1 135

Через тернии к звездам. Что сделало сэра Алекса Фергюсона великим

Эпичный лонгрид от Эндрю Флинта из These Football Times о величайшем тренере всех времен и народов. Устраивайтесь поудобнее.

Что-то явно шло не так. Сначала непривычно взволнованный Кевин Киган говорил достаточно спокойно и сдержанно. Потом он стал всё чаще запинаться, стараясь подобрать подходящие слова, а его сбивчивая речь прерывалась тем, что он постоянно указывал пальцем на камеру. На протяжении всего сезона «весёлые ребята» Кигана развлекали публику и завоёвывали сердца даже нейтральных болельщиков своей захватывающей игрой, полной движения и эмоций, а их тренер неожиданно начинал расклеиваться на глазах у всей страны.

Случайному наблюдателю такая ситуация могла бы показаться вполне правдоподобной, если бы «Ньюкасл» Кигана перед этим проиграл ключевой матч, однако на деле «сороки» выиграли эмоциональную битву против «Лидса». Футболисты «Лидса» дважды попадали в перекладину, пока Кит Гиллеспи не забил победный гол. Перед интервью бывший обладатель награды лучшему футболисту года в Европе, обычно оптимистично настроенный, Киган перемолвился парой слов с Терри Макдермоттом, убедив своего ассистента в том, что он лишь собирался представить сильную и сплоченную линию нападения. Однако, будучи не в силах скрыть своё разочарование, которое он копил в себе несколько месяцев, Киган всё же поддался эмоциям. Ошеломлённые Ричард Киз и Энди Грей с трудом могли поверить тому, что стали свидетелями такого сильного эмоционального всплеска прямо в студии Sky Sports TV.

Однако причиной такого состояния Кигана явилось не то, что происходило на поле. Вернее, не совсем это. До того момента, как состоялось это нашумевшее интервью, безупречную репутацию своих оппонентов открыто ставил под сомнение человек, которого все считали мастером самых невероятных камбэков, и этим человеком был сэр Алекс Фергюсон. За день до невероятного послематчевого «самоуничтожения» Кигана «Манчестер Юнайтед» одержал победу над «Ноттингем Форест». После матча Кигана Фергюсон, держа в уме грядущую игру против «Ньюкасла», публично заявил, что игроки «Лидса» могли и не прикладывать столько усилий в игре против «Ньюкасла» просто потому, что «Ньюкасл» - это не «Манчестер Юнайтед». И, что удивительно, Киган сразу же попался на крючок, вспоминая ту взбучку (5-0), которую устроили манкунианцы Стюарту Пирсу и компании. Киган стал жертвой той активной психологической кампании, которую на протяжении всего сезона вёл хитрый шотландец.

Многие испытали это на себе, но лишь некоторым удалось осознать весь масштаб и всю сложность этой психологической борьбы Фергюсона, которую он сделал своим фирменным знаком и которую он вёл со своими оппонентами с того момента, как 40 лет назад ступил на тренерский мостик. В январе 2009 года Рафа Бенитес выдал речь, в которой ответил «фактами» на заявления Фергюсона о более снисходительном отношении к соперникам «Юнайтед». В своей речи Бенитес трижды упомянул фразу «психологические игры», причём в этот момент его «Ливерпуль» на 4 очка опережал соперников. И хотя в марте на Олд Траффорд «Ливерпуль» полностью уничтожил «МЮ» (4-1), а Фернандо Торрес переиграл Видича по всем статьям, после необычной пресс-конференции Бенитеса его заявления о том, что «Юнайтед» нервничает, выглядели более чем несерьёзными.

Фраза «психологические игры» широко употребляется и сегодня, как будто детская пьеса превратилась в пьесу для взрослых, однако Фергюсон уж точно не играл. В то время как другие могли пытаться развязать психологическую войну, чтобы добиться преимущества над соперниками, Ферги в своих речах демонстрировал непоколебимую верность своим принципам. Его величие строилось вокруг его способности использовать силу веры и управлять ей, и он пользовался этой силой, чтобы полностью раскрыть потенциал игроков и вызвать страх и уважение у своих соперников.

В отличие от многих именитых тренеров, Фергюсон пришёл к своему невероятному успеху не столько благодаря своему особому стилю игры, сколько своему сильному характеру. Его методы не всегда принимали с одобрением, в то время как случай и добрая толика везения часто сопутствовали сэру Алексу тогда, когда он творил великие дела. Уж будьте уверены, все 50 клубных трофеев и более чем 80 личных наград Фергюсона миновали его конкурентов именно благодаря твёрдой уверенности в себе.

Откуда взялись эти непоколебимая решимость и вера? Как и многие успешные спортсмены, сэр Алекс родился в семье рабочих, однако этот факт лишь в малой степени повлиял на его тренерскую карьеру. В шотландском футболе он сделал себе имя, будучи отличным нападающим, причём отмечали не только его талант, но и настойчивость, силу воли и твердую решимость.

В 1967 году «Глазго Рейнджерс» заплатил за переход Фергюсона £65,000. Ему предложил контракт клуб, за который он болел с самого детства, несмотря на то, что его отец был ярым фанатом «Селтика» - «заклятых врагов» «джерс». Этот трансфер стал самым дорогим в истории шотландского футбола, но с того момента Фергюсону приходилось бороться за каждую минуту игрового времени. Даже когда сэру Алексу исполнилось 70, он не переставал проводить по 14 часов в день на футбольном поле или в своём офисе, в то время как его жена Кэти отпускала шутки про то, как он подумывал уйти на пенсию в 2001, и говорила, что он точно не стал бы заниматься домашними делами.

Фергюсон в «Рейнджерс», 1967.

Своё отношение к труду Фергюсон позаимствовал у своего отца, который вкалывал на судостроительном заводе в течение 40 лет и который в 1961 победил рак, однако для сэра Алекса трудолюбие всегда значило больше, чем просто гнуть спину для того, чтобы прокормить семью. Алекс-старший учил сына с самого детства получать удовольствие от футбола. Жесткая критика отца в адрес Алекса и его младшего брата Мартина привила мальчикам строгое послушание и верность семье.

Стараниями отца Ферги мог выбрать себе совершенно другую карьеру, если бы не его мать, которая поддерживала сына в тяжёлые времена, когда он только начинал играть. Уже в 16 лет Фергюсон начал выступать на любительском уровне за «Куинз Парк», забив свой первый мяч в дебютном матче. Хотя он продолжал забивать практически в каждой игре, он принял решение перебраться в «Сент-Джонстон», проведя в «Куинз Парк» три сезона. Ему всё ещё не доверяли место в стартовом составе, хотя Фергюсон продолжал регулярно забивать на «Мьюэртон Парк». Он даже был готов завершить карьеру после того как получил травму в игре против «Эйрдри».

По возвращении Фергюсона на поле резерв «Сент-Джонстона» всё также терпел поражения, проиграв три игры подряд и пропустив 24 мяча. Это стало «последней каплей» для Алекса. Он серьёзно задумался о том, чтобы начать готовить документы для эмиграции в Канаду. «В пятницу девушка моего брата позвонила моему тренеру и сказала, что я простудился», - вспоминает Фергюсон, выступая в 2010 году перед студентами в родном Глазго. «Я весь день провёл со своими друзьями, и когда я пришёл домой, мама сразу набросилась на меня. Она сказала: «Я получила телеграмму от твоего тренера. Иди к телефону и звони ему». Тренер сказал: «Приезжай завтра в отель, ты играешь против «Рейнджерс».

«Я оформил хет-трик и стал первым, кто сделал это против «Рейнджерс» на «Айброкс». Это круто изменило мою жизнь. Летом я стал профессиональным футболистом и уже не оглядывался назад». Благодаря своему мастерству Фергюсон позже перебрался в «Данфермлин». Свой дебютный сезон среди шотландских топ-клубов Фергюсон завершил почти триумфально: «Данфермлин» финишировал третьим, уступая лишь одно обидное очко «Хартс» и чемпионам «Килмарнок», и к тому же проиграл в финале Кубка Шотландии «Селтику» со счётом 2-3.

Джок Стейн был первым, кто попытался сделать Фергюсона игроком «Данфермлина» после его героического матча на «Айброкс», однако к 1964 году, когда подписали молодого нападающего, Стейн уже пересёк Форт-Роуд-Бридж и стал тренером «Хиберниана». Будучи тренером «Данфермлина», Стейн уже в свой первый сезон привёл команду к небывалому успеху, выиграв Кубок Шотландии, а в следующем сезоне они дошли до четвертьфинала Кубка обладателей кубков. Поработав год в «Хиберниан», Стейн перебрался в «Селтик», где он стал настоящей легендой, однако пути Стейна и Фергюсона в дальнейшем пересеклись, чего они в тот момент даже не могли предположить.

В каждом из трёх сезонов, проведенных в чёрно-белых цветах шотландского клуба, Фергюсон становился лучшим бомбардиром команды (45 голов в 51 игре в сезоне 1965/66). Наконец, в 1967 году ему поступило предложение от «Рейнджерс», о котором он так мечтал. Его пребывание на «Айброкс» запомнилось натянутыми отношениями с Дэвидом Уайтом, который был тренером «Рейнджерс» в то время. Фергюсон вновь не мог закрепиться в основе, иногда ему приходилось играть не на своей позиции.

В 1969 году в финале Кубка Шотландии против «Селтика» у Фергюсона была установка закрывать капитана соперника Билли Макнилла (которого он позже сменит на посту главного тренера «Абердина»), однако впоследствии шотландца обвинили в пропущенном голе, за что он был наказан переводом в молодежную команду «Рейнджерс».

В клубе, игроки и члены которого были, в основном, протестанты, с недоверием относились к Фергюсону, жена которого была католичкой. Нужно сказать, что его отец в своё время также нарушил запрет на межконфессиональные браки. И хотя директор, который допрашивал Фергюсона, казалось, был удовлетворён тем фактом, что церемония проходила в загсе, позже шотландец в своей автобиографии признался, что постоянно подвергался враждебным нападкам со стороны PR-менеджера клуба Вили Эллисон. Мы не знаем, только ли этот вопрос был причиной антипатии, которую чувствовал Фергюсон в клубе, однако нет сомнений в том, что клуб, к которому он с детства так трепетно относился, поступил с ним отвратительно. Эта была обида, которая спустя 10 лет подстегнула его к успехам в «Абердине».

Затем сэр Алекс перебрался в «Фалкирк», где он был назначен играющим тренером. Однако в 1973 в клуб пришёл Джон Прентис, и Фергюсон был освобождён от тренерских полномочий, а в дальнейшем и вовсе покинул клуб, перебравшись в «Эйр Юнайтед», где он провёл один сезон и завершил карьеру футболиста. Ещё во время своего пребывания в «Данфермлине» Фергюсон получил свою первую тренерскую лицензию, когда ему было всего 24. Фергюсон мог похвастаться невероятной страстью к управлению командами. Он был возмущён тем, что его лишили тренерского поста. Когда ещё в Глазго он работал помощником инструментальщика, он рано вступил в профсоюз и стал активным его членом. Фергюсон часто выражал своё твёрдое мнение, и эта черта легла в основу формирования его политических взглядов и его личности.

Летом 1974 года «Ист Стерлингшир» предложил Фергюсону первый для него полноценный тренерский контракт. Клуб финишировал 16-м во втором дивизионе, посещаемость матчей была в среднем 400 человек за игру, в составе было всего 12 человек, в команде не было ни одного вратаря, а сумма, выделенная на модернизацию клуба, составляла всего £2,000. Это было той самой возможностью, которую так ждал Фергюсон. Будучи относительно большой рыбой в мелком пруду, шотландец получил отличный шанс на формирование своего жесткого тренерского стиля в самом начале своей карьеры. Это был шанс продемонстрировать свои силы, и Фергюсон не разочаровал клуб.

Пунктуальность и опрятный внешний вид – вот на что всегда в первую очередь обращает внимание сэр Алекс. Дэниэл Тейлор в своей книге «Избранный: Сэр Алекс Фергюсон. Полная история футбольного гения» (2007) вспоминает, как на пике своей карьеры на «Олд Траффорд» Фергюсон имел обыкновение дерзко язвить по поводу грязных волос или щетины какого-нибудь журналиста, интересуясь при этом, не перепутал ли тот интервью «с концертом «Оазис». А что касается пунктуальности, шотландец мог просто уничтожить, причём как словами, так и своим видом, каждого, кто опаздывал к началу пресс-конференции.

В «Ист Стерлингшире» Фергюсон быстро установил строгую дисциплину, а также организовал постоянные разборы игры соперников, причём всё это получилось у него стремительно, чего в клубе никогда не видели раньше. И, что самое интересное, он начал свою борьбу со СМИ, инициатором которой стал не он, но, тем не менее, шотландец использовал любую возможность, чтобы вступить в схватку с журналистами. Фергюсон не тратил время на то, чтобы показать своим игрокам, что местная газета The Falkirk Herald более благосклонно относилась к главному футбольному клубу города. Он просто строил сплочённый коллектив, зная, что их хотят сделать жертвами.

Всё это создавал 32-летний тренер без опыта, который недавно завершил карьеру игрока. Он делал ставку на атакующий стиль игры, тем самым завоёвывая одобрение фанатов. Команда стремительно двигалась к третьему месту в таблице. Уже тогда работа Фергюсона не оставалась без внимания. Президент клуба Уилли Мурхед выбрал Фергюсона из 20 кандидатов, однако шотландцу в своей карьере больше не приходилось проходить собеседования. Даже его первая ссора с руководством клуба закончилась для Неистового позитивно. К слову, ссора произошла из-за решения шотландца выделить из клубного бюджета £40 для молодёжной команды гостей. Фергюсона вызвали на разговор, однако вместо того чтобы уважительно поклониться руководству, он начал угрожать своей отставкой, и клуб сдался.

Позже Фергюсон станет самой влиятельной фигурой в истории «Манчестер Юнайтед».

Именно в «Сент-Миррене» одними из первых почуяли, что в этом парне кроется невероятный тренерский талант. Клуб предложил Фергюсону контракт, несмотря на то, что «Сент-Миррен» на тот момент находился ниже «Ист Стерлингшира» в турнирной таблице второго шотландского дивизиона. Без сомнений, клуб обладал более растущим потенциалом. Фергюсон сомневался, остаться ли ему верным своим первым работодателям или же ухватиться за отличную возможность, которая пойдёт на пользу его карьере. Шотландец решил обратиться за советом к Джоку Стейну. Рулевой «Селтика» посоветовал Фергюсону посидеть на верхних ярусах «Фирс Парка» (стадион «Ист Стерлингшира») и «Лав Стрит» (стадион «Сент-Миррена»), а после этого принимать решение. Когда шотландец находился на 50-тысячном «Лав Стрит», у него уже не оставалось сомнений.

После того как Фергюсон провёл у руля «Сент-Миррена» первые 117 дней, а его команда сыграла 17 игр, Мьюрхед уже считал Ферги самой значимой фигурой в истории клуба. Стремительные перемены, ни намёка на снижение темпа. После переезда в Пейсли Фергюсон удвоил свои усилия, чтобы побудить клуб действовать незамедлительно. Он ездил по улицам города с громкоговорителем, призывая жителей прийти на стадион и поддержать команду, а не смотреть игры по телевизору. При этом он прекрасно понимал, что большинство болеет за «Селтик» или «Рейнджерс». Майкл Грант в своей книге «Восстание Ферги: как «Абердин» создал величайшего тренера Британии»(2014) описал эту кампанию как «почти комичную уловку, требующую большого воображения, из-за которой Фергюсон выглядел как политический кандидат в день выборов».

В первые два сезона, которые прошли для Фергюсона достаточно спокойно, команда оба раза финишировала на 6-м месте, затем стала чемпионом Второго дивизиона (до упразднения), а после образования нового Второго дивизиона и здесь финишировала на первом месте (сейчас Второй дивизион является вторым в системе трёх футбольных Лиг Шотландии, ранее – две Лиги). Фергюсон установил свой авторитет уже после первого сезона, проведённого в клубе, выпустив 18 профессиональных игроков. Наконец-то его методы приносили свои плоды: после возвращения в Высшую Лигу команда стремительно неслась к чемпионству, отставая от первого места на 4 очка и забив 91 гол в 39 матчах. Он верил в молодых игроков, сделав 18-летнего Тони Фитцпатрика капитаном, в то же время точечно усиливая команду такими игроками, как Яки Коупленд из «Данди Юнайтед». В книге Гранта Фитцпатрик вспоминает энергетику своего босса после разгромной победы: «Я тогда сказал абсолютную глупость: «Что, блин, вам ещё нужно? Мы выиграли 5-0! Что вам не нравится?». Он подошёл ко мне, и я узнал, что такое «Ферги спешл». Он популярно объяснил мне, кто из нас тренер, упомянув, насколько важны для него его принципы».

Заметьте, что молодой капитан описывает себя в той ситуации не иначе как «я сказал абсолютную глупость». Он обращает внимание не на недопонимание с тренером, а сразу же признает, что босс был прав. Жёсткость характера Фергюсона проявлялась и в раздевалке, однако на поле вспышки эмоций шотландца в адрес судей наказывались штрафами и дисквалификациями, после чего «Сент-Миррен» стали называть не иначе как «Фурии Ферги». Руководство ещё могло принять результаты первого сезона в Высшей Лиге (команда находилась в шаге от возращения во Второй дивизион), однако они уже не могли мириться с требованиями шотландца о его полном контроле над клубом.

На собрании по поводу будущего Ферги в клубе руководство приняло решение уволить шотландца, мотивируя это тем, что он потерял контроль над ситуацией. Увольнение шотландца клуб объяснил нарушением 13 пунктов контракта, среди которых было запугивание клубного секретаря с целью выплаты ему дополнительных средств, не облагаемых налогом. Сообщалось, что Фергюсон отнял у секретаря ключи и общался с ней только через своего ассистента. «Сент-Миррен» не мог мириться с таким агрессивным поведением, и они уволили человека, который вдохнул в клуб жизнь. Председатель «Сент-Миррена» на заседании трибунала тогда выпалил, что у Фергюсона «нет тренерских навыков». Сейчас об этом можно вспоминать лишь как о какой-то нелепости.

1978 год стал для Фергюсона на тот момент как никогда удачным. В то самое время, когда уволили шотландца, Джок Стейн стал у руля «Лидс Юнайтед», вынудив «Селтик» искать ему замену. «Лиссабонские львы» остановили свой выбор на своём бывшем капитане Билли Макнилле, который до этого провёл меньше года у руля «Абердина». Ну и, помня о славе и успехе шотландца, клуб сделал выбор в пользу Фергюсона. Ферги без раздумий согласился подняться на новый для себя уровень и принял предложение «Абердина».

С переездом Фергюсона возникли некоторые проблемы, несмотря на ту невероятную скорость, с которой подписывался его контракт. Ферги был готов принять этот вызов, однако болельщики поначалу настороженно отнеслись к смутьяну, который в душе всегда оставался гордым глазвегианцем. Эти два города – Глазго и Абердин – никогда не были в хороших отношениях друг с другом. В конце 1970-х в Северном море недалеко от Абердина нашли нефть, после чего город стал стремительно развиваться. Разработка месторождений «чёрного золота» возвещала о развитии промышленности в невероятных масштабах. Тем временем Глазго находился в состоянии глубокого экономического кризиса, из-за чего соперничество между городами разгоралось с новой силой.

Фергюсон привёл «Абердин» к победе в Кубке обладателей кубков в 1983 году.

Чтобы добиться успеха в двух предыдущих клубах, Фергюсону было необходимо запустить глобальную реорганизацию команды. В «Абердине» же он получил в своё распоряжение самых талантливых игроков в стране. В плане подбора кадров были необходимы минимальные доработки. Неопытный подросток Алекс Маклиш прикладывал все свои силы, чтобы достичь цели, 20-летний Джим Лейтон надёжно стоял в воротах, 21-летние Стив Арчибальд и Гордон Стракан были одними из самых ярких талантов в футболе. Последней составляющей успеха (по крайней мере, для нового тренера) было раз и навсегда избавить Шотландию от чрезмерного психологического контроля, который осуществляло над людьми «Дерби Старой Фирмы».

Конечно, шотландские «Данди» считались сильной командой, хотя за 80 лет своего существования клуб всего лишь один раз становился чемпионом Шотландии. «Абердин» даже несколько раз замахивался на финал Кубка, в котором на «Хэмпден Парк» неизменно терпел поражение от своих соперников из Глазго. Так что пришло время реализовать психологию Ферги на практике. Подобно атакам на The Falkirk Herald за предвзятость к его футболистам в «Ист Стерлингшире», он подвергал критике противостояние «Рейнджерс» и «Селтика», тему которого регулярно раздували журналисты.

Ферги хотел сделать из игроков бойцов, агрессивных и уверенных в себе парней, которые могли свергнуть надоевшую гегемонию двух клубов. Известный писатель, журналист и телеведущий Грэм Хантер с детства болеет за «Абердин». Он дал объяснение тем методам, которые в своей работе использовал Фергюсон. «Он строил команду талантливых, агрессивных, голодных до побед доморощенных игроков. У него были болельщики, которые ждали успеха своей команды и были готовы путешествовать с ней по всей стране», - рассказал он в интервьюThese Football Times. «В окружении воспитанников клуба, местных СМИ, болельщиков и руководства Фергюсону не составляло труда внушить им, что «Старая Фирма» - это обычные хвастуны, которым нужно просто дать по носу, чтобы спустить их с небес на землю. Он убеждал всех, что шотландские СМИ, базирующиеся на западе страны, относятся необъективно к клубам, если только это не «Рейнджерс» или «Селтик».

Хотя со временем грубый стиль Фергюсона привёл его к успеху в клубе, поначалу к нему никак не могли привыкнуть лидеры состава, главным образом великолепный защитник Вилли Миллер. Являясь на деле лидером команды, Миллер шёл к тому, чтобы стать рекордсменом клуба, сыграв в 797 матчах за 18 лет. Когда Фергюсон пришёл в команду, Миллер не собирался так просто подчиняться новичку. Жаркие споры между игроками «Абердина» о том, какого успеха добились подопечные Фергюсона в «Сент-Миллере», в частности Яки Коупленд, которого Ферги сравнивал с Миллером, прекратились не сразу. Не сразу было принято игроками и неукротимое желание шотландца всегда соответствовать высочайшим стандартам.

«Он часто вспоминал Сент-Миррен», - рассказал Миллер Гранту. «Именно это меня немного взбодрило. Я всегда всё делал по-своему… Поэтому, когда Ферги начинал снова рассказывать о том, как это делали в «Сент-Миррене», я не мог воспринимать это серьёзно. В конце концов, я сказал ему об этом. Нужно сказать, что Ферги может великолепно определять характер человека. Он ни в коем случае не пытался ослабить свой авторитет, и он понимал это. Когда он пришёл в «Абердин», он был достаточно опрометчивым. Ему было всего 36. Его не учили управлять людьми. Он не был тем, кем стал в дальнейшем. Он был грубым. Он говорил всё, что думает».

Шли месяцы, напряжение росло. Перед тренировкой Ферги собрал команду на поле и предоставил им слово. Это было редким моментом в его карьере. Он инициировал открытый диалог со своей командой, все высказали то, чем были недовольны. Джо Харпер, талантливый нападающий, который стал лучшим бомбардиром в истории клуба (для фанатов – «Король Джо») выразил свои опасения по поводу тактики, так как в одной игре Фергюсон выдвинул его на острие атаки. Позже Харпера вызвали в офис Фергюсона, где ему было вынесено замечание за то, что он осмелился поставить под сомнение тактический ум босса перед всей командой, несмотря на то, что игроков уверяли, что они могут не бояться взаимных обвинений.

Их отношения уже никогда не были прежними, хотя оба всегда проявляли профессионализм в общении друг с другом. Харпер продолжал забивать в течение последующих двух сезонов, Фергюсон продолжал ставить его в состав. Это был переломный момент в становлении Фергюсона как тренера. Как отмечал Миллер, Ферги хоть и был молод, он всё же признавал, что ему нужно считаться с мнением окружающих, с тем же капитаном команды, хоть ему и не удалось полностью подчинить этого капитана своей воле. В последующие 30 лет способность Ферги налаживать со всеми отношения стала его фирменным знаком. Хоть некоторые и оставались при своём мнении, они всё же соглашались на его условия.

Первый сезон в «Абердине» стал для Ферги непростым во многих аспектах. Однако это только больше закаляло его волю и силу духа. Его увольнение из «Сент-Миррена» оставило горький осадок. Фергюсон решил обжаловать своё увольнение в суде, слушание растянулось на четыре дня. Это привело к тому, что ему приходилось проводить меньше времени со своей новой командой. Он часто не возвращался со своей командой домой после игр на выезде, что у некоторых вызывало недовольство. Суд отклонил требования Фергюсона. Дела пошли хуже, когда в 1978 году у отца Ферги обнаружили рак лёгких, а он не смог присутствовать рядом с ним в это время.

В следующем году «Абердин» играл в гостях против «Сент-Миррена», а у руля гостей стоял человек, который проиграл судебную битву против своего бывшего клуба. К концу первого тайма «Абердин» вёл с комфортным счётом 2-0 благодаря голам Арчибальда и Яна Скэнлона, а затем всё рухнуло. Сначала «Сент-Миррен» отыграли один мяч, а через несколько минут удалили Скэнлона и Миллера. Гостям оставалось лишь отчаянно держаться за скользкое преимущество в счёте. До конца матча оставалось 20 минут, игра подходила к концу, когда счёт сравнял не кто иной, как Яки Коуплэнд.

После матча в подтрибунном помещении Ферги сообщили шокирующую новость: его отец умер. Он был вне себя от горя, но на публике он этого не показывал. Через четыре дня были похороны, и в тот же день состоялся матч против «Партик Тисл». На тренерской скамейке «Абердина» находился убитый горем сын. Через месяц «Абердин» играл в финале Кубка Шотландии против «Рэйнджерс». Победа помогла бы Ферги взбодриться, однако «Рэйнджерс» вырвали победу в матче на последней минуте добавленного времени.

В спортивном плане Фергюсон рос в понимании важности личности, пользующейся высочайшим авторитетом. Он также ценил отношения, которые складываются в сплочённом коллективе, если избавиться от тех ненужных отвлекающих моментов, которые появляются в результате влияния со стороны. Во всех сферах жизни семья всегда была для него превыше всего. Хотя за всю свою карьеру он запомнился тем, что был жёстким, как кусок абердинского гранита, тогда, когда этого требовали обстоятельства, на самом деле, его секрет в том, что он всегда знал, как и в какой момент нужно проявить свою человеческую теплоту.

Фергюсон со своим протеже Эриком Кантона.

Когда в «Манчестер Юнайтед» Фергюсон работал с загадочным волшебником Эриком Кантона, он адаптировался и учился тому, как находить подход к талантам с самым крутым нравом и как обнаружить настоящий характер в человеке, который на первый взгляд может показаться неуклюжим. Молодых игроков Кантона вдохновлял своим невероятным трудолюбием, 50 тысяч фанатов – своими навыками «кунг-фу». В ответ он хотел получить свободу и понимающего отношения к его поступкам вне футбольного поля, но ещё больше он нуждался в человеке, обладающим авторитетом отца, который стал бы для него стимулом. И если бы даже этот человек позволял бы ему появляться в футболке на официальном приеме и вынуждал бы его устранять разногласия со своими одноклубниками и со своим руководством в обмен на полную отдачу во время матчей и тренировок, он был только «за».

«Компанейская» сторона Фергюсона могла проявиться в самый неожиданный момент, но когда это случалось, те, кто его окружал, не могли пожаловаться на недостаточную искренность Ферги. Хантер с улыбкой вспоминает то время, когда он работал со сборной Шотландии на Чемпионате мира 1982 года в Испании. Он работал тогда вместе со своим другом Грэмом Ранси, который жил по соседству с Фергюсоном в Абердине, когда шотландец только перебрался в клуб. «Он [Фергюсон] был очень добр к нам и пригласил нас поужинать в ресторан. На ужине присутствовали большинство тренеров клубов шотландской Премьер-лиги. Для двух молодых ребят, которые были помешаны на футболе и которые проехали через всю Европу на поезде, чтобы попасть на матчи сборной Шотландии, это было невероятным удовольствием. Вечер удался. Ферги даже достал нам билеты на все три игры сборной, за что мы были ему очень благодарны».

Пребывание в «Абердине» обернулось для Ферги невероятным успехом после его неоднозначного периода в начале тренерской карьеры. Его команда трижды становилась чемпионом Шотландии, четыре раза завоёвывала Кубок Шотландии, однако венцом славы стала победа над мадридским «Реалом» в финале Кубка обладателей кубков. Сегодня «Абердин» в рейтинге УЕФА занимает 285-е место, но тот триумф навсегда останется в сердцах фанатов клуба, что придаёт ещё больше значимости фигуре их бывшего тренера.

Успех Фергюсона в «Манчестер Юнайтед» настолько известен всему миру, что нет нужды в том, чтобы перечислять здесь все его достижения. Давайте лучше проанализируем, как он создал ту самую династию футболистов, благодаря которой его знает весь мир. Когда он пришёл в «Манчестер Юнайтед», он столкнулся с похожей ситуацией, которая имела место в его предыдущих клубах. В этот раз его ждал более сильный и легендарный соперник. Именно «Ливерпуль» со своим величием стал для шотландца моментальным раздражителем.

Манера, в которой Ферги возвращал клубу титулы, устраивала далеко не всех болельщиков на «Олд Траффорд», которые придерживались более традиционных взглядов. Тех, кто вырос, следуя ценностям католика сэра Мэтта Басби, не впечатлила импульсивность тренера и его пренебрежительное отношение к соперникам, судьям и СМИ. Некоторые говорили, что он портит имидж клуба своими постоянными жалобами (как справедливыми, так и несправедливыми) по каждому проявлению неуважения к его команде.

Знаменитыми словами Басби стали те, в которых он описал то, что делает игрока «Юнайтед» великим. «Навык, форма и характер, причём характер важнее всего», - говорил он. В этом смысле про Фергюсона должны говорить, что он идеально пришёлся на роль «души» клуба, не говоря уже о такой же манере строить команду, какая была у его знаменитого соотечественника. Басби требовал, чтобы его игроки развлекали народ, который работает всю неделю напролёт. Про Фергюсона вряд ли можно сказать, что его команде это не удавалось. Молодёжь нещадно критиковала то, как Басби после войны возрождал клуб, и весь мир знает о том, как возрождением клуба занимался сэр Алекс.

Если же сводить его карьеру к голым фактам, насколько великим был этот человек? Какой след оставил он в истории? Хантер говорит: «Его менталитетом всегда был «один против всех». Не каждый может похвастаться таких типом мышления, и вы не можете просто создать его у себя в голове, прочитав в учебнике, что человек с таким мышлением может руководить спортсменами или женщинами». Он произвёл революцию в психологии. Было невозможно спорить с ним и после этого сохранять с ним дружеские отношения. Кто-то пытался, и у них не получалось, а кто-то начинал уважать его, конкурируя параллельно с ним.

По-настоящему великим его делают не тактические нововведения. Он не изобретал революционную систему, как это сделали Ринус Михелс и Валерий Лобановский. Дело и не в его трофеях: есть другие тренеры, которые в континентальных соревнованиях завоевали больше наград. Всё дело в том, что он просто нашёл простое определение победам, и, чёрт возьми, сделал это прекрасно. Для сэра Алекса Фергюсона был только один путь – его путь.

Источник: thesefootballtimes.co