!DESKTOP_VERSION!
Земляной Вал, 9 109004 Москва, Россия
+79165566002

Майкл Кэррик: «Никто не пытался объяснить мне, как нужно играть в "Юнайтед", я просто смотрел и учился»

Майкл Кэррик: «Никто не пытался объяснить мне, как нужно играть в "Юнайтед", я просто смотрел и учился»

Для человека, который сейчас воспринимается как хранитель великих добродетелей «Манчестер Юнайтед» и игрок, который редко кому-то досаждал, Майкл Кэррик делает неожиданное признание. Полузащитника, недавно завершившего карьеру, спросили, в какой момент он заметил, что стал для команды новым Райаном Гиггзом или Полом Скоулзом – одним из старших игроков, устанавливающим стандарты.

«Не думаю, что я когда-то так себя чувствовал, – сказал Кэррик. – На самом деле, мне никогда не было комфортно в "Юнайтед". Когда ты попадаешь в этот клуб, чувствуешь себя так, словно… На самом деле, ты не получаешь от этого большого удовольствия, это безумие, но так происходит потому, что ты отчаянно хочешь достичь чего-то нового, стремишься к следующему уровню. Ты не получаешь большого удовольствия от процесса, но когда достигаешь цели, оглядываешься назад и наслаждаешься результатом».

В интервью The Independent после презентации своей новой автобиографии «Between the Lines» Кэррик рассказал об одном из откровенных признаний, которое он сделал в своей книге, – о том, как в 2009 году он пытался справиться с болью от проигрыша «Барселоне» в финале Лиги чемпионов.

Та команда Пепа Гвардиолы сейчас считается одной из величайших в истории, но даже после долгих размышлений, изложенных в автобиографии, Кэррик до сих пор не может понять, почему он был так раздавлен. «Депрессия» – такое слово он использует.

«Сложно понять, что это было. Я вроде бы догадываюсь, но… Я очень долго старался держаться на одном уровне. Мы дошли до полуфинала в 2007 году и выиграли трофей. Потом мы снова дошли до финала, и к тому времени мы не проигрывали на протяжении 25 игр. Наверное, поэтому поражение в финале оказалось таким болезненным, потому что в то время мы считали себя лучшей командой в Европе, но в тот день мы играли ниже своего уровня. Почему сейчас? Этот вопрос мучил меня больше всего».

«Главная сцена, и я играю плохо, вся команда не играла хорошо, ничто этого не предвещало. Чтобы финал Лиги чемпионов оказался одной из наших худших игр… В 2011 году они были лучшей командой, какую я когда-либо видел. Но тогда, в 2009, они были в самом начале этого цикла и, я думаю, еще не достигли нашего уровня. В 2009 году мы были лучше, чем в 2011-м. Мне казалось, мы сами себя подвели. Тогда были созданы все условия для нашей победы».

А потом он делает замечание, которое уже стало привычным для игроков «Манчестер Юнайтед» эпохи сэра Алекса Фергюсона.

«Всегда есть возможность избавиться от этих воспоминаний. И ты используешь это как мотивацию. Победы дарят прекрасные эмоции и наслаждение, поэтому ты идешь дальше. В тот первый год в "Юнайтед" мы выиграли лигу, а через пару недель проиграли финал Кубка Англии ("Челси"). Я думал, что победа в лиге – это предел моих мечтаний, думал, я буду наслаждаться этой победой все лето, но чувство обиды от поражения в финале Кубка Англии преобладало, и лига уже почти не имела значения. Я сохранил это чувство на следующий год для мотивации».

Это именно те слова, которые так регулярно и поучительно звучат от человека, чье место Кэррик занял на «Олд Траффорд», – Роя Кина. Сейчас это кажется причудой истории, что тогда, летом 2006 года, покупка английского полузащитника за 18,5 миллионов фунтов воспринималась как очередной признак упадка клуба на закате эпохи Фергюсона. Никто не видел в Кэррике ту силу, которая могла бы вернуть «Юнайтед» на требуемый уровень и которая так нужна была команде.

В своей книге Кэррик вспоминает интервью своего бывшего тренера в молодежной команде, Фрэнка Лэмпарда-старшего, и даже того человека, который отнесся к нему с огромным доверием, Фергюсона. В этих интервью они описывали его как «скромного мальчика, который время от времени нуждался в встряске».

Кэррик с легкостью признает, что «Юнайтед» его изменил.

«100 процентов. Мне казалось, я понимал, какие усилия придется приложить, чтобы подняться на вершину. Когда я пришел в "Юнайтед", я увидел, какие порядки там устанавливал главный тренер, как жили игроки, как они тренировались и как справлялись с высоким уровнем ожиданий и необходимостью проводить по три матча за неделю на этом уровне. И тогда я подумал: "Ого, это сильно отличается от моей прошлой жизни, это нечто новое"».

