623

Уэйн Руни: Путь к мечте

Стив Бартрам о пути Уэйна Руни к футбольной вершине.

Резюме, написанное тренером «Эвертона» Энди Виндзоре в 1996 году, в конце первого сезона Уэйн Руни в клубном Центре Превосходства, поразительно точно предсказало карьеру игрока, которого ожидало будущее лучшего бомбардира сборной Англии всех времен и, за исключением шокирующей череды событий, «Манчестер Юнайтед».

Оно, впрочем, также несколько занижало способности футболиста, в 29 играх сезона с «Эвертоном U10» он наколотил 114 голов (в среднем чуть менее четырех за игру). Для самого Руни, однако, только одна игра была запоминающейся.

«Единственная игра, которую я помню сейчас, была против «Манчестер Юнайтед», когда мы разнесли их со счетом 12-2 и я забил ударом через себя с края штрафной,» — расскажет он позже. — «Когда я забил, я слышал, как родители всех игроков на поле начинают хлопать. Я всегда буду помнить тот день».

То же самое касается Пола МакГиннесса, тренера «Юнайтед U10», чьи подопечные проводили свой первый полноценный матч. Ребят было так мало, что на ворота пришлось позвать Каспера Шмейхеля, сына Петера, ведь другого голкипера просто не было.В той встрече Руни отличился 6 раз, а Макгиннессу было о чем поговорить с Алексом Фергюсоном после матча.

«Я помню, как вернулся и сказал, что мы проиграли с разницей в 10 мячей» — вспоминает он. — «Никому вообще не захочется упоминать такие факты в разговоре с менеджере — но я не забыл и о пареньке, сделавшем тот день» .

Интерес «Юнайтед» был очень настойчивым, хотя они и знали о том, что Руни — набожный мерсисайдец с мечтой играть за клуб и не собирается покидать графство. Смущенный этим фактом, игрок также задумывался о переходе. По словам Фергюсона,«Юнайтед» пытались подписать Руни дважды, прежде чем наконец получить его. В первый раз, когда нападающему был 14, это произошло после встречи команд U15 между «красными и «синими» на «Элтринчем» в Мосс Лейн, тогда тренер Джим Райан впервые увидел молодого Руни.

«Это была хорошая игра, которую, по-моему, мы выиграли 5-1 или 5-2, но несмотря на то, что они пропустили довольно много голов, этот парень просто не сдавался,» — вспоминает шотландец. — «Даже в последние пять или 10 минут он проходил слева и выстреливал по воротам. Промахиваясь, он растроенно бил по воздуху, что довольно необычно для подростков.

Там он показал себя лучшим футболистом среди всех, что я когда-либо видел в этом возрасте. Проблема с такими детьми состоит в том, что вы не можете сравнить их. Дэвид Бекхэм достиг того же уровня, что и Уэйн, но вы бы не стали сравнивать их, они совершенно разных типов. Я вспоминаю Уэйна в то время и думаю, что у него есть все качества Дэвида: эта стойкость, это нежелание останавливаться, эта эффективность. Я был очень впечатлен не только его навыками, ведь он играл так хорошо, но и его боевым духом и настроем спасти игру в любой момент. Если большинство его ровесников в этом возрасте проигрывают в три или четыре гола во втором тайме, они часто сдаются, но дикое желание биться выделяло его. Я смеялся про себя: «Он все еще в игре!».

Я знал, я должен был сделать что-то. Я не мог понять, насколько сильным он был с моей точки зрения, и я подумал про себя: «Я должен узнать, на что он способен». После игры был прием для мальчиков «Эвертона». Они наслаждались бутербродами с напитками, но я увидел одного из своих тренеров, я подошел и сказал «привет» —  на самом деле я хотел постоять  рядом с Уэйном, чтобы увидеть, как он был хорош».

Несмотря на очевидный блеск, Руни было трудно. Ему казалось, что его стремительный прогресс первых несколько лет в «Эвертоне» замедлился, он неоднократно ругался со своим тренером, боролся с болями колена и спины. Поворотным моментом в его карьере стал разговор с бывшим менеджером «ирисок» Колином Харви. Усомнившись в любви к игре по ходу сезона, 14-летний Уэйн  получил помощь в виде зажигательной  речи Харви, которую Руни вспоминает ярко до сих пор.

«Он сказал, что не видел игрока с талантом, который у меня был, так что я мог ошибиться, если бы бросил футбол».

«В хорошем настроении Руни встретил диагноз болезни Осгуда-Шляттера, естественные боли, связанные с взрослением. Кроме того «Эвертон» настаивал, что ему нужно отказаться от занятий боксом, который стал тяжкой, но необходимой жертвой для избавления от боли в спине.

