!DESKTOP_VERSION!
Земляной Вал, 9 109004 Москва, Россия
+79165566002

Sharpey shuffle: как один из «птенцов Ферги» не понял, что такое настоящий футбол

Sharpey shuffle: как один из «птенцов Ферги» не понял, что такое настоящий футбол

Не Бестом единым. Кто был крут на поле и так же отжигал на вечеринках? Предлагаем вам немного отдохнуть от трансферных новостей и окунуться в безбашенную историю Ли Шарпа. Этот парень знал, как точно положить мяч в ворота и так же точно опрокинуть пинту пива после матча.

1988 год. В Великобритании, в графстве Девоншир, в городе Торки на поле одноимённого клуба «Торки Юнайтед» выходит юное, 16-летнее дарование. Ли Шарп. Тогда ещё не имя нарицательное, тогда ещё никому неизвестный. Среднего роста брюнет с большими амбициями и громадными планами, искренне считающий, что Бог есть футбол. Вдохновлённый и вдохновляющий.

Ли Шарп и Андрей Канчельскис
Ли Шарп и Андрей Канчельскис

«Торки Юнайтед» только-только вышел из Четвёртого Дивизиона, но особых надежд команде и тренерам это не прибавило. Для Шарпа же это был первый серьёзный футбольный клуб и реальный шанс проявить себя в деле. Поэтому на первую тренировку вингер шёл с радостным предвкушением побед и свершений.

Зайдя в раздевалку, Ли сразу же столкнулся с местной звездой команды, бессменным голкипером Кэнни Алленом. Позднее Шарп поделится своим первым впечатлением: «Он был похож на страшного монстра из мультика «Скуби-Ду». Ну, на того, который снимает маску в конце каждой серии. Жуткое зрелище, скажу я вам. У Кэнни были длинные серые волосы и длинные серые усы. Ноги – тоже длинные и тонкие. Встретив его просто так на улице, я бы с лёгкостью дал ему не меньше 60 лет. Он очень много курил, бесконечно много. Явно больше 40 сигарет в день. Я зашёл в раздевалку и сразу увидел его. Он сидел и курил. На нём были только трусы. Голый торс, нога на ногу и сигареты. И туман. Вернее, конечно, не туман, а какой-то совершенно беспросветный дым от тех папиросок, которые Кэнни раскуривал. Я помню, что подумал тогда: «Пресвятые угодники, неужели это – и есть футбол? Неужели это – та самая красивая игра, которую все так любят, о которой все говорят? Неужели это – ждёт и меня тоже? Кенни, конечно, было совершенно всё равно, что там думает о нём какой-то подросток, невесть почему затесавшийся в клуб. Но, честно говоря, сказать ему в лицо то, что я тогда о нём подумал, я не решился. Иначе бы я там больше не играл».

Первый гол Шарпа за «Торки Юнайтед»

Несмотря на негативное первое впечатление, Шарп сыграл за «Торки»  14 матчей и забил 3 гола, после чего юный и нераскрытый полностью талант попал в поле зрения скаутов «Манчестер Юнайтед».

И нет, Ли не думал долго. Его купили за рекордную по тем временам сумму в 180 000 фунтов и он, ни секунды не сомневаясь, сел в поезд на Север, чтобы встретиться со своим новым клубом.

Шарп ещё не раз скажет о том, что после столь крупного трансфера был полностью уверен, что ему не придётся добираться до Манчестера самостоятельно. Молодой звезде английского футбола казалось, что за ним обязательно должны прислать такси или, на худой конец, какого-то человека из клуба, пусть даже не очень важного, пусть даже любого мальчика на побегушках, главное – кого-то в сопровождение игрока, который в 17 лет едет выступать за один из сильнейших клубов Англии. Но этого, конечно, не произошло. Обстановка в «Юнайтед» была нервной, на Фергюсона оказывалось колоссальное давление в связи с тем, что команда не выигрывала вот уже много лет, и поэтому максимум, на что оказался способен сэр Алекс – встретить Шарпа на вокзале. Что, безусловно, уже дорогого стоит. Усадив футболиста к себе в машину, САФ повёз его на «Олд Траффорд», бесконечно интересуясь, как тот себя чувствует после шести часов дороги.

Шарп и Фергюсон
Шарп и Фергюсон

В «Театре Мечты» Шарпа ожидала экскурсия и процедура знакомства – «вот огромное поле, вот наши раздевалки, вот трибуны. А вот – наш новый игрок. Знакомьтесь, ребята». Казалось, что Шарп – самое важное приобретение сезона за миллион фунтов. Все без исключения футболисты ему улыбались, пожимали руку и желали удачи. Шарп был уверен – он выиграл супер-приз в лотерее. Лучше этого ничего не может быть.