«Но я думал, что именно этого я и хочу, я хотел быть таким же, как они… Я спрашивал себя, что мне нужно было сделать, чтобы стать похожим на них, таким же хорошим игроком, как они? Конечно, я не мог быть настолько хорошим игроком, потому что мы говорим о Райане Гиггзе, Поле Скоулзе – об игроках с другой планеты. Я просто стремился реализовать весь свой потенциал, и это открыло мне глаза на то, о чем раньше я не знал, – на то, каково это, быть лучшим».

Возможно, «Юнайтед» фундаментально изменил Кэррика, но и Кэррик тоже изменил «Юнайтед». В то время почти никто это не понимал, но Кэррик стал одним из самых важных приобретений клуба за всю его историю. Он был не слабым усилением полузащиты, как многим тогда казалось, он был недостающим элементом, позволившим Фергюсону достроить свою последнюю великую команду и превратить ее в величайшую команду континента.

Мастерские пасы Каррика, дополнявшие игру Скоулза, превратили их в безупречную команду. Даже с учетом происходившей тогда финансовой трансформации Премьер-лиги, совсем не кажется случайным то, что это приобретение положило начало самому успешному периоду Фергюсона в Европе – одна победа в Лиге чемпионов и еще два финала.

Кэррик стал символом нового стиля, и от этого его приобретение на место Кина кажется еще более правильным. Он не был единственным элементом, заменившим великого ирландца. Он был ключевым элементом в преобразовании всей команды.

Особенно удивляет то, что Фергюсон никогда не объяснял эту роль самому Кэррику, но бывший полузащитник считает это негласное понимание одним из признаков гениальности тренера.

«У нас, естественно, никогда не было бесед в стиле "я жду от тебя вот этого" или "я хочу, чтобы ты делал вот так". Он просто говорил идти на поле и делать правильные вещи – трудиться, наслаждаться своим футболом, выражать себя».

«Он словно говорил: "Я привел тебя в команду, я знаю, в чем ты хорош, продолжай, иди и играй". А потом в процессе работы он делал небольшие замечания вроде "попробуй это, сделай то", но такое бывало нечасто. Он просто доверял тебе, позволял выходить на поле и играть, и от этого ты словно становился на 10 футов выше. Никто не пытался объяснить мне, как нужно играть в "Юнайтед", я просто смотрел и учился, запоминал все, играл в свою игру и постепенно адаптировался».

«Единственная информация, которую мы уяснили в те дни, – это то, что играть нужно было вперед. Ты должен делать передачи вперед. Стиль игры был такой – пасуй вперед, беги вперед, проникай в штрафную. Это был тот лейтмотив, которого босс всегда ждал от своих команд, и каждый игрок должен был находить способ следовать ему».

«Моя роль в этой игре отличалась от роли Скоулзи и немного от роли других игроков, от Гиггзи, который был сильнее в дриблинге, но направление игры для всех было одинаковым. Скоулзи любил играть в стеночки, пробрасывать мяч мимо соперника и обходить его, проникать таким образом в атакующие зоны. Моя игра в основном сводилась к пасам сквозь линии, а Гиггзи был дриблером, но принцип был один, теория была одна, хотя нам это никто не объяснял, нас этому не учили, был просто основной лейтмотив – "я вам доверяю, идите и делайте это"».

Доверие и психологическая подготовка команды Фергюсоном приводят к одному из самых интересных откровений книги Кэррика – о том, как строятся великие команды. Он рассказывает о своем взаимопонимании с Рио Фердинандом и о том, как сложные командные перестроения запускались по первому же приказу.

«Это сложно описать, но да, Рио раньше говорил постоянно, без остановок. Я полностью доверял ему, поэтому, если он говорил идти направо, я шел направо, я бы не стал думать дважды, я просто делал это. Это было просто полное доверие. Он, конечно, знал, что может крикнуть мне что-то, и я это сделаю, я сделаю это для него. Но это не было похоже на издевательство, будто он заставляет бегать меня вместо него. Это было взаимопонимание. Я упрощал ему работу, но от этого и моя работа становилась проще, и всей команде от этого было лучше».

В 2006-2009 годах такие взаимоотношения между игроками у «Юнайтед» были по всему полю. Такое же взаимопонимание было у Кэррика со Скоулзом в полузащите.

«Я знал, что я не просто должен отдать ему мяч, а он должен получить его в нужный момент. Я знал, когда он хочет его получить, под каким углом и тому подобное. Это просто приходит через понимание игры друг друга».

«Это часть командной игры. В какой-то степени этому можно научить, определенные вещи можно отработать, но свою роль играют взаимоотношения на поле, партнерские отношения, игровые единицы, какими бы они ни были, очень важно, чтобы у них было это взаимопонимание. Я выяснил, что чем лучше игроки, тем быстрее они находят взаимопонимание, и это помогает им раскрывать лучшие качества друг в друге».

Может быть, Кэррику никогда не было комфортно в «Юнайтед», но именно это отсутствие зоны комфорта в клубе превратило их в настолько внушительную силу.

Источник
Автор
Мигель Дилейни
Перевод
Мария
Редактура
Евгения Шестакова
Майкл Кэррик Интервью

Другие материалы категории «Интервью»

Комментарии

Наверх