1 513

Жозе Моуринью: Без купюр. Введение

ManUtd.one начинает перевод новой книги журналиста Роберта Бизли, который как никто другой был близок к тайнам Моуринью.

«ОЛД ТРАФФОРД», 2004 ГОД

Уверен, что, как и многие футбольные фанаты по всему миру, я впервые заинтересовался Жозе Моуринью во вторник вечером 9 марта 2004 года. Несомненно, любой фанат в Англии заговорил о нём: это тот самый сумасшедший парень в тёмном пальто, который бежал и прыгал вдоль бровки на «Олд Траффорд».

Моуринью имел полное право на то, чтобы радоваться. Гол бразильского звёздного футболиста Коштиньи сравнял счёт на последних минутах в матче против «Манчестер Юнайтед», это был момент ликования для тренера и его команды «Порту». Это была 1/8 финала Лиги чемпионов, и гол опорного полузащитника выбил «Юнайтед» из борьбы, а для «Порту» это стало началом пути к завоеванию трофея. Для Моуринью это был знаменательный момент в том числе и потому, что, в конце концов, уверенная победа со счётом 3-0 в матче против «Монако» в финале в Гельзенкирхене (Германия) 26 мая означала, что через месяц этот мужчина в пальто, возглавив «Челси», назовёт себя «Особенным». И вот именно это заставило по-настоящему обратить на него внимание.

Сейчас я должен сказать, что я фанат «Челси», я болею за них с финала Кубка Англии 1967 года, когда «Челси» играли против «Тоттенхэма». Мне в то время было 7 лет, и я был помешан на футболе. В предыдущее лето Англия выиграла чемпионат мира, и, верите вы этому или нет, финал Кубка Англии был следующим важным матчем, который показали в прямом эфире по телевизору. Сложно в это поверить, когда живешь в современном мире с огромным количеством каналов в цифровом формате сверхвысокой чёткости и 3D, когда мы можем каждый день смотреть футбол на телевизорах на всю стену. Но не в бурные шестидесятые. Поэтому день финала Кубка Англии был чем-то особенным, это был важный день для всей нации, а не только для фанатов играющих команд.

В мае 1967 года я не поддерживал никакую команду, хотя мой отец часто водил меня на матчи «ФК Нанитон Боро» из моего родного города, и мне очень нравилось. Но это не было так привлекательно, как просмотр финала Кубка Англии, поэтому 20 мая я чувствовал огромное волнение. В то утро я и мои друзья отправились на площадку в социально-культурно- развлекательный клуб для шахтёров на Хит Энд Роуд в Нанитоне, и мы разыграли финал. Я был в команде «Челси», и правила были просты: первая команда, забившая 10 голов, выигрывала. Мы выиграли, и это далось нам легко: мы выиграли где-то со счётом 10-5 или 10-6. В общем, выиграли.

После этой великой победы я пошёл домой и с уверенностью заявил своим отцу, матери и старшей сестре Элисон, что «Челси» победит в тот день. Но этого не произошло. Голы Джимми Робертсона и Фрэнка Сола обеспечили победу «шпорам» со счётом 2-1, за «Челси» лишь на 85-минуте гол престижа забил великолепный Бобби Тэмблинг. Думаю, что я мог стать глорихантером, переметнуться к победителям «Тоттенхэму» и забыть тех неудачников в синей форме, но что-то такое всколыхнулось у меня в глубине души, чувство, вызванное поражением, и в тот день зародилась моя любовь к «Челси». 

Тогда я не знал, что через 20 лет я буду спортивным журналистом, который регулярно будет писать про «Челси», что я познакомлюсь со звёздами и важными фигурами в клубе, в совете директоров и раздевалке, в пресс-центре. Поэтому я приложил все силы, чтобы оказаться там в тот день, когда Моуринью был представлен на «Стэмфорд Бридж» и возглавил «мой» «Челси».

Я хотел увидеть, что это вообще за человек, сразу же представиться и попытаться установить с ним те близкие отношения, которые были у меня с Кеном Бейтсом, Мэттью Хардингом, Гленном Ходдлом, Рууд Гуллитом и Лукой Виалли. Итак, в воскресенье 2 июня 2004 года я направился на «Бридж», чтобы услышать, как Моуринью говорит свои знаменитые слова: «Особенный», которые с того момента стали его прозвищем по всему миру. Он был великолепен. Он очаровывал. Он имел огромный успех.

К несчастью, в тот день организация пресс-конференции была ужасной. Почему-то «Челси» решили провести пресс-конференцию у себя в пресс-центре, маленьком помещении недалеко от туннеля и раздевалок, расположенном так, чтобы после матча тренер мог легко туда пройти. Однако приход Моуринью был международной сенсацией. Там были телевизионные репортеры, радиорепортёры и журналисты со всей Европы, которые ждали его. Комнаты и мест явно не хватало. Поэтому было решено провести пресс-конференцию, или, если быть более точным, пресс-конференции, поэтапно.

Сначала было официальное представление перед всеми, в пресс-центре было слишком много людей, что не соответствовало нормам комфорта и безопасности. После этого был ряд пресс-конференций с избранными маленькими группами репортёров-представителей международной прессы, британского телевидения, радиорепортёров, журналистов из ежедневных британских изданий, а затем и для журналистов из воскресных изданий. Каждая группа искала что-то особенное для своего репортажа, что-то эксклюзивное про Моуринью, то, что ещё не было сказано на общей пресс-конференции. Это всё не было чем-то необычным, но было необычно то, что клуб попытался провести всё это в одном из самых маленьких помещений на стадионе. 

Я был журналистом в воскресной газете в то время, и, как всегда, мы были самыми последними. Потому что дедлайн для наших отчётов был не раньше, чем выходные дни, а не тот же самый день. Следовательно, нам можно было подождать. Проблема в том, что тренеры и игроки быстро устают от вопросов, и к тому времени, когда они уже ответили на все вопросы и очередь доходит до репортёров из воскресных газет, им уже надоедает это, и они хотят уйти. Часто пресс-конференция, которая должна длиться 20 минут, проходит всего за несколько.

Другая проблема состоит в том, что репортёры воскресных газет должны следить за тем, какие вопросы уже задали телевидение, радио и ежедневные издания на более ранних конференциях. Это не шпионаж и подслушивание, это делается для того, чтобы избежать повторения и убедиться, что вопросы будут другими, чтобы рассказать что-то новое. Давайте будем честными: никто не хочет взять в руки воскресную газету или зайти почитать воскресные новости в интернете и увидеть там информацию, которую они уже посмотрели на телевидении, услышали по радио или прочитали в ежедневных газетах несколько дней назад. Проблема заключается в следующем: как можно следить за всем, если ты стоишь снаружи? Достаточно будет сказать, что я не был рад тому, что все сведения, которые мы получим от Моуринью, станут уже старыми новостями к выходным.

Поэтому прежде чем началась воскресная конференция, я предъявил свои претензии пресс-атташе «Челси» Саймону Гринбергу. Он сидел возле Моуринью за столом, когда я начал с ним ругаться. Это было краткое резкое замечание о том хаосе, который происходил на пресс-конференции. Я уверен, что я высказался бы в любом случае кому-либо, какое бы это ни было мероприятие, потому что организация была ужасной, но признаюсь, что в этом я также видел идеальную возможность для того, чтобы меня сразу же заметил Моуринью. Это сработало. Он не мог не заметить моего краткого, но убедительного вмешательства. Я знал, что он меня заметил, я знал, что он отметил это про себя, и я знал, что мне удалось создать первое впечатление. Это должно быть было что-то вроде: «Ха, кто этот буйный, крикливый парень?» или и того хуже, но, по крайней мере, я выделился. Это было начало.

Теперь моей задачей стало использовать это впечатление, пытаясь наладить близкие и, я надеялся, продолжительные отношения. Мне это удалось, даже больше. И так всё началось.

Продолжение следует...

Перевод: Лёля Голуб

Редактура: Евгения Шестакова