Впервые в составе «Юнайтед» Шарп вышел на поле в конце сентября 1988 года, а первый гол в ворота противника забил в матче Первого дивизиона тоже в сентябре, но уже 1989 года. Спустя два года Ли удостоился награды «лучший молодой игрок по версии ПФА» и, безусловно, сильно вырос как футболист. Однако ни огромный потенциал, ни первоклассный тренер, ни большие возможности не смогли удержать Шарпа от того, что принято называть «потерей ориентиров»: англичанин ударился во все тяжкие и сумел сильно испортить отношения с человеком, который сделал его своим птенцом – с Ферги.

Ли Шарп на тренировочный базе в Клиффе, 1989 год
Ли Шарп на тренировочный базе в Клиффе, 1989 год

Конец сезона 1992 года был для «Юнайтед» очень тяжёлым: четыре матча за неделю, в ходе которых «красные» потеряли те два очка форы, что у них были. Оступившись и победив только в одной из игр, «Ман Юнайтед» уповал только на одно – что «Лидс» - на тот момент являющийся основным конкурентом манкунианцев – даст осечку и проиграет. Можете себе представить, насколько нервным и дёрганым был в тот период Фергюсон. И можете себе представить, какой была его реакция, когда ему донесли, что в день матча Ли Шарп был замечен в компании Райана Гиггза в пабе в Блэкпуле. Тренер не поверил, ведь предстояла важная игра, и два ключевых игрока клуба, на его взгляд, просто не могли так поступить. Не поверил, но решил всё же удостовериться самостоятельно.

Ещё на подъезде к дому Шарпа Фергюсон уже знал, что вечеринка в самом разгаре. 12 человек, включая Гиггза, Шарпа и молодёжный состав «Юнайтед», литры алкоголя, максимальная мощность музыкального центра, смех, крики, радость и веселье. Всё закончилось достаточно быстро – САФу было достаточно просто встать в дверном проходе, чтобы основная часть футболистов исчезла со скоростью ветра. Остались Шарп и Райан. И в этот раз именно Ли испытал на себе действие «фена» сэра Алекса.

«Ты хочешь стать великим футболистом? Ты никогда им не станешь. Ты никогда им не станешь, если не поймёшь, что нужно чем-то жертвовать. Чем ты пожертвовал сегодня? Да ничем. Сегодня ты наплевал на свой клуб, на свою команду, на своих болельщиков. Ты на всё наплевал. А ведь тебе нужно было просто ограничить себя в этом веселье. И сделать это – Ли, ты слышишь меня? – сделать это ради себя самого, ради своего будущего успеха. Ты хочешь выходить в старте? Жертвуй. Ты хочешь играть в основе? Отказывайся от всего, что не делает тебя хорошим игроком. Чего ещё ты хочешь? Ты понимаешь, что ты с каждым днём всё больше и больше теряешь скорость? Осознаёшь ли ты, что это трагически скажется на твоей карьере? Или ты совсем ничего не понимаешь и не хочешь понимать?!».

После хорошей победы можно и выпить: Ирвин, Шарп, Гиггз, Мэй и Паллистер после победы над «Ливерпулем»
После хорошей победы можно и выпить: Ирвин, Шарп, Гиггз, Мэй и Паллистер после победы над «Ливерпулем»

Несмотря на то, что отповедь предназначалась Шарпу, воспринял её Гиггз, молча стоявший рядом, и смотрящий на своего тренера. Именно после того случая Райан пусть и появлялся на различных тусовках, пусть и позволял себе пропустить пару стаканчиков, но никогда не выходил за грань дозволенного. А Шарп…

Шарп ударился в ночную жизнь. Бары, клубы, рестораны, дискотеки, пабы – он даже не запоминал названий, не помнил, с кем и что отмечал в любой из дней, как оказался дома, и на матч против кого ему предстояло выйти буквально завтра. Однако, несмотря на это, стабильно приезжал на тренировки, правда, показывал уже совсем другие результаты.

Отношения с Фергюсоном стремительно портились, но вместо откровенного разговора со своим наставником Шарп отправлялся покупать новый автомобиль, делать новую стрижку или ужинать с новой девушкой, коих, к слову, тоже было бессчётное количество. И это тоже было сложно для восприятия Ферги, который всю свою сознательную жизнь прожил с Кэти.

И хорошо поесть: с Кантона в ресторане «Олд Траффорд»
И хорошо поесть: с Кантона в ресторане «Олд Траффорд»

После одной из вечеринок Шарп, выпивший изрядное количество бурбона, внезапно вспомнил, что завтра – matchday. Быстро распрощавшись со своими компаньонами, футболист вышел на парковку и сел в первую попавшуюся машину. Ключи были в замке зажигания. Хозяин авто – у дверей клуба стоял с букетом цветов и, по всей видимости, встречал возлюбленную.

Крики «Эй, ты куда, это моя тачка!» утонули в визге тормозов, поскольку Шарп всегда трогался с места в лучших традициях Мики Хаккинена во времена его карьеры в McLaren Mercedes. Картина получилась, как в лучших традициях американских несмешных комедий, - один угоняет машину, другой несётся за ним на всех парах, выбрасывая всё, что в тот момент есть в руках. В нашем случае история умалчивает, выбросил ли владелец спорткара (а это был именно спорткар) букет или нет, но это, по сути, принципиального значения не имеет.