Хотя и свободный от его боли, Руни позже признался: «В течение этого трудного года, мне кажется, у меня развился ужасный характер и я стал ввязываться в драки на поле». Голкипер сборной Англии и «Бернли» Том Хитон, выпускник академии «Юнайтед», поручился за парня, шутя, что это неслыханно для такого уровня», чтобы нападающий молодежки «Эвертона» получал красные карточки как защитник основы «красных» Марк Ховард.

С Руни в команде, юноши «Эвертона» выиграли больше, чем потеряли. Вести о его возможностях и заявках на матчи расползлись по всей стране — и в возрасте 15 лет он был уже отличался в играх за U19 — всегда обеспечивая огромную посещаемость. Скауты «Юнайтед» неизменно были среди зрителей в течение многих лет. Как все расцветающие таланты, Руни был подвержен перепадам в форме, у него случались и тихие выступления, которые немного снижали хайп. По словам экс-главы скаутской службы «Юнайтед» Джеффа Уотсона, однако, наиболее показательным было отношение «Эвертона» к их собственному ценному активу.

«Каждый в этом бизнесе знает, что клуб всегда осведомлен о своем собственном игроке лучше, чем кто-либо другой,» — сказал Уотсон. — «Когда ты говоришь с людьми из «Эвертона», они всегда уверены, что у них в руках звезда в процессе становления. Они были сильно убеждены способностями Уэйна. «Эвертон» знал, кого они получили с самого раннего возраста. Я думаю, Уэйн всегда ждал большей сцены».

Ему не пришлось ждать слишком долго. Руни принимал участие в трех розыгрышах молодежного кубка Англии подряд в составе «Эвертона U18» в возрасте от 14 до 16, и последняя кампания катапультировала его до статуса молодой звезды. Перед полуфинальным ответным матчем против «Тоттенхэма» на «Уайт Харт Лейн» тогдашний босс «шпор» Дэвид Плит провел сессию вопросов и ответов для поклонников. Обсуждая игру в атаке, Плит предупредил фанов о центрфорварде «Эвертона», молодом Уэйне Руни, который очевидно привлек внимание сэра Алекса Фергюсона и уже мог появиться в первой команде «ирисок»до начала сезона.

Этот призыв услышал и Дэвид Мойес, который стал менеджером «Эвертона»  тремя неделями ранее. Вскоре после вступления в должность на «Гудисон Парк», шотландец поведал об особом таланте в рядах своего клуба. Он поехал в Лондон на матч против «шпор» и увидел, как Руни дважды положил мяч в сетку ворот в первые 39 минут, причем, второй с 30 метров после того, как его штрафной удар был заблокирован.

«После матча Руни проинформировали, что он будет членом первой команды в следующем сезоне. Но даже тогда Уэйн все же опередил график, появившись на скамейке запасных спустя 17 дней в выездной игре против «Саутгемптона». Мерсисайдцы выиграли 1-0 и, несмотря на то, что фанаты жаждали появления Руни, он остался на скамейке запасных.

Как Руни отреагиовал на попадание в состав в возрасте всего 16 лет, 5 месяцев и 28 дней? «Я подавился,» — вспоминал он позже. — «В раздевалке я стонал, говоря что я должен попасть в команду, но на самом деле я не знал игроков первой команды, никогда не тренировался с ними».

К тому моменту учебная неделя Уэйна сократилась до двух дней, остальное время он полноценно тренировался с «Эвертоном». Это было особой привилегией, по его словам: «Впервые я понял, что могу стать особенным футболистом». В течение долгих лет мир пришел к тому же выводу. Руни принял участие в передсезонке «Эвертона», затем дебютировал в Премьер-Лиге и сразу получил право носить майку с номером 18 — ранее такую носил Пол Гаскойн — в ничейном матче с Тоттенхэмом (2-2) в возрасте 16 лет и 298 дней. Это событие он отметил футболом на улице со своими друзьями.

Несмотря на появление в стартовой игре, Руни находился под тщательным контролем Мойеса, который очень осторожно направлял энергию чудо-мальчика на пользу команде. Восьмой выход в первой команде принес Уэйну победу во встрече Кубка Лиги против «Рексэма» и два гола, что сделало его самым молодым бомбардиром «Эвертон», и это сняло груз давления с его плеч. Шесть дней спустя он показался на «Олд Траффорд», вступив в схватку за 16 минут до конца напряженного, безголевого матча Премьер-Лиги. Микаэль Сильвестр, который вместе с Лоран Бланом начинал этот вечер в красной футболке, смеется: «Я помню, как Джимми Райан говорил мне: «Смотрите за этим мальчиком. Он быстр». Еще как! Он был молниеносным. Он был непредсказуем, я даже не знал его игры, ведь записей было не так много. Я думаю, даже если бы у нас что-то и был видео, он все равно бы прошел мимо нас. Его было трудно остановить.

