!DESKTOP_VERSION!
Земляной Вал, 9 109004 Москва, Россия
+79165566002

«Я никогда не бил фаната, я ударил грёбаного идиота». Вечер с Кантона

«Я никогда не бил фаната, я ударил грёбаного идиота». Вечер с Кантона

Скотт Паттерсон приводит стенографию беседы Эрика Кантона с болельщиками «Манчестер Юнайтед».

Реклама

Мне посчастливилось быть одним из тех, кто слушал диалог Кантона и участвовал в нём. Мероприятие «Вечер с Кантона» было назначено на утро в связи с событиями в Борнмуте. Странное место для мероприятия, в рамках которого Эрик провел на сцене всего 45 минут, а все остальное время занимал аукцион, разбавленный выступлениями стэндап-комика.

В «Лоури» формат вечера изменили. Комик развлекал гостей до перерыва, а после него мы провели больше часа с Кантона. Большинство вопросов были заранее обговорены, но у болельщиков была возможность задавать и свои вопросы. Некоторые были хороши; например, спрашивали о том, не хотел бы он в какой-то момент оказаться игроком гостевой команды. Или: «Какая из команд, с которой Вы выигрывали дубль, была лучше?» Были и вопросы похуже. К примеру, интересовались, читал ли он когда-нибудь стихи, которые писал в его честь человек из зала.

Несколько раз публика прерывала нескончаемый поток вопросов, чтобы спеть песню в честь своего героя. После одной из таких песен Кантона произнес: «Могу я вас попросить сделать для меня кое-что? Никогда не останавливайтесь».

Привожу вам письменный вариант беседы с Эриком Кантона на вечере в его честь.

Когда Вы решили, что будете играть в Англии?

– Когда мне было 24. Во Франции я хотел закончить с футболом. Мишель Платини в то время был главным тренером сборной. Он сказал мне: «Ты просто не можешь повесить бутсы на гвоздь в 24 года». Но я просто не хотел больше играть во французском чемпионате. Он сказал: «Мне кажется, что есть на свете страна, в которой играют в настоящий футбол. Это Англия».

Я оказался в «Шеффилд Уэнсдей», где поиграл всего неделю. Потом задал им вопрос: «Когда подписываем контракт?» Их ответом было то, что я должен провести еще неделю на просмотре. Ну, я и ответил им: «Нет» [смех аудитории]. За ту неделю мы провели товарищеский матч, выиграли его со счетом 4 – что-то там, а я забил три мяча. Тренером «Шеффилда» в то время был Тревор Фрэнсис, отличный игрок своего поколения.

Но не настолько хороший тренер?

– [пожимает плечами и улыбается] Я этого не говорил. А потом я перешел в «Лидс» [публика неодобрительно гудит и запевает: «Все мы ненавидим ублюдков из «Лидса»]. А потом мы выиграли лигу [еще больше гула]. А потом я перешел в «Юнайтед», где провел лучшие годы своей карьеры. Я люблю «Манчестер Юнайтед» [одобрительные возгласы]. Спасибо большое. И спасибо Мишелю Платини и Алексу Фергюсону.

Алекс Фергюсон для Вас был самым подходящим тренером. У Вас была сильная связь друг с другом, не так ли?

– Он был фантастическим тренером потому, что он прекрасный человек. Он любит футбол. Очень скромный и гуманный человек. Каждый день нас мотивировал. Мы могли на семь очков опережать ближайших соперников, а он все равно находил способы мотивировать нас на новые победы. Мы любили и уважали его. Людям очень сложно добиться к себе такого отношения.

Кто вдохновлял Вас больше всего?

– Вы имеете в виду, кто привил любовь к футболу в детстве? Мой отец. Он очень любил эту игру. Он был вратарем, поэтому я свой футбольный путь тоже начал в воротах. Я играл за команду, и мы выигрывали каждый матч со счетом 6-0 или 7-0. Я никогда не касался мяча. Я думал, что если я буду в поле, то буду забивать голы. Ну, я и пошел играть в нападение. И стал забивать много мячей.

Мой отец всегда разговаривал, как Алекс Фергюсон. Он никогда не говорил, что я хорош, но всегда давал это понять. Но также он говорил, что мне нужно больше работать.

Я родился в 1966, и в моем детстве был хорош «Аякс». Мне нравился Йохан Кройф, который был лидером той команды. Он был великим игроком. Я помню, он как-то произнес то, что для меня стало важным и что вело меня. «Всегда нужно быть готовым». Нужно знать еще до того, как примешь мяч, что ты с ним сделаешь. В этом и весь секрет, я считаю.

Какой у Вас любимый гол или момент на поле?

– Мне очень нравится забивать голы, но мне также нравится отдавать классные передачи на партнеров. Это как дарить кому-то подарки. Мне нравится дарить подарки. Я никогда не забивал гол своей мечты. Для меня такой гол – это очень простой удар. Сначала мяч у вратаря, потом через каждого партнера мяч в касание приходит ко мне, и я забиваю гол. Я никогда не буду тренером, но если бы стал, то хотел бы тренировать команду, которая забивала бы такие мячи.

Конечно, есть один гол, который мне важен. Это гол в ворота «Ливерпуля». На последней минуте игры. В финале Кубка. «Ливерпулю». Атмосфера и заряд энергии от болельщиков были непередаваемы. Не знаю, ощущали ли вы когда-нибудь подобное? Непередаваемо.

После этого момента Ваша карьера в «Юнайтед» почти закончилась, а теперь все вспоминается с теплотой. Что Вы думаете о том кунг-фу ударе?

– Я думаю, это было круто. Такие моменты возникали тысячу раз, но среагировал я так впервые. Хороший был денек. Я слышал классную цитату, она мне нравится. «Ошибка – это скрытое желание». Для некоторых этот поступок – ошибка, для меня же это было скрытым желанием.

Нельзя называть подобных личностей болельщиками и фанатами. Я бы назвал его простым хулиганом. Я никогда не бил фаната, я ударил грёбаного идиота. Но меня за это дисквалифицировали на девять месяцев.

На пресс-конференции Вы не хотели говорить. Вы тогда вообще к ней готовились или нет?

– Может, тогда была ошибка? Или скрытое желание? [улыбается] Было так много журналистов, они бы меня там просто заточили, как в тюрьме. Не хотел говорить с прессой, потому что мне на прессу, по большому счету, наплевать. Но в «Юнайтед» мне сказали, что нужно что-нибудь сказать, ну и я ответил, что что-нибудь скажу. Мог бы сказать что-то из разряда: «Тут так темно, тут есть свет». Вот что мне нравится, так это то, что даже сейчас журналисты пытаются найти причину и проанализировать это. Мне нравится сводить их с ума.

Я никогда не бил фаната, я ударил грёбаного идиота
Я никогда не бил фаната, я ударил грёбаного идиота

После дисквалификации Вы вернулись в матче против «Ливерпуля», в котором забили гол и положили еще один с пенальти. Что Вы чувствовали?

– Конечно же, это было великолепное чувство. Девять месяцев – очень большой срок, и мне нужно было усердно тренироваться, гораздо больше остальных, потому что я не мог играть даже в товарищеских матчах. Можно тренироваться по 10 часов в день, но игра – это нечто особенное. Девять месяцев – огромный срок, поэтому я немного волновался. Эти голы меня раскрепостили. Для меня было важно, что, несмотря на то, что я играл не лучшим образом следующие несколько месяцев, Фергюсон держал меня в команде. Он знал, что мне нужно время, чтобы вернуться на свой уровень. Я вернулся на свой уровень, и мы совершили подвиг. Выиграли дубль [публика одобрительно восклицает].

Читайте также

Какие эмоции Вы испытываете, вспоминая свои годы, проведенные в «Юнайтед»?

– Я провел в «Юнайтед» лучшее время в своей жизни. Когда я закончил карьеру, я собирался перевернуть новую страницу в жизни. Не хотел смотреть назад. У меня дома не развешаны медали или фото. Я не хотел быть заложником своего прошлого. Когда я прибыл в «Манчестер Юнайтед», я отдавал всего себя, а когда закончил карьеру, я захотел заняться чем-то другим. Футбол – это наркотик. Каждую неделю, а иногда и дважды в неделю ты ставишь себе волшебный укол. А когда заканчиваешь карьеру, сложно слезать с футбольной иглы.

Я хотел заниматься чем-то, чем бы я был так же одержим. Актерская деятельность не давала мне больший выброс адреналина, нежели футбол, но она меня оживляла. Большинство футболистов либо идут в эксперты, либо впадают в депрессию. Или и то, и другое [аудитория смеется]. Или вы становитесь тренером. Будучи великолепным игроком, вы проигрываете каждую игру со счетом 3-0. Я этого не хотел. Я всегда хотел быть по-хорошему взволнован. Мне кажется, что необходимо принимать какие-то меры, готовить игроков к завершению карьеры.

Футбол – это наркотик. Каждую неделю, а иногда и дважды в неделю ты ставишь себе волшебный укол
Футбол – это наркотик. Каждую неделю ты ставишь себе волшебный укол

Вы когда-нибудь выступали экспертом?

– Никогда не буду экспертом.

Вы когда-нибудь станете тренером «Манчестер Юнайтед»?

– Если однажды я стану тренером, то пойду на этот шаг только ради «Юнайтед». Но у команды уже есть классный тренер – Моуринью. Он – победитель. Выиграл очень много. Я уверен, что он принесет немало побед «Юнайтед».

– Вы скучаете по футболу?

– Не скучаю. Когда я закончил карьеру, мне хотелось заняться чем-то другим. Конечно, испытываешь сильные чувства, когда смотришь игры по ТВ и вспоминаешь прошлое. Ностальгия. Будто случайно уловил аромат духов девушки, которую последний раз видел, когда тебе было 15. Мне хотелось уйти и заняться чем-то еще. После я сыграл всего три игры по просьбе друзей. За команду Гиггза, за Марадону и за Зидана в Швейцарии. И все.

– Забивали в тех матчах?

– По-моему… Да, забивал.

– Затем Вы были тренером и сами играли в пляжный футбол. Пляжный футбол – это сложно?

– Люди думают, что пляжный футбол – это легко, но это совсем не так. Конечно, играешь на солнышке, на пляже, но тут можно провести параллель с плаванием. Плаванием в бассейне и в открытом море. И физически, и технически это очень тяжело. В лучших пляжных командах на первых ролях молодые игроки, а не бывшие футболисты. Очень классная игра, но я больше не играю.

Кадр из фильма «В поисках Эрика»
Кадр из фильма «В поисках Эрика»

– Возвращаясь к Вашей актерской карьере. Все мы знаем «В поисках Эрика» как Вашу лучшую работу.

– Я приобрел бесценный опыт, работая с Кеном Лоучем. У нас была идея, которую мы воплотили в трехстраничном наброске сценария, и мы пошли к Кену. Нам повезло. Он был первый, к кому мы обратились, потому что хотели работать именно с ним. Написание сценария заняло два или три года. Актеры ему доверяли, даже не просили сценарий заранее, потому что хотели работать с ним, у него великолепная репутация.

Когда я прибыл на съемочную площадку, об этом никто не знал, я прятался. Стив Эветс вел диалог с плакатом, на котором был я. Я незаметно подошел, ничего не сказав. Обернувшись, он увидел меня, и его реакция была непередаваема. Операторы были наготове и сняли это. Настолько искренние эмоции невозможно сыграть. Этот фильм – дань уважения всем болельщикам «Манчестер Юнайтед».

Читайте также

– Вы много снимались в рекламе, Ваши фото много где использовались. Расскажите об этом.

– Мои фото используют, и за это мне платят. Мы живем в мире, в котором очень многие пытаются вам навязать, каким нужно быть, как следует одеваться. Что касается меня, я всегда говорю, зачем мне создавать свой образ, если я – это я. Это мой образ, хотите ли вы этого или нет. Раньше я выражал себя на футбольном поле, теперь я выражаю себя во многих других вещах. Будьте собой.

Я был в разных ситуациях и вел в них себя так, как хотел, как считал нужным. И всегда буду так себя вести. Естественно, как мужик, потому что я – мужик… Нет, не просто мужик, я – Эрик Кантона [толпа взрывается аплодисментами].

Больше всего я стараюсь оставаться самим собой. Пытаюсь. Я считаю, что быть таким, каким тебя хочет видеть общество, легче всего. Они используют мой образ, платят за это. Они используют меня, но и я использую их. Важен сценарий, важен режиссер. Я хочу делать рекламу, но именно хорошую рекламу. Никогда не соглашусь на то, что мне не нравится, сколько бы ни заплатили. Конечно, мне нужны деньги, но делать что-то стоящее и гордиться собой – гораздо важнее.

Я – мужик… Нет, не просто мужик, я – Эрик Кантона
Я – мужик… Нет, не просто мужик, я – Эрик Кантона

– Все мы смотрели «Эрик Кантона – главный по футболу». 50 миллионов просмотров.

– Может, даже больше. Мне это нравится. Говорю о футболе и исполняю роль. Это не я. Это «будто бы» я. Смесь моих эмоций. Мне очень, очень нравится быть частью этого. Возможно, потому, что это нравится мне, это нравится и другим людям. Это как игра в футбол: если вы этим наслаждаетесь, то и другие люди наслаждаются, наблюдая за вашей игрой.

– Насколько Вы были расстроены тем, что не выиграли Лигу чемпионов?

– Конечно, хотелось выиграть ее с «Юнайтед». У меня не получилось. Но мы пытались. Что-то выиграли, что-то проиграли.

– Похож ли на Вас Златан Ибрагимович?

– Он – великолепный игрок. Сильная личность. С таким классным игроком, надеюсь, мы многое выиграем. И, я уверен, он сыграет в этом огромную роль.

– Когда Вы говорили с сэром Алексом Фергюсоном в последний раз?

Мне не нравится говорить с людьми, когда я не вижу их глаз. Когда я пришел в «Юнайтед», мы разговаривали, но я не люблю говорить по телефону. То же самое относится и к моей семье, друзьям. Алекс Фергюсон – мой друг, но разговариваем мы нечасто.

Источник
Автор
Скотт Паттерсон
Перевод
Андрей Кузнецов
Редактура
Евгения Шестакова
Эрик Кантона Алекс Фергюсон Лидс Мишель Платини Шеффилд Уэнсдей Ливерпуль Йохан Кройф

Другие материалы категории «Интервью»

Комментарии

Наверх