646

Как Андрей Канчельскис пробил Железный Занавес

О единственном советском футболисте в составе «Юнайтед».

Андрей Канчельскис на протяжении своей карьеры никогда не боялся принять вызов, и приходилось ему делать это не раз. До того как массовый исход футболистов из Европы и Латинской Америки в страны Ближнего Востока стал обычным делом, Канчельскис на закате карьеры отправился в столицу Саудовской Аравии за большой зарплатой. Но кто может его осуждать?

Он обладал невероятным артистизмом и превосходным мастерством, способным держать в напряжении зрителей. Кто еще мог, стоя на мяче, приветствовать своих преданных поклонников, как это делал он на матчах «Рейнджерс»? Он был загадочной рок-звездой с обезоруживающей улыбкой, и завораживал тысячи людей своими танцевальными движениями и молниеносной скоростью. Его представления были скорее голливудским блокбастером, нежели бродвейской постановкой, а их фоном служили непредсказуемые времена перестройки. Его спортивная карьера началась в годы развала Советского Союза и возникновения новых государств. Подходящая обстановка для человека, решившего прожить свою жизнь разрушая границы. Конечно, он не был причиной всего этого беспорядка, но его судьба тесно переплелась с данными событиями.

Отъезд в Саудовскую Аравию стал большим разочарованием для него, так как там он не смог воссоздать ту скоростную игру, полюбившуюся ему в «Манчестер Юнайтед», «Эвертоне» и «Фиорентине». Всё же, не падая духом и ожидая лучшего предложения, он вернулся домой, чтобы провести три года в российской Премьер-лиге, а затем занялся тренерской деятельностью.

Само понятие дома было довольно абстрактным для Канчельскиса. Он родился в семье литовцев в городе Кировоград, выступал за сборную СССР (за которую он забил последний для этой сборной гол в ворота Кипра в 1991 году), за сборную СНГ и России, а также получил британское гражданство, прожив более десяти лет в Великобритании.

В начале девяностых многие бывшие советские футболисты стали пробиваться в более стабильные и состоятельные западные лиги. Александр Мостовой, Шота Арвеладзе и Валерий Карпин – все они провели более десяти лет за пределами СССР, но Канчельскис был первым, кто уехал после распада Советского Союза.

Для футболистов это был непростой период, так как им предстоял выбор страны, за которую они будут выступать, а жесткая структура лиг, которая обычно не предусматривала переход игроков, стала открыта для нового рынка.

Для карьеры игрока, которая прежде была ограничена одной командой или, по крайне мере, одной лигой, открылась возможность избежать угнетающих рамок.

Канчельскис вырос в молодежной системе клуба «Динамо» Киев под присмотром легендарного тренера Валерия Лобановского, благодаря которому состоялся дебют молодого вингера на международном уровне, перед его переходом в донецкий «Шахтер» в 1990 году. В то время когда ведущие лиги Восточной Европы не получали достаточного освещения в прессе, многим игрокам, которые хотели пробиться в Англию, Италию или Испанию, нужна была помощь, чтобы их заметили.

Валерий Лобановский. 

Вскоре состоялся переломный для Андрея момент. Он попал в поле зрения норвежского агента, работающего с молодыми игроками, как раз в тот момент, когда cэр Алекс Фергюсон крайне нуждался во фланговом игроке.

Руне Хауг позже оказался втянут в дело по обвинению в подкупе, в частности Джорджа Грэма. Целью было подписание Йона Йенсена и Пола Линдерсена, что, в свою очередь, привело к увольнению Грэма. Но до того как его репутация была испорчена, Хауг был довольно неплохим агентом. Фергюсон пришел в восторг, увидев запись игры Канчельскиса против Италии, затем он лично отправился смотреть его игру против объединённой Германии.

Тогда в Премьер-лиге лишь 11 игроков являлись не британцами, а выходцы из Восточной Европы были знакомы лишь по послевоенному туру московского «Динамо».

В те годы даже Эрик Кантона был отвергнут Эмлином Хьюзом, назвавшим его вульгарным иностранцем, несмотря на то, что он родился всего лишь за Ла-Маншем. В то время иностранные игроки не вызывали никакого доверия, а последствия холодной войны вызывали особую неприязнь к жителям Советского Союза.

Канчельскису не понадобилось много времени, чтобы изменить предвзятое отношение и завоевать расположение в Манчестере своим поведением на поле и за его пределами. После трех удачных сезонов, в которых «Манчестер Юнайтед» трижды стал обладателем титула Премьер-лиги и завоевал Кубок Англии, Фергюсон предложил ему новый контракт, сделавший его одним из самых высокооплачиваемых игроков клуба.

Оставить «Динамо» Киев и попечительство Лобановского было смелым поступком, но покинуть систему советского спорта в целом стало новой ступенью, и теперь он мог удовлетворить свои амбиции.