Спустя всего четыре минуты после замены Сильвестер наблюдал, как Руни убегает в контратаку с центра поля, проходит самого француза, уклоняется от Пола Скоулза и Райана Гиггза и наносит удар по воротам Фабьена Бартеза, который голкипер с трудом сумел парировать.

Тогда «Юнайтед» сумели забить три гола в концовке встречи и забрать три очка, однако вклад Руни в игру не мог остаться незамеченным. Спустя 12 дней чемпион «Арсенал» почувствовал раздражение после того, как Руни с дистанции сумел забить гол в дополнительное время и прервать беспроигрышную серию «канониров» из 31 матча. Спустя ещё две недели, форвард забил прекрасный гол после сольного прохода в матче с «Лидсом». Этот гол был воспет прессой и привлек огромное внимание со стороны СМИ, что сослужило плохую службу для молодого игрока, ведь после положительных отзывов, он получил первую в своей карьере красную карточку в ничейном матче с «Бирмингемом» во время Боксинг Дэй.
Меньше чем через три месяца, после своего 17-летия, газеты стали говорить о том, что у английского футбола появился новый гений, на которого можно считать надеждой страны.

Сам Уэйн Руни так вспоминал критику, которая обрушилась на него в газетах за его наряд и поведение на ужине, посвященному премии «Человек Года» по версии BBC Sports: «Весь сезон они восхваляли меня и называли глотком свежего воздуха, а затем растаптывали меня, и я становился для них молодым подонком. Нельзя быть успешным во всем, чем ты занимаешься».

Пока внимание и изучение игрока набирало все большую интенсивность, его игра все также оценивалась чрезвычайно позитивно как на уровне АПЛ, так и в играх за национальную команду Англии. Страна знала, каким потенциалом он обладает. Это позволило стране, его поклонникам и прессе помечтать.

«Сэм Эллардайс был первым, кто сказал мне после одной из игр Уэйна: «Тебе так повезло иметь такого молодого таланта», — вспоминает Мойес, которому предстояла нелегкая задача удержать у себя игрока особенно после того, как на карьеру Уэйна повлияло выступление в составе сборной Англии. Свен-Йоран Эрикссон предоставил Руни возможность дебютировать за сборную в феврале 2003 года в матче с Австралией, а через месяц вызвал его на очень важную отборочную встречу с командой Лихтенштейна.

Спустя четыре дня, швед позвонил Мойесу.

«Свен позвонил, чтобы сказать мне, что Уэйн дебютирует за Англию в Сандерленде в матче с Турцией, в это время я ехал в машине,» —  признается шотландец. — Я был очень горд за Уэйна и за его достижения в столь юном возрасте. В то время в «Эвертоне» не было ни одного игрока, который выступал за сборную Англии. Это был период, когда мы хотели перестроить клуб и вывести его на новый уровень, Руни был одним из первых, в этом плане Я был взволнован. Однако в тот период было очень сложно удержать Руни в команде, потому что мы не могли конкурировать с топ-клубами. Если бы Руни пришел на три-четыре года позже, ситуация могла измениться и у нас было больше шансов удержать его у себя».

К сожалению для Мойеса, второй сезон Руни на взрослом уровне не заставил игрока поверить в то, что «Гудисон Парк» является правильным местом для развития его карьеры. Его статистика на клубном уровне изменилась незначительно: в сезоне 2001/02 он сумел отличиться восемью голами в 37 матчах, а в сезоне 2003/04 он забил девять мячей в 40 матчах. Несмотря на это, его выступление за сборную отличалось в лучшую сторону: девять мячей в 12 матчах, а кроме того, невероятное выступление в составе национальной команды на Евро 2004. И хотя турнир для него закончился неудачно и он пропустил четвертьфинал против Португалии из-за перелома плюсневой кости, после этого турнира футбольный мир узнал о мальчишке, который играл как настоящий мужчина.

«Честно говоря, я всегда думал, что если бы Руни не был сломан и сыграл с португальцами, то мы бы выиграли ту встречу и прошли в полуфинал,» — говорит Гари Невилл. — «Он был просто феноменален. Что он делал в то время, его просто никто не мог сдержать. Он мог разворачиваться и бежать с мячом, пасовать, забивать голы, он был агрессивен. У него было все, что должно быть в настоящем футболисте. Он был словно наэлектризован. Он был бесстрашен. Чем важнее была игра, тем, казалось, он больше ей наслаждался. Иногда ты видишь игроков, особенно молодых футболистов, которые нервничают перед матчами, Уэйн не был похож на них . Казалось, что он никогда не боится. Во время Евро 2004 он был просто невероятен».

