!DESKTOP_VERSION!
Димитар Бербатов. «Мой путь». На пути в ЦСКА и не только. Глава 2. Часть 5

Димитар Бербатов. «Мой путь». На пути в ЦСКА и не только. Глава 2. Часть 5

В этой части главы мы узнаем, как игралось в то время в академии ЦСКА и как Димитар избежал призыва в армию.

✳✳✳

Неудержимая молодежь ЦСКА

Помимо выступлений за первую команду, я также играл за молодежный состав ЦСКА U-18, чтобы помочь парням пробиться в чемпионат Болгарии. Вместе с Петром Златиновым по прозвищу Топеца мы образовали убойную связку. Мы подружились с ним в комплексе «Красное знамя» и очень любили обедать в самых необычных местах, где искали наши любимые колбаски с фасолью. Но все же самым аппетитным для нас было «фарширование» соперников на поле. Результатом таких наших «кулинарных поединков» стал «десерт» – чемпионский титул. Завоевание чемпионства Болгарии было большой честью для академии ЦСКА. Путь к трофею был тернист и полон неожиданностей.

Но один единственный случай мог лишить меня не только этого, но и всех последующих трофеев в карьере. Я буду всегда благодарен небесам за то, что тогда всё обошлось без последствий. Команда отделалась лишь испугом, и теперь нам есть о чём рассказать. Мы только что обыграли «Спартак» (Варна) в четвертьфинале Кубка и возвращались в Софию. На одном участке дороги был очень крутой спуск, а мы ехали в таком автобусе, который был прямо-таки «чудом современных технологий».

Он уже давно был изношен, так как на нём успело поездить не одно поколение игроков ЦСКА, включая молодежные команды. Вдобавок было разбито одно из боковых окон. На протяжении многих лет этот автобус стоял у базы как памятник. Однако, по-видимому, другого транспорта у нас тогда не было. Поэтому его залатали в некоторых местах и снова отправили в путь. Думаю, что те, кто его ремонтировал, просто скрещивали пальцы, молясь, чтобы ничего плохого не произошло. Однако кое-что всё-таки случилось.

Итак, я беззаботно ехал в задней части автобуса и болтал с парнями. У всех было отличное настроение после победы. Вдруг в передней части началась паника, и мы тоже почувствовали, что что-то не так. Судя по всему, тормоза вышли из строя. Причём в тот момент, когда мы оказались на крутом участке дороги. Другими словами, мы летели со спуска.

Не понимаю, как это получилось, но водителю удалось немного замедлить массивное транспортное средство, и мы один за другим стали выпрыгивать из автобуса, в то время как он еще двигался. Повезло, что водитель был очень опытным. Ему удалось замедлить автобус без использования тормозов так, что нам удалось спрыгнуть, не получив травму. Те, кто выскочили первыми, старались всеми возможными способами замедлить движение автобуса. Одни пытались удержать задний бампер, а другие бросали камни под колеса. В итоге нам удалось его остановить. Мы предотвратили катастрофу, и нам очень повезло остаться невредимыми. В тот июньский день 1999 года мы испытали безмерное счастье.

Для первой команды сезон был закончен, но вместо того, чтобы наслаждаться отпуском с остальными одноклубниками, я должен был помочь молодежному составу завоевать национальный кубок. Мы прошли через квалификацию в финальную часть. Местом проведения назначили город Несебр. На трофей претендовали ЦСКА, «Локомотив» (София), «Марица» (Пловдив) и «Берое» (Старая Загора). В полуфинале мы провели зрелищный матч с «Локомотивом». Мы победили со счетом 5:4. Перед матчем мы отлично знали, какие талантливые игроки выступают за этот клуб. Например, Эмиль Гаргоров по прозвищу Бадема (с болгарского – ‘миндаль’). Этот футболист уже обладал отличной игровой репутацией.