Причины, по которым спортсмены стремились на Запад, понятны, и кроются они не только в финансах. Когда Советский Союз распался, многие крупные спортивные сообщества, основанные государством, прекратили свое существование или были предоставлены сами себе. В погоне за наживой некоторые «новые русские» пытались контролировать спортивные команды, чтобы использовать их для отмывания денег. Многим было выгодно сотрудничать с Москвой, поскольку прежде она была столицей, а ещё потому, что экономически Россия была стабильней и сильней. Футболистам была предоставлена возможность выбора страны, за которую они будут выступать. Канчельскис выбрал Россию, что шокировало многих. На его Родине на это отреагировали далеко не положительно. Его окрестили предателем за то, что он оставил Украину.

Сборная СНГ, 1992 год: Алексей Михайличенко, Дмитрий Харин, Андрей Чернышов, Владимир Лютый, Игорь Шалимов, Олег Кузнецов, Игорь Колыванов, Андрей Канчельскис, Игорь Добровольский, Ахрик Цвейба, Дмитрий Кузнецов.

Реакция на выбор других футболистов была разной. Карпин, например, уже играл в Москве, когда из СССР образовалась Россия. В Эстонии к нему относились с пренебрежением за то, что он был русским, поэтому, когда он решил присоединиться к Канчельскису в сборной России, это особо никого не огорчило.

Нельзя не рассказать подробнее о мире, который оставил Канчельскис. Западным поклонникам футбола сложно понять, насколько система советского спорта контролировалась государством. Это одна из главных причин того, почему Канчельскис стал революционером в истории современного российского футбола.

Джеймс Риордан был первым, кто смог взглянуть на советский спорт изнутри, когда обучался в Высшей партийной школе в Москве в 1963 году, а позже стал вести передачи о российской и советской культуре. Он даже написал книгу, в которой утверждает, что был одним из первых британцев, игравших в российском клубе – московском «Спартаке», хотя подлинность этой истории вызывает сомнения с момента ее публикации. За несколько лет до своей смерти в 2012 году он написал научную работу, посвященную советскому спорту, в которой рассказывается о беспорядке в системе спорта 20-го века. «В 80-х в советском спорте начали происходить кардинальные изменения, сломавшие устоявшуюся бюрократическую структуру, – пишет он. - До тех пор существовал не только контроль на государственном уровне; утилитарная система не позволяла реально оценить, что скрывалось за внешней оболочкой всеобщих идеалов».

«Москва была центром спортивных событий, когда принимала летние Олимпийские игры - 1980, которым США объявили бойкот. Советский Союз лидировал в медальном зачете, что должно было стать доказательством столь положительного влияния коммунистической партии на спортивные достижения страны. Также это глобальное событие было способом отвлечь жителей Советского Союза, столкнувшихся с экономическими трудностями».

 «Когда эпоха коммунизма прошла, международные спортивные соревнования не вызывали особого интереса и поддержки. Независимые спортивные общества, такие как «Динамо» и клубы армии, положили начало возрождению спортивных клубов и развитию спорта как самостоятельной структуры».

С наступлением капитализма поколение «новых русских» получило возможность продвигать свой имидж и увеличить доходы при помощи футбольных клубов. Это привело к неизбежным конфликтам с трагическими последствиями: генерального директора клуба «Спартак» Москва Ларису Нечаеву застрелили в 1997 году. Владельцы одесского «Черноморца» и донецкого «Шахтера» также были убиты.

Оглядываясь назад, можно сказать, что решение Канчельскиса уехать было правильным, хотя он не мог предвидеть упадок спорта в постсоветское время.

Летом 1994 года у сэра Алекса Фергюсона появился повод для радости: целое поколение молодых игроков пришло из молодежного состава в основной, а его русский вингер продлил контракт. Оставалось только покорить Европу, и время было на его стороне: знаменитая фраза Алана Хансена еще не была произнесена. (прим. «Вы не можете выиграть что-либо с детьми» – замечание в адрес «Манчестер Юнайтед» после поражения в матче против «Астон Виллы» в день открытия сезона 1995/96 Премьер-лиги).

Далее произошел неприятный инцидент с участием агента Канчельскиса Григория Ессауленко. После того как игра рукой вингера привела к ничьей с «Ноттингем Форест», команда вернулась на тренировочную базу в час ночи. Когда Фергюсон собирался отъезжать со стоянки, Ессауленко постучал к нему в окно, сказав, что у него есть подарок. Несмотря на протесты тренера, агент настаивал, и через несколько минут после встречи в отеле аэропорта Манчестера он передал ему сверток. «Это подарок для Вас и Вашей жены, – сказал он. - Надеюсь, Вам понравится».

Ночью Кэти и сэр Алекс развернули подарок. Там было сорок тысяч фунтов наличными. Утром он отдал деньги на хранение в клуб, зарегистрировав их у юриста клуба Мориса Уоткинса, и больше не видел агента на протяжении года. Далее выяснилось, что Ессауленко таким образом хотел добиться выполнения своих требований в последующих переговорах, однако Фергюсон был потрясен этим поступком.

Канчельскис стал жаловаться на боль в животе, которую в клубе диагностировать не смогли, и в результате был исключен из основного состава.