Несмотря на восторженные возгласы и тонны отчетов скаутов команды, «Юнайтед» не спешил. «Алекс следил за ним с тех пор, как он пробился в юниорскую команду «Эвертона»,» — признаётся бывший исполнительный директор «красных дьяволов» Дэвид Гилл. — »Конечно, мы были заинтересованы в игроке, однако, честно говоря, не спешили предпринимать активных действий, потому что считали, что клуб не отдаст его. Но вдруг «Ньюкасл» проявил к нему интерес».

Переезд с «Гудисон Парк» на «Сент-Джеймс Парк» выглядел маловероятным на тот момент, но в сезоне 2003/04 отношения между Мойесом и Руни сильно изменились, так как сам форвард считал, что тренер не даёт ему возможности развиваться. Это также подтверждалось мнением президента клуба относительно амбиций «ирисок» в качестве топ-клуба и желанием самого Руни уехать из Ливерпуля, города, где он находился под слишком пристальным вниманием. В тот момент, несмотря на то, что за последние восемь месяцев «Юнайтед» приобрел Луи Саа и Алана Смита, Фергюсон обратился к руководству клуба с просьбой купить Руни.

Болельщики «Эвертона» были раздражены. Дом Руни был разрисован граффити, а футболисту и его агенту Полу Стретфорду неоднократно поступали угрозы о расправе. Молодой игрок отчаянно желал отправиться в новое место, но сам «Эвертон» тянул, желая получить как можно большую выгоду от своей новой звезды.

«Нам пришлось договариваться с ними,» — улыбается Гилл. — «Уже в самом конце трансферного окна мы заполучили его». Сделка была завершена в тот день, когда «Эвертон» пожаловал на «Олд Траффорд», та игра закончилась нулевой ничьей. Гилл, Фергюсон, юрист команды Морис Уоткинс, президент «Эвертона» Билл Кенуайт и Мойес завершили переговоры в кабинете Фергюсона после матча.

После того как новости о трансфере стали распространятся по клубу, игроки «Юнайтед» не могли сдерживать свое удивление. «Рон Аткинсон говорил, что подписание Брайана Робсона стало верным вложением, словно покупка золота» — вспоминает Невилл. — «То же самое было, когда мы подписали Руни».

Руни переехал на следующий день, 31 августа 2004 года, а у стен «Олд Траффорда» собирались восхищенные толпы в ожидании автографов. Уэйн быстро пробежал через все зоны фотокамер, дал интервью клубному журналу, во время которого 29-летний журналист сразился с молодым футболистом в армрестлинг.

«Уэйну хватило всего пару секунд, чтобы обдумать моё предложение» — писал журналист. — «И столько же времени ему понадобилось для того, чтобы сжать мою руку и согнуть вниз».

Поначалу удачный переход Руни отразился мрачными впечатлениями в следующие несколько недель, так как футболист большую часть месяца провел вдали от основного состава. Его плюсневая кость лечилась и требовала бережного отношения. Основное время он проводил на базе в Каррингтоне, где знакомился с людьми, тренировочным процессом, даже кухней и прачечной.

Также форвард часто посещал спортивный зал, где разговаривал с тренером по физподготовке Миком Клеггом об их общей любви к боксу. Главной целью всех занятий было вернуть новую восьмерку команды в идеальную форму.

«Руни очень сильно хотел набрать форму» — вспоминает Клегг. — «Он побыстрее хотел начать играть в футбол. Если что-нибудь удерживало его от игры в футбол, он хотел побыстрее с этим расстаться. Он просто хотел играть».

Фергюсон предположил, что скамейка запасных станет подходящим местом для Руни в матче Лиги чемпионов с «Фенербахче». Но уже на пресс-конференции перед матчем он признался, что Руни выйдет в стартовом составе.
За день до матча голкипер соперника Русту Рекбер поставил под сомнение успех молодых игроков. «Люди ожидают больших вещей от Руни, но у него нет опыта выступлений на таком уровне. Я не опасаюсь ни его, ни Руда ван Нистелроя, ни любого другого игрока «Юнайтед».

Следующий вечер станет кошмаром для Рекбера и его партнёров по команде. А для Руни, оформившего хет-трик в своей дебютной встрече, эта игра станет красивой мечтой.

Перевод: Григорий Черагин и Максим Саблин

Источник: manutd.com