не был уверен в том, что мы выиграем Премьер-лигу. На поле никто не знал, что происходило в других матчах. По окончании матча могла возникнуть мысль, что мы, возможно, выиграли, но мы не знали, как проходит матч «Сити». В любом случае, мы упустили титул не в последний день, а несколько недель ранее. Мы играли с «Эвертоном» и вели со счётом 4-2, но за 10 минут до окончания матча они забили ещё два гола – это был решающий момент для нас.

– Как ты думаешь, почему после ухода Алекса Фергюсона «Юнайтед» так тяжело перестроится?

Милош Ловчински, Twitter

– Команде, разумеется, нужно время на перестройку, но она не может длиться вечно. Мы должны двигаться дальше, заново достигать своих целей, заново всё выстроить. Футбол цикличен, одна и та же команда не может всё всегда выигрывать, такого не бывает.

– Что пошло не так с Дэвидом Мойесом?

Аритрро Саркар, Instagram

– У него просто не получилось. Дело было не только в Дэвиде, но и в игроках. Мы все оказались в непростой ситуации, и у каждого из нас были свои обязанности, но мы не справились. Дэвид хотел, чтобы мы больше бегали, так он лучше видел, над чем следует работать тщательней. Не могу сказать, хороши были его методы или нет. Я всегда сначала смотрю на себя, потом на тренера, и я считаю, что игроки должны также нести ответственность.

– Чему ты научился у Луи ван Гала за два года его работы на «Олд Траффорд»? Не был ли его стиль слишком оборонительным для «Юнайтед»?

Стив Томсон, Twitter
– Я учился у него многому, его стилю, его работе с мячом. Также научился подготовке к матчу. Я бы не стал утверждать, что Луи излишне придерживался оборонительного футбола, хоть и выглядело всё так, будто мы на протяжении всех 90 минут ютились в своей штрафной. Большую часть мы были сосредоточены на владении мячом. Нам просто не хватало особого ингредиента, чтобы творить чудеса в атаке, разбивать оборону соперника и выглядеть грозно как команда. Мы сделали многое, но этого было недостаточно.

– Что тебя побудило присоединиться к болельщикам «Юнайтед» на «Энфилде» в январе 2016 года?

Сара Джонс, Facebook

– Я давно хотел сделать это, потому что наши болельщики на выезде великолепны. В детстве я часто посещал матчи с отцом, но игрокам выбираться на стадион куда сложнее. У меня осталось много приятных воспоминаний о том времени, и я хотел вновь ощутить ту атмосферу. Думаю, многие игроки хотели бы посещать матчи. Также я как-то бывал на выезде с сыном, когда мы играли с «Бернли». Отправляясь на стадион, следует быть осторожным, так как ты не обычный болельщик.

– Что можешь рассказать о своей международной карьере? Считаешь ли ты, что тебя чаще должны были вызывать в сборную, и почему тренеры игнорировали тебя?

Рэй Уайт, Брайтон

– Сейчас нет смысла жаловаться по этому поводу, даже если бы мне удавалось чаще попадать в состав сборной. Тем не менее, я сыграл больше матчей, чем когда-то рассчитывал, так что можно сказать, что моя детская мечта сбылась. Ты не можешь иметь всё и сразу. Я не злюсь, не испытываю сожаления и не думаю об этом. Конечно, всё могло сложиться лучше, но что было, то было. Я играл с несколькими тренерами, а впервые попал в сборную, когда главным тренером был Свен, в 2006 году. Это был особый момент для меня. В команду я попадал 87 раз, но сыграл лишь в 34 матчах. Тогда меня это раздражало, но сейчас я больше не могу злиться.

– Кто был лучшим полузащитником Англии: Скоулз, Джеррард или Лэмпард?

Говард Смит, Бэйзинсток

– При всём уважении к остальным, Скоулзи – мой любимый игрок, так как я преимущественно играл с ним. Фрэнка я давно знаю по «Вест Хэму», я играл против него, играл и против Стивена, но я через многое прошёл и много достиг вместе со Скоулзи.