Затем он начал атаку на своего тренера в прессе, и их отношения окончательно испортились. Фергюсон написал в своей автобиографии 1999 года: «Травмы, как правило, резко меняют поведение игрока». Тем самым он подвергал небольшим сомнениям причины произошедшего. «Куда делась эта милая улыбка, его вежливость и признательность, которую он принес с собой на «Олд Траффорд»? Это уже был не тот парень, которого мы забрали из Украины, где, насколько я знаю, он получал 6 фунтов в неделю. Он стал раздражительным и раздосадованным человеком».

Далее выяснилось, что без ведома Фергюсона в контракт Канчельскиса был добавлен пункт, согласно которому ему гарантировалась треть от любой будущей трансферной сделки, и следующим летом он перешел в «Эвертон» за сумму, в 10 раз превышающую 600 000 фунтов, которые «Юнайтед» заплатил за него.

Канчельскис смотрел на это иначе. Он хотел перейти в «Мидлсбро», чтобы играть со своим бывшим одноклубником Брайаном Робсоном, но утверждал, что Фергюсон заблокировал трансфер, потому что «Эвертон» предложил больше. Фергюсон всегда был спокоен в отношении денег, и, как известно, не доверял большинству агентов, но Канчельскис полагал, что ему было интересно лишь набить свои карманы.

За успешными сезонами в «Эвертоне» последовал переход в «Фиорентину», где он так и не смог набрать прежнюю форму. Через 18 месяцев «Рейнджерс» вернули его на Британские острова, где он стал единственным игроком, забившим в дерби Манчестера, Ливерпуля и Старой Фирмы, но его звезда стала угасать. После нескольких месяцев он уехал из Шотландии. «Айнтрахт» из Франкфурта предложил за него 500 000 фунтов, что хоть и намного меньше восьми миллионов, за которые его продал «Эвертон», однако его представители потребовали ту же сумму для себя, и сделка не состоялась.

Десятью годами позже, когда Канчельскис работал генеральным директором ФК «Носта» из Новотроицка, к нему однажды подошел судья и предложил заплатить за гарантированную победу, но Канчельскис отказался. Это был это первый опыт тренерской работы, и хотя попытка вывести маленький клуб с границы Казахстана в Премьер-лигу привлекала его, но, столкнувшись с коррупцией, поглотившей футбол в его родной стране, иллюзии стали рассеиваться.

С его стороны это был смелый поступок. «Носта», вылетев в третий дивизион, практически стала очередным клубом, канувшим в лету. Для маленьких клубов привлечь человека с громким именем – обычная история. Карпин также возглавил армавирский «Торпедо», играющий во втором дивизионе, но потерпел там неудачу: семь матчей без забитых мячей и зона вылета.

Алан Мур, бывший спортивный менеджер, работавший с несколькими командами в России и с Канчельскисом в частности, рассказывает о «Носте»  следующее: «У них был очень маленький стадион. Клуб потратил много денег, чтобы попытаться вывести команду в Премьер-лигу, им оказывала поддержку одна из уральских металлургических компаний, и команда у них бала хорошая. Но в самом клубе творился бардак».

После того как команда вылетела в третий дивизион, Канчельскис отправился в «Торпедо-ЗИЛ», с которым занял второе место в зоне «Запад» второго дивизиона. Затем московский «Сатурн» из-за финансовых проблем вышел из Премьер-лиги, а ФК «Краснодар» занял его место, освободив при этом свое в ФНЛ, куда мог перейти «Торпедо», но через несколько месяцев владелец клуба Александр Мамут расформировал клуб, а Канчельскис был вынужден снова искать работу.

Его следующим местом работы стала «Уфа» – не так давно сформированный клуб из Республики Башкирия с большими амбициями и жесткими требованиями. Несмотря на то, что клуб занял второе место в той же лиге второго дивизиона, где играл его прежний клуб «Носта», Канчельскису не удалось сохранить свой пост на третий сезон. Далее последовал неудачный сезон в латвийской «Юрмале», затем работа в ФК «Волга», после которой в январе этого года он возглавил «Солярис» - клуб, образовавшийся в 2014 году. В апреле он был уволен, так как не смог вывести клуб в ФНЛ.

Что же теперь? Нужно обладать даром ясновидения, чтобы предугадать дальнейший путь Канчельскиса, но можно сказать, что он будет интересным. Мур считает, что на Британских островах мы видели не все стороны Канчельскиса. «Я думаю, он мог бы работать ассистентом тренера в Премьер-лиге Англии или Шотландии. Я бы даже позволил ему возглавить клуб в Ирландии или Чемпионшипе. К нему нужно уметь найти подход, он талантливый тренер, хороший тактик, и ему нужны трудолюбивые игроки».

Его карьера стала ярким примером, послужившим вдохновением для многих, и проложила путь для развития советского и российского футбола. Он был первым, кто вышел из-за «железного занавеса» в западный футбольный мир и достиг небывалых высот. И судя по отзывам болельщиков, можно сделать вывод: Канчельскиса можно любить или ненавидеть, но никак нельзя игнорировать.

Источник: These Football Times