Он тоже уже выступал за первую команду. Я видел, как он играл в Благоевграде, он действительно был очень хорош. Его даже называли «Маленький Марадона». Бадема был известен тем, что мог спокойно обыграть двух-трех защитников, и в том матче сыграл блестяще. Он, как и я, отметился дублем, но победу все-таки одержали мы. В последние пять минут встречи я был вынужден играть в обороне. Мы яростно боролись за победу и буквально бросались под мяч, лишь бы они не забили. И мы ее добыли! 5:4! Невероятный матч! А что касается Бадемы… После матча он навсегда завоевал мое уважение.

В финале мы играли с «Марицой». В тот время Пловдив тоже славился своей молодежной программой. Бат Мэрри так сильно хотел победить, что он (главный в академии!) мне лично делал массаж перед игрой. Он мне чуть кожу не содрал! «Бат Мэрри, мне больно. Это очень неприятно», – кричал я. А он мне в ответ: «Расслабься, вот увидишь, во время матча ты будешь прекрасно себя чувствовать». И продолжал уничтожать мою икроножную мышцу. В то же время он давал мне советы о том, как нужно играть и двигаться по полю. У меня зубы сводило от боли, но к советам прислушался. Ради победы мы были готовы терпеть всё, что угодно.

Финал был просто фантастическим. Дуци Варбанов открыл счет встречи, но соперники быстро переломили ход игры. Вскоре мы уступали 1:2. Как только нам удалось сравнять счет, они сразу же забили третий. Вдобавок мы еще и играли в меньшинстве из-за красной. Но мы с Топецой уже приготовились к «десерту». В том матче он сводил защитников с ума. В финальной фазе одной из атак мы с ним вышли два в одного, и он без проблем отправил мяч в сетку – 3:3.

Основное время матча заканчивалось. Топеца был с мячом рядом с угловым флажком. Около него было два или три защитника. Я же стоял в штрафной площади и ждал прострела. Смотря на него, я начал кричать во все легкие: «Топееееца, дай пас! Сюда!» Однако он не обращал внимания на мои крики. Топеца с легкостью убрал защитников. На радиусе трех метров он обвел первого, затем второго, третьего. А потом сделал потрясающий навес прямо мне на голову.

Мяч еще не успел долететь до меня, но я был уверен – сейчас будет гол. Я вонзил его! Бум! 4:3! Казалось бы, все это было так давно. Но я никогда не забуду эйфорию, которую испытал тогда на стадионе в Несебре. Гаганелов от радости сошел с ума, да и все мы без исключения. Будучи на седьмом небе от счастья, мы пошли праздновать к Бату Мэрри, который тоже скакал как сумасшедший! Чемпионы! ЦСКА на вершине! И золотые медали, и кубок были наши!

✳✳✳

Квартиры и друзья

1999 год незабываем для меня. Тогда я завоевал свои первые трофеи и подружился с замечательными людьми. Стилиян Петров жил в окрестностях Изтока в месте, которое мы называли «квартирой у железной дороги». Изначально он жил вместе с Мартином Петровым, но потом Мартин переехал в Швейцарию, и одна спальня освободилась. Я останавливался там время от времени, а когда Стилиян перешел в «Селтик», то переехал туда на постоянную основу. Эта квартира стала для меня вторым домом. Я сменил домик в Панчарево на квартиру у железной дороги. 

До трансфера Стилияна мы с ним могли до глубокой ночи болтать про футбол, ЦСКА и многое другое. Тот период жизни сблизил нас. С Мартином я подружился позже, потому что к тому моменту он уже выступал за другой клуб. В ЦСКА я видел его тренирующимся индивидуально в Панчарево. Тогда уже было известно о его переезде в Швейцарию. Но, несмотря на отсутствие, он оставался для меня примером. Не говоря уже о том, что он жил в квартире в высоком многоэтажном доме. Ходили легенды, что все, кто жил в той квартире, уезжали играть за границу.

Помимо Стилияна там жил Чомаков. Кючука, Томовски и Стилиян любили ходить на дискотеки, а я вот их избегал. Мартин соблюдал очень строгий режим, и я тоже старался ему следовать. На меня еще очень сильно повлияли слова Мэрри. Он говорил: «Никаких тусовок. Никаких тусовок. У тебя еще будет время на них». И он был прав.

Перед матчами мы всегда ночевали в домиках на базе в Панчарево. Как я уже упоминал, в каждом домике было по две комнаты и в каждой находилось по два человека. Я был в комнате с Кючукой, а Румен Христов с Чомакой были в другой. Румен был довольно необычным парнем. Несмотря на то, что он был старше многих в команде, ему часто приходилось терпеть насмешки со стороны младших игроков. Так вот, мы с Кючукой просто обожали смотреть фильмы допоздна, а затем спать до полудня. Мы брали тогда три или четыре фильма напрокат.

Мы распланировали наш вечер, однако пловдивские ребята из соседней комнаты явно не были рады за нас. Они постучали к нам, и мы услышали возмущения: «Парни, хорош смотреть фильмы! Идите спать!» Как же мы над ними издевались. На следующий день Румен и Чумака проснулись рано. Разумеется, мы еще спали, когда они вошли и стали кричать: «Берба, Кючуков, хорош валяться! Пора вставать!» Было семь часов утра. Ох, как же мы на них наорали тогда!

После подписания первого профессионального контракта я должен был обзавестись жильем. Неудивительно, где я в итоге стал жить. Та самая квартира, в которой я постоянно бывал, когда там жил Стилиян. Это была моя первая квартира в Софии. «Квартира у железной дороги». У дороги, которая увозила футболистов играть за рубеж…

✳✳✳

Спасибо, Босс!

В июле 1999 года началась серьезная борьба вне футбольного поля – битва за власть в ЦСКА. Одним из ее участников был Любо Пенев. Только что завершив свою потрясающую карьеру в Испании, Эль Голеадор вернулся в родной клуб с намерением стать его президентом. Его конкурентом был Илья Павлов. Должность в итоге досталась Любо, но тут появились сложности. Судя по всему, существовало два разных клуба ЦСКА – те же игроки, но разные люди в руководстве. Новое правило гласило, что все футбольные клубы должны были сменить статус некоммерческих на акционерные. И перед общим собранием Илья Павлов зарегистрировал ПФК ЦСКА, который был организацией, заключившей с нами контракты. Получается, что после поражения от Любо Пенева организация не получила лицензию.

Хоть Любо и победил, но его ЦСКА еще не стал акционерным обществом и, соответственно, Пенев не мог быть признан новым владельцем. Де-факто Пенев был боссом ЦСКА, но весь клуб находился под контролем Ильи Павлова. Это был полнейший беспорядок. Мы тогда не особо понимали, что происходит. Мы лишь продолжали тренироваться. Выполнять всё, что от нас требовалось. Хотя ситуация, безусловно, влияла на нас.

Тем не менее, даже в такие сложные периоды были забавные истории. Одна из них произошла на сборах в Германии. Я отлично ладил со всеми в команде, но особенно с Томовски, Кучукой, Чомакой и даже с некоторыми старшими игроками. Тогда в команду пришел Митко Иванов, и он мне сразу понравился! У него была достаточно посредственная техника, но он всегда оказывался в нужном месте в нужное время. В следующем сезоне мы с ним наколотили по 14 голов. Так вот, у нас была тренировка на базе в Траппенкампе, а в то время вне поля была война между Ильей Павловым и Любо Пеневым за президентское кресло в ЦСКА. Из-за этого часто появлялись слухи о возможном увольнении Димитара Пенева.

Одним словом, смута. И Пената, разумеется, был не в духе. Мы уже выстроились на тренировке, ожидая его указаний, но вместо них он сказал: «Почему все без щитков? Живо все за своими щитками!». Мы вернулись в свои комнаты, и, когда Кючука надвинул свои щитки, я изумленно произнес: «Тошо, у меня пропали щитки».

Он был просто в шоке, но я действительно не мог понять, куда они подевались. Я понимал, что Пената сейчас в плохом расположении духа, и я не мог вернуться без них. И тут у меня внезапно появилась гениальная мысль. У моей кровати лежала пачка журналов. К счастью, я обожал журналы в твердом переплете, поэтому разорвал несколько и сделал из них подобие щитков. Гетры были ярко красного цвета, так что разоблачить мой замысел было невозможно. Я все время проговаривал: «Господи, только бы Пената не заметил». И еще попросил Кючуку никому об этом не говорить.

Мы снова собрались на тренировку. Я старался быть самым незаметным. Пената лишь обращал внимание на выпуклость на ногах каждого из игроков. К счастью, он ничего не заметил. Однако во время тренировки мои обложки на ногах стали таять из-за пота. Это было ужасное ощущение.

Но самое ужасное происходило уже в Софии, где война за власть была в самом разгаре. Выяснилось, что Илья Павлов уволил Димитара Пенева, и теперь нас должен был принять Стойчо Младенов. Но в конце концов экс-президент клуба понял, что война в ЦСКА не приведет к положительному результату. К тому же он так и не получил лицензию. Таким образом, владелец Multigroup снял свою кандидатуру, и Любо Пенев взял бразды правления в свои руки. 

Я был очень этому счастлив, потому что Димитар Пенев всё-таки оставался нашим тренером. Ведь этот человек не только дал мне путь в большой футбол, но и был кумиром в глазах многих молодых игроков. Если бы это было возможно, я бы до сих пор не мыл руку после нашего с ним первого рукопожатия в Панчарево. Для меня Пената – футбольный отец, с которым мы многое пережили. Он раскрыл мои таланты и дал мне шанс. Он оберегал игроков, а взамен получал от них доверие. Это, конечно же, невозможно забыть.

Мне приходилось переживать крайне неприятные разговоры по поводу моего будущего. Ходили слухи, что ЦСКА хочет отдать меня в аренду в «Академик» (София) или в «Миньор» (Перник). В состоянии шока я, как сумасшедший, бесцельно бродил возле наших домиков. Однажды я увидел, как Пената обедает в ресторане. Я начал ходить рядом, набираясь смелости, чтобы лично спросить Пенату о моем будущем. Когда я уже шел по направлению к нему, то увидел еще двух людей, сидящих рядом с ним за столом. Я пытался подслушать: вдруг про меня говорят? А если после этого разговора мне придется паковать чемоданы? Тогда я закончу с футболом!

Дождавшись ухода тех незнакомцев, я встретил Пенату на выходе: «Босс, до меня дошли слухи, что вы хотите отдать меня…». На эти слова он лишь улыбнулся и сказал: «Расслабься, все хорошо. Разговоры действительно были, но такого не случится». После этого мне захотелось кинуться ему на шею и расцеловать. Та ситуация была для меня большим стрессом. Немногие знают это, но со мной действительно хотели попрощаться, однако именно Пената был тем человеком, который спас меня.

Во время сборов Томовски, Мирчев и Кючуков рассказывали мне про свою военную службу. Говорили обо всем том, что заставляли их делать в армии. По их словам, этими историями они готовили меня к службе. Я ведь тоже был вынужден служить, и мое время, увы, приближалось. Я сильно этого боялся, ведь в армии не только запрещают играть в футбол, но и обстановка там настолько некомфортная, что волосы дыбом встают. Одну из самых страшных историй рассказал мне Томаш: «Однажды сержант позвал меня в свой кабинет. Там на стене висел плакат, на котором Трифон Иванов боролся за верховой мяч. Сержант спросил меня: “Томовски, слабо так же?” “Конечно, я могу!” “Давай тогда, подойди к стене и поборись с Трифоном Ивановым. Посмотрим, кто выиграет”.

Пришлось прыгать и ударятся головой об стену. Следуя приказу сержанта, я старался коснуться плаката». Мои служившие приятели все время рассказывали мне подобные истории. Я был уверен, что они просто прикалываются надо мной, но они на это лишь ехидно улыбались и говорили: «Подожди, увидишь!». Срок приближался. Я в панике думал о том, как откосить. Я хотел играть в футбол, а не быть запуганным и униженным.

Кроме того, я тогда очень переживал по поводу своей внешности. Молодой парень всё-таки. И узнав, что в армии бреют налысо, я подумал: «Ужас! Я не допущу этого». Каждую неделю я разговаривал с Пенатой по этому поводу: «Босс, меня призывают в армию, но я не могу туда пойти. Впереди важные матчи, и я нужен тебе. Я футболист, а не солдат». Неделя за неделей я доставал его этим, а он мне спокойно отвечал: «Успокойся, Берба. Армейское начальство на нашей стороне. Они знают, что ты нужен команде. Тебе не о чем беспокоиться». Это меня ненадолго успокаивало.

Но однажды Пената заставил меня кое-куда съездить с ним. Я напрягся. Когда мы уже ехали, я всё же спросил его, куда мы едем. Его ответ меня шокировал: «В казарму». На задних сиденьях, где располагался я, были два пакета с шоколадными плитками, кренделями, арахисом, виски и соком. «Это подарки для тех, кто их заслужил», – пояснил Пената. Военный городок располагался прямо у нашей базы на четвертом километре, в месте под названием Каро. Именно здесь проходила служба футболистов ЦСКА. У меня начиналась паника: «Они хотят меня освободить или забрать?! Я там останусь? Мне сбреют волосы? Меня облачат в армейскую форму?». Мои вопросы взбесили Пенату: «Замолчи! Расслабься. Обо всем давно позаботились». 

Димитар Пенев знал абсолютно всех в военном городке, поэтому обнимался с каждым встречным. Я же никого не знал, просто кивал и вежливо здоровался, ни на шаг не отходя от Пенаты. В конце концов к нам подошел человек в форме, и Пенев сказал мне: «Следуй за ним». Мы зашли в какую-то комнату. Там я сразу заметил болгарский флаг и стол с книгой. Офицер сказал мне, что я должен слушать внимательно и повторять все, что он скажет: «Я торжественно клянусь именем Республики Болгария служить своему народу, соблюдать Конституцию, законы страны и военный кодекс». Я повторил каждое его слово. После завершающей клятвы он сказал мне поцеловать флаг. Я сделал это. «Всё, можешь быть свободен». Я не совсем понял эти слова. 

Вернувшись к Пенате, я застал его улыбающимся и болтающим со всеми его многочисленными знакомыми. Я заметил, что пакеты уже не полные, а бутылка виски открыта. После того как я прослушал несколько веселых историй от Пенаты, он сказал мне, что вопрос решен. Ура! Больше ничто не могло помешать мне играть в футбол, и никто не собирался стричь меня налысо! Через 10-15 минут мы уже ехали обратно на его «Мерседесе». От счастья я был готов распевать национальный гимн под флагом Болгарии.

После этого я часто слышал, что тот, кто не служил, не может считать себя настоящим мужчиной. Вздор! Армия, безусловно, может помочь, но есть и другие способы возмужать. Жизнь часто даёт нам такие испытания, которые могут превратить мальчика в мужчину. Преодоление трудностей зависит от силы воли, а главные трудности в моей жизни были еще впереди.

Автор
Димитар Бербатов
Перевод
Олег Андрияшкин
Редактура
Евгения Шестакова
КнигиАвтобиографияДимитар БербатовЦСКА София

Другие материалы

Наконечник дьявольского трезубца

Вчера, 23:14
2 997

Как загнать топ-клуб в яму, но при этом отлично заработать. Пособие от Глейзеров

01:04, 17 августа 22
2 939

Комментарии

Добавить комментарий

Наверх