– Каково было попасть в сборную на чемпионат мира 2010 года, но ни разу не сыграть? Правда ли, что, уезжая, ты испытывал страх и не хотел находиться там?

Марк Дэвис, Солфорд

– Откровенно говоря, я не хотел ехать на тот чемпионат. Не по каким-то профессиональным причинам, я просто чувствовал, что не в состоянии играть, что странно. Я не мог представить себя в той команде. Но это не потому, что я плохо играл. Когда мне позвонил ассистент Фабио Капелло, Франко Бальдини, сказать, что я отправляюсь с ними с Южную Африку, мое сердце сжалось. Я должен был радоваться, но не мог. В ЮАР всё сложилось так, как я и предполагал. Мне не нравилось находиться там, а со временем стало еще хуже. Я позвонил жене и сказал, что хочу домой. В тот момент футбол не приносил мне никакой радости.

– Твой любимый матч и любимый гол за всю карьеру?

Дейв Лэнгфорд, Twitter

– Любимый матч – финал Лиги чемпионов, когда мы выиграли у «Челси», его не превзойти. Любимый гол тот, который я забил «Уигану» в 2009, благодаря чему мы выиграли Премьер-лигу.

– Кто лучший игрок среди тех, с кем ты играл, и кто лучший среди тех, против кого ты играл?

Джо Джексон, Twitter

– Лучший игрок, с которым я когда-либо играл, – Скоулзи. Я играл со многими невероятно талантливыми игроками, как, например, с Криштиану Роналду – одним из величайших игроков мира, и я не могу не упомянуть его, но Скоулзи лучше. Я любил играть с ним. Мне казалось забавным то, как он играл и контролировал мяч. Он был настолько хорош, что казалось, у него всё получалось само собой. Мы хорошо подошли друг другу по игровому стилю. Что касается тех, против кого я играл, – самые лучшие были из «Барселоны»: Месси, Хави, Иньеста, Бускетс. Кларенс Зеедорф был очень хорош, когда «Юнайтед» играл с «Миланом» в 2007, но лучший, пожалуй, Месси.

– Поль Погба говорил, что ты оказываешь на него большое влияние и являешься его наставником. Как ты его тренируешь? Насколько большого успеха он может добиться?

Кристиан Смит, Солфорд

– Поль – фантастический игрок. Как тренер, я должен находить лучшие качества игрока, и так с каждым. Рад слышать, что Поль говорит обо мне подобное. В прошлом сезоне мы с ним работали над забегами.

– Чему ты научился, работая с Моуринью в качестве игрока и тренера?

Эдди Бэнкс, Facebook

– Очень многому. Я узнал, с чем приходился сталкиваться менеджерам. Это уникальная возможность для меня. Он предоставил мне шанс, который выпадает не каждому, и я безмерно благодарен. Моуринью – тренер высочайшего уровня, большего я бы и не пожелал.

– Как ты можешь сравнить Фергюсона и Моуринью? Что у них общего и что их отличает друг от друга?

Эдди Бэнкс, Facebook

– Их невозможно сравнивать. Это два разных человека, два стиля. Они лучшие менеджеры последних 20-30 лет. Назови пять лучших тренеров, и они обязательно будут в списке.

– Считаешь ли ты, что тебя всегда недооценивали? Некоторые утверждают, что, будь ты испанцем или итальянцем, получил бы гораздо большее признание.

Джон Макмиллан, Бирмингем

– Я часто слышу подобное, но что это вообще значит? Возможно, кто-то однажды ляпнул что-то такое. Я действительно не испанец и не итальянец, и это значит, что я не достоин признания? Я не говорю, что достоин, просто не понимаю, обязательно нужно быть итальянцем или испанцем, чтобы тебя ценили? Мне всё равно. Я играл не ради хвалы. Я делал свою работу для команды и для тренера.

Источник
Автор
Сэм Пилджер
Перевод
Рузанна Жанимова
Редактура
Евгения Шестакова
Майкл Кэррик Интервью

Другие материалы категории «Интервью»

Комментарии

Наверх