Читайте также

Мистер Надёжность. Денис Ирвин

Как Вы думаете, кто является лучшим трансфером Алекса Фергюсона за двадцать шесть лет его правления в «Манчестер Юнайтед»?

Ситуация разрешилась пару улиц спустя, когда ни о чём не подозревающий Шарп остановился на красный сигнал светофора. «Что значит “не ваша машина”?» - с недоумением уточнял полузащитник, вольготно привалившись к капоту. А несколькими минутами позже очень усердно пытался сфокусировать взгляд на номерных знаках. Это ему, в конце концов, удалось, и Ли облегчённо рассмеялся: «Ну надо же! А я уже начал думать, почему это моя крошка совсем не разгоняется!». Ну а дальше – несколько автографов, разговоры о футболе, коронный танец «буги-вуги», которым Ли всегда праздновал свои голы, и вот он уже едет домой на такси, тихо посмеиваясь на заднем сидении.

И развлечься: с Брайаном Робсоном и группой «Status Quo»
И развлечься: с Брайаном Робсоном и группой «Status Quo»

А наутро об этом узнает Фергюсон.

Дальше основным занятием Шарпа станет разогрев скамеек для игроков основы. Ферги потеряет доверие к своему игроку, а значит, практически перестанет выпускать его на поле. Впрочем, на какой-то момент футболист и не заметит этого, увлечённый своей новой пассией, которая, помимо всего прочего, уговорит его больше бывать в клубах, больше тратить денег, больше тусоваться, ведь жизнь так коротка, что может и не стоит тратить её на футбол?

В сезоне 1992\93 года слухи о том, что Ли принимает наркотики, достигнут своего апогея. Медики «Манчестер Юнайтед» сделают официальное заявление: Ли Шарп болен вирусным менингитом. Один из друзей Шарпа расскажет прессе: Ли Шарп давно и много курит травку. Шарп возмутится: «Я?! Да, я сделал пару затяжек, чтобы просто попробовать, что это такое. Но я сразу же почувствовал себя настолько плохо, что отбросил в сторону эту дрянь. Я – спортсмен, я – футболист. Я никогда не прикоснусь к наркотикам».

Ферги промолчит на пресс-конференции.

Вернувшись в строй, Шарп займёт уже совсем другую позицию на поле и ввяжется в новую авантюру: он будет встречаться сразу с двумя девушками, каждая из которых в последствии станет не только заявлять свои полные и безоговорочные права на футболиста, но и устроит ряд скандалов в СМИ, за счёт которых репутация Шарпа в очередной раз окажется испорченной. Ли разберётся с этой проблемой. Средства массовой информации найдут новый повод для обсуждений.

Ферги промолчит на пресс-конференции.

За всем этим шумом люди стали забывать насколько крутой Ли Шарп был футболист. Очень крутой
За всем этим шумом люди стали забывать насколько крутой Ли Шарп был футболист. Очень крутой

Шарп отыграет за «Юнайтед» в общей сложности 8 лет, и уйдёт после сезона 1995\96 в «Лидс Юнайтед». В команду, которую ещё совсем недавно он люто ненавидел и старался разрывать на поле. После завершения своей карьеры в статусе «красного» Ли даст интервью, в котором выскажет своё мнение о сэре Алексе: «Был ли Фергюсон хорошим тренером? Ну что вы. Мы все смеялись, когда он пытался проводить тренировки. Он не был тренером. Он был менеджером, и эта роль подходила ему идеально».

И многим-многим позже, достаточно повзрослев и поняв, что прошлого не вернуть, что карьеры так и не получилось, но зато получились отличные тусовки, качественный алкоголь и случаи, которые надолго вошли в фольклор английского футбола, Шарп принесёт свои извинения и болельщикам клуба, и партнёрам по команде, и Ферги.

И да, Ферги ничего не скажет об этом на пресс-конференции.

Но простит. Потому что птенцы могут вылететь из гнезда, но для кого-то они навсегда останутся птенцами. Весёлыми, безбашенными, совершающими глупые и не очень ошибки, не реализующими свой потенциал, танцующими буги-вуги, забивающими невероятные голы, отдающими сумасшедшие передачи, попадающими в светские и криминальные хроники…  Всё равно остаются птенцами. Птенцами Ферги. И ради одного только этого стоило всю жизнь болеть за «Астон Виллу» и стать настоящим футболистом в «Манчестер Юнайтед». Стоило всё потерять, но вернуться в большой футбол, пусть даже и в качестве спортивного комментатора. Стоило зайти тогда в эту раздевалку в «Торки Юнайтед», увидеть курящего Аллена и много лет спустя понять – нет, всё это не есть настоящий футбол. Настоящий футбол – это то, от чего ты никогда не уйдёшь окончательно. Как бы ты не пытался.

Читайте также
Автор
Дарья Шуткова
Ли Шарп Алекс Фергюсон Райан Гиггз

Другие материалы категории «Авторская колонка / Ретро»

Комментарии

